Eurosport

Ход ладьей. Почему шахматы застряли в прошлом веке

Ход ладьей. Почему шахматы застряли в прошлом веке

Двигать фигурки невероятно скучно, но еще скучнее – смотреть, как их двигают другие.

У игроков нет крупных контрактов со спонсорами

Индустрия не развивается из-за специфики игры. В футболе или баскетболе людям нужны специальные кроссовки, которые снижают нагрузки на ноги, красивые мячи, футболки, шорты и другие аксессуары, которые изнашиваются, рвутся или теряются. Для шахматной партии нужна лишь доска, фигуры и два человека – этим такой спорт отличается от более подвижных видов. Ферзей, королей и пешки можно использовать годами, шахматистам просто нечего и не для кого рекламировать.

Гроссмейстеры используют образ просто умных людей. У Сергея Карякина контракт с брокерской конторой, но решительно неясно, чем он лучше любого чемпиона «Своей игры». Магнус Карлсен продвигает приложение для смартфонов – оно прокачивает шахматные скиллы пользователей, но вряд ли кому-то интересно за рамками индустрии.

Игроки плохо выглядят

Шахматы, Chess

Остальные наслаждаются атмосферой провинциальной библиотеки, в которую их погружают шахматы. Любой крупный турнир похож на научную конференцию со скучными докладчиками: гроссмейстеры одеваются в одинаковые пиджаки с одинаковым button-down и разговаривают на одинаковые темы. Чтобы зацепить аудиторию крупнее, нужно быть красивыми и постоянно удивлять. Серьга в ухе, ирокез, гигантская татуировка, выглядывающая из-под пиджака – любая индивидуальность только раскрасит шахматные чемпионаты.

Нет агрессоров

Нет большого выхода на телевидение

Магнус Карлсен и Вишванатан Ананд

Как увлекательно показать стол и двух думающих людей? Наверное, никак, поэтому ни один босс крупного канала не поставит шахматную трансляцию в сетку. Если теннис с ненормированным временем финала прижимает к канатам программных директоров, то партии по 5-6 часов просто метелят телеменеджерам мозг. Даже в России с ее традициями впервые провели прямую трансляцию только в 2016-м, а до того фанаты топали в сеть за шахматными стримами. Первый кабельный канал о шахматах запустили в России в 2013-м, но он не прожил и двух лет, поэтому матч Карлсена и Карякина транслируют в интернете за 14 евро. Для примера: за бой не самых раскрученных боксеров Головкина и Лемье просили 42 евро.

Скучный язык

Чтение о битвах офицеров с ладьями вызывает зевоту, которая выворачивает челюсть неподготовленному человеку. Всю партию можно описать несколькими строчками зашифрованного послания, больше похожего на двоичный код. Специальные термины типа «Атака Тромповского» или «Принятый ферзевой гамбит» напоминают научный язык, а познавательные тексты в сыром виде широкая публика не читает. Сейчас любое научное открытие упаковывают в красивые доступные форматы, но шахматные медиа слишком боятся оттока консервативной аудитории, поэтому пишут для пенсионеров и совсем не привлекают молодежь.

Нет денег

Это не причина, а, скорее, следствие проблемы – когда старики ноют о том, что в Советском Союзе шахматистов любили как рок-звезд, они пинают кого угодно, только не федерации. Начальники пропустили рост заработков в спорте и остались на уровне 80-х, когда Карпов рубился с Каспаровым. Во всей индустрии нет спонсоров, посмотрите на пресс-уолл за Карякиным и Карлсеном – на нем логотипы всего двух компаний и самой федерации.

По сравнению с пятиминутной рекламой перед каждым матчем Лиги чемпионов это очень грустная ситуация. Пока ФИДЕ нравится сидеть без денег, не искать крупных спонсоров и превращаться в закрытый элитный клуб с членством по результатам IQ-теста.

0
0