Eurosport

«3 года муж ел с помощью трубки в желудке». Боксер, получивший 22 миллиона долларов после инсульта

«3 года муж ел с помощью трубки в желудке». Боксер, получивший 22 миллиона долларов после инсульта

03/10/2017 в 09:47Изменено 03/10/2017 в 09:48

Магомед Абдусаламов стал инвалидом из-за халатности врачей.

«Маго, что с тобой?!» – вскрикнул тренер российского боксера Джон Джексон, когда тяжеловес свалился на лавочку в парке во время пробежки. Обморок повторился через три дня, и Абдусаламов отправился в поликлинику. Тесты показали аритмию, доктора рекомендовали отдых и углубленное обследование, но Маго верил в могучее здоровье и не слушал – готовился к бою против кубинца Майка Переса. В случае победы Магомеду открывалась дорога к схватке за титул чемпиона мира.

Магомед Абдусаламов

Малыш, как называют дагестанца друзья, пришел в классический бокс только в 22 года. До этого сын чемпиона СССР по вольной борьбе Магомедгаджи Абдусаламова профессионально занимался тайским боксом. Кавказец быстро взлетел и заработал статус беспощадного панчера. К бою против Переса он подошел с показателем 18-0 – в большинстве схваток Маго выносил соперников за канаты к третьему-четвертому раунду. Абдусаламов не обладал навыками защиты, пропускал много ударов и в основном надеялся только на напор и сокрушающие удары. До боя с кубинцем такая тактика работала, но Перес оказался соперником совершенно другого уровня.

Майк продирался к вершине сквозь джунгли ноунеймов и мешков с похожим бесстрашием и показателями, что и у Маго – 19-0. 10 боев кубинец завершил досрочно, поэтому букмекеры выставили на его рубилово с русским в ноябре 2013-го равные коэффициенты. На итог боя значительно повлиял первый раунд. Абдусаламов сходу полез в атаку и нарвался на несколько сочных ударов Переса, один из которых сломал Малышу левую скулу. Несмотря на очевидное повреждение, судья и врачи не остановили бой, а сам дагестанец поступил так же, как и в случае с аритмией – забил и продолжил борьбу.

Магомед Абдусаламов

«Мэдисон Сквер Гарден» рвало на части – публика давно не видела такого открытого махача. Оба боксера рисковали, особенно Маго, раскрывались и искали путь к победе в атаке. Чаще инициативой владел дагестанец, а кубинец круто защищался и остро контратаковал: в восьмом раунде он сломал Малышу нос и окончательно превратил лицо соперника в отбивную. Бой не остановили и здесь, и Абдусаламов сражался до последнего раунда. Судьи отдали кубинцу победу, закономерность которой Маго признал.

На пресс-конференции проигравший боксер пожаловался головную боль. Но вместо больницы Маго послали на неврологический тест Кинга-Девика, который он прошел с трудом. Обезвоженный Абдусаламов в течение получаса сдавал анализ мочи, который выявил в ней содержание крови. Боксеру становилось все хуже, а руководитель медицинской службы спорткомплекса не предоставил скорую помощь и посоветовал поймать такси, сославшись на спешку из-за центрального боя вечера.

К тому моменту Магомед находился в полубессознательном состоянии и с трудом передвигался. Такси приехало только через 20 минут, в машине боксера вырвало, он несколько раз потерял сознание. Маго доставили в медицинский центр имени Рузвельта, но санитары приемного отделения потребовали позвонить 911, чтобы попасть на прием вне очереди. Боксера зарегистрировали только через 35 минут после приезда. Обследование выявило у него тромб в правом полушарии – хирурги сделали трепанацию черепа и удалили сгусток крови, но было уже поздно. Случился инсульт. У Абдусаламова отняло правую часть тела, из-за критического состояния его ввели в искусственную кому.

Маго выжил только благодаря богатырскому здоровью, но последствия травмы навсегда приковали его к инвалидному креслу. Друзья боксера уверены, что он давно бы умер, не таскай его из больницы в больницу жена Баканай. Женщина посвятила жизнь восстановлению мужа и надеется однажды поставить его на ноги вопреки неблагоприятным прогнозам врачей. Супруга боксера призналась, что в 2016-м Магомед почувствовал себя лучше и к нему частично вернулась речь. «Он очень тихо говорит. Окружающие не слышат, а я его понимаю, привыкла. Кушать мы начали совсем недавно, а до этого у него была трубочка в желудке, ему наливали туда жидкую еду. Пить он тоже не мог», – рада прогрессу сильная женщина.

За бой с Пересом боксер заработал 40 тысяч долларов, тогда как на реабилитацию уже ушло около миллиона. Семья Абдусаламова благодарна за помощь русским и зарубежным спортсменам, которые оплатили лечение. Вскоре после боя отец боксера подал в суд, обвинив Атлетическую комиссию Нью-Йорка в халатности – Абдусаламова вовремя не обследовали и оперативно не обеспечили транспорт в больницу. Спустя три года штат Нью-Йорк выплатил семье боксера 22 миллиона долларов компенсации – это крупнейшая подобная выплата в истории США.

В трагической истории Абдусаламова виноваты судьи, медики и сам спортсмен, который игнорировал проблемы с сердцем и надеялся на железное здоровье. Деньги помогут изможденной семье Маго, но не сделают счастливее. Позитивный момент у трагедии один – после решения суда правительство Нью-Йорка ввело обязательное страхование каждого бойца на 1 миллион долларов на случай повреждений головы.

Другие истории Руслана Хрипуна о боксе:

0
0