Eurosport

Ярошенко: «Люди видят только верхушку айсберга жизни спортсмена»

Ярошенко: «Люди видят только верхушку айсберга жизни спортсмена»
Eurosport

09/11/2012 в 13:48Изменено 09/11/2012 в 13:51

Во второй части откровенного интервью двукратный чемпион мира Дмитрий Ярошенко рассказывает о непростой судьбе профессионального спортсмена, тяжелом периоде в жизни, связанном с дисквалификацией, а также о том, нужно ли детям знать суровую правду о реалиях российского спорта.

Eurosport Player : Смотрите эти соревнования в прямом эфире

Смотрите на Eurosport

«ПАНКРАТОВА БРОСИЛИ НА ПРОИЗВОЛ СУДЬБЫ»

– О чем Дмитрий Ярошенко жалеет в этой жизни?

– Жалеет о том, что не стал врачом, как его родители. Тем не менее, я прекрасно понимаю, что спорт дал мне очень многое – то, что в обычной жизни я вряд ли нашел бы. При этом я осознаю – спорт это тяжелый труд и очень жестокая вещь. Из-за травмы можно оказаться за бортом в любой момент. В любое мгновение карьера может пойти под откос. Тогда ты становишься никому не нужным, и тебе приходиться заботиться о себе самому, а к такому повороту оказываются готовы очень не многие. Все-таки большой спорт делает спортсмена неким парниковым растением, о котором заботятся и для которого все делают.

– В России, я бы сказал, спортсмен – скорее, одинокий солдат, которого бросают в пекло войны без права отступления. В спину у нас, конечно, не стреляют, как когда-то, но и руку помощи редко протянут.

– Вы не понаслышке знаете, что такое судьба профессионального спортсмена в нашей стране, отчего рискну предположить: спорт в вашей семье на Дмитрии Ярошенко и закончится?

– Люди видят только верхушку айсберга жизни спортсмена, которая блестит и сияет на солнце, но они не видят то, что находится под толстым слоем холодной, мутной воды. Однако основа лежит именно под водой – это тяжелый труд. По поводу дочери могу сказать, моя мама хочет, чтобы Евангелина стала певицей, это ее мечта. Мы с супругой обязательно в детском возрасте поставим ее на лыжи, но в любом случае целенаправленно делать из нее спортсменку не будем. У меня есть голубая мечта – гулять на лыжах со своей дочерью, как когда-то со мной гулял мой отец. Тем не менее, если ребенок мне скажет, что хочет посвятить себя спорту, и я увижу в нем сильнейшее внутреннее желание, которое было у меня, тогда пожалуйста. Меня никто не заставлял ходить на тренировки. Я готовился в любую погоду, и так должно быть у любого, кто хочет чего-то добиться.

Eurosport

– Поделюсь с вами одной любопытной историей, которая случилась со мной в Югорске, в апреле, во время Спринт-тура. Соревнования пришли смотреть начинающие лыжники. Так вот, у одного из них я поинтересовался, для чего он занимается спортом. Но вместо ответа про здоровый образ жизни, внутреннюю уверенность и прочие базовые понятия, услышал: «Я хочу стать как ...», и назвал имя известного лыжника. А в конце спросил, получится ли у него это при определенных результатах. И вы знаете, я не нашел, что ответить. Сказать ему правду о том, что его может ждать на пути профессионального спортсмена, я просто не решился. А Вы своей дочери расскажите о том, что находится в мутной воде?

– Конечно, расскажу! Как только пойму, что она готова воспринять эту правду, обязательно расскажу. До 16-и лет, к примеру, я не вижу смысла говорить с ней на эту тему. В силу того, что я много всего знаю, я просто буду оберегать ее от ненужных вещей. Буду учить ее быть стойкой, быть готовой к ситуациям, когда тебя не берут в команду, даже несмотря на выполненные требования отбора. Подобные ситуации сильно закаляют характер. Просто нужен рядом человек, который сможет объяснить, мол, не нужно бежать впереди поезда, всему свое время. А по поводу этого паренька, могу сказать – в детстве я тоже хотел стать как Юрий Кашкаров или Александр Тихонов, не понимая, насколько это тяжело. Я благодарен своим тренерам, которые сумели привить мне любовь к столь непростому виду спорта. Через не могу, через не хочу, а порой даже через слезы – приходилось терпеть. Дети видят только эту красивую обертку, и это нормально. Но бывает и по-другому.

– Это как?

– Однажды на Камчатке у меня состоялся диалог с молодым спортсменом, лет, наверное, 16-17. Он спросил: «Что мне нужно принимать, чтобы бегать так же быстро, как ты?» Я наивно порекомендовал элементарно витамины, адаптогены вроде элеутерококка и женьшеня. «Это все понятно, – не успокаивался он. – Ты скажи, какие препараты позволят мне бегать также быстро как ты». «Тренироваться нужно очень много, без этого никакая таблетка тебе не поможет, – ответил я. – А вообще, зачем тебе быстро бегать?» – «Хочу в сборную попасть». – «А зачем тебе в сборную?» – «А что там, плохо, что ли?»

Я обалдел от этого парнишки. Не то чтобы в лоб ему хотелось дать… Не люблю людей, которые хотят всего сразу, не приложив усилий к достижению своей цели. Для него оказалось шоком, что для попадания в сборную нужно трудиться не покладая рук, терпеть постоянные лишения. Насколько у человека исковеркано восприятие реальности! У него путь в сборную - это таблетка, и только.

– Да, далеко не всегда на беду человека люди реагируют так, как должны реагировать. Через нечто похожее, наверное, все проходили. С одной стороны, это сильнейшая боль, а с другой – хорошая школа жизни. В одном из первых своих разговоров с Евгением Дементьевым после случившегося с ним меня поразило, насколько человек изменился с точки зрения философии жизни и отношения к людям. У вас такая переоценка ценностей произошла после дисквалификации?

– Я был приятно удивлен реакцией некоторых людей, которые, казалось бы, лично меня совсем не знали. Многие в той ситуации искренне поддержали. Когда нас отстранили от соревнований, и я вернулся в Россию, раздался звонок от Солодкина Александра Наумовича, председателя спорткомитета Новосибирской области. За свою карьеру я с ним пересекался два раза максимум, когда выступал за Новосибирск. Однако это не помешало ему поддержать меня и предложить помощь, если таковая мне бы понадобилась. Сейчас Александр Наумович сам находится в непростой жизненной ситуации, но, увы, я ничем не могу ему помочь, разве что словами поддержки в его адрес и в адрес его супруги. К сожалению, не все в моих силах.

Eurosport

– Друзья остались со мной. Все они ждали окончания срока дисквалификации, ждали моего возвращения на лыжню. Приятно было слышать от них, что если я решу завершать карьеру, им не за кого будет болеть. Бывает, в аэропорту встречаю людей, которые говорят: «Дмитрий, без вас мы перестали смотреть биатлон. Когда дисквалифицировали вас и девчонок, нам стало неинтересно». Что же касается, так называемой шелухи, она отлетела в этот период. К счастью, шелухи этой было немного.

Eurosport.ru и лично Андрей Романов благодарят Дмитрия и Юлию Ярошенко за предоставленные фотографии.

0
0