Eurosport

Рок-н-рольщик. Почему Саган – лучшее, что придумали в велоспорте XXI века

Почему Саган – лучшее, что придумали в велоспорте XXI века

03/04/2017 в 18:24

Яркая фигура словака затмевает легендарных Контадора и Нибали.

У велогонщиков куда ни плюнь – везде герои. Один затащил на горе, второй быстрее проехал самый адский километр, у третьего форма круче. Бич велогонок – узкая специализация: герой короткого крутого подъема внезапно оказывается лузером на длинном пологом тягуне. Мужчина, проехавший в одиночку 40 километров быстрее 198-ми остальных, не способен уехать в отрыв и удержаться впереди. Еще есть спринтеры – хрупкие создания с телами бойцов MMA средней весовой категории. Лишний метр, удар локтем, легкое дуновение ветерка – ты потерял 100 позиций на последних пятидесяти метрах гонки.

Саган – уникальный парень, одаренный не только мускулатурой, но и крепкими нервами. Он выбрал наиболее рискованную специализацию в велоспорте и вот-вот станет величайшим классиком в истории. Петер – яркий индивидуал, объединивший мощного спринтера, панчера и раздельщика. Главный риск? Саган недостаточно хороший раздельщик, так себе спринтер и неуверенный панчер. В любой обстановке, где нужно что-то одно, он однозначно проиграет, его территория – гонки с комбинацией условий.

Петер Саган

Классические однодневки с кучей коротких подъемов, брусчаткой, сложными погодными условиями, изматывающие этапы многодневок с неровным рельефом, спринт в подъем – любимые темы Сагана. Легко потеряться там, где час нужно подниматься в горку, выдать максимальные ватты на равнине, а затем спринтануть. Достаточно чуть упустить один из элементов, расслабиться на мгновение. Петер идеален почти всегда. Он – велосипедный Гарет Бэйл, каждое действие которого доставляет оргазм.

В царстве скучных цифр и бесконечных прогнозов Саган – постоянная энтропии. Альберто Контадор, Крис Фрум, Винченцо Нибали и остальные генеральщики, цвет велоспорта, его история, ужасно скучны на трассе. Они ярко атакуют в гору, рвут соперников в разделках и выигрывают «Тур де Франс», но чаще просто едут. Три недели? Борьба за общий зачет супермногодневки сводится к паре атак на десять минут – потом герои снова в тени. Только фанаты любят генеральщиков и называют их великими. Для обывателя все эти контадоры – призраки, трусливо прячущиеся за спинами.

Петер Саган

В пелотоне у Сагана романтическая роль: расчет правит его гонкой куда меньше. Петер похож на безумца из отрыва, который мечтает обмануть пелотон и выхватить победу. Только этот парень обычно проигрывает, Петер – нет. Саган перекраивает сюжет гонки или этапа под себя, нередко выдумывает странные и неожиданные тактические ходы и никогда не отсиживается за спинами. Просто сложно найти спину, которая потянет такую махину, Канчеллара же закончил.

Есть гонки, где и Сагану приходится быть статистом, но даже там он жарит рок-н-ролл. На «Тур де Франс»-2016 Петер боролся за зеленую майку лидера по очкам, выигрывая не только на равнинах, но и уезжая за баллами в горы. Гонщик рисковал, поднимаясь в числе первых на сложнейшие вершины, пока его соперники за зелень прятались в пелотоне, и выиграл. Если включить любую однодневку, легко найти Сагана в первых рядах. Если словак может атаковать, то атакует, если нужно ехать в отрыв – поедет, если можно рискнуть – рискнет.

Саган опередил Фрума

Петер не всегда выигрывает, и он не чистый спринтер, чтобы как Киттель или Грайпель брать равнинные развязки одну за другой. Но секунды славы этих горилл увязаны кучей условностей. Важно приехать в группе лидеров, выбраться вперед, получить качественный развоз и стать лучшим среди десятка таких же спринтеров. Сложно. В кадре эти парни светятся лишь под финиш. Саган всегда в объективе.

Благодаря своему характеру. Словак не стесняется в претензиях к соперникам, съемочной бригаде и судьям прямо во время гонки. Кадры, где словак лупит мотоцикл сопровождения, а затем машину медиков на «Вуэльте», затмили победу Яспера Стейвена на том же этапе. Саган – голливудский красавец, романтичному образу Петера позавидовал бы даже граф Дракула.

Фотогеничность словак добивает нестандартными образами. Свадьба в традиционном балканском стиле – такой классики не увидишь даже у итальянцев Нибали и Ару.

Свадьба Петера Сагана

На презентации гонок, где тощие горняки щеголяют дизайнерскими пиджаками, Саган приходит в футболке, джинсах и мощных гриндерах, иногда в кожаной куртке и с растрепанными волосами. Не хватает только вызывающе дикой велоформы, как у Марио Чиполлини, но с этим сложнее – нынешние корпоративные правила намного строже. А Саган в первую очередь гонщик.

Но главное – Петер побеждает. Он много пытается и много проигрывает, но забирает в коллекцию лучшие гонки. Два чемпионата мира, «Тур Фландрии», «Гент-Вевельгем» – дважды, 11 этапов супермногодневок «Тур де Франс» и «Вуэльты» и пять зеленых маек «Тура» подряд – эпичная подборка, которая еще пополнится. В 27 лет Саган только выходит на пик карьеры: он перерос чисто спринтерскую специализацию, добавил в классиках и замахнулся на монументы вроде «Париж-Рубе».

Саган на презентации «Джиро»

Популярность Сагана зашкаливает, он – лицо современного велоспорта, самый узнаваемый герой, идеализированный образ. Богатый, как футболисты, статный, успешный и романтизированный. У Петера нет проблем с допингом, это только добавляет очков. Он никогда не привезет желтую майку в Париж, зато уже уделал генеральщиков в общем зачете UCI-2016.

В Сагане объединилось все то, что традиционный велоспорт ненавидит. Но именно словак делает гонки интереснее, Петер – единственное, что притягивает к экрану. Таких как Саган не может быть много, такому герою нужна массовка, он всегда одинок, словно Шварценеггер в кадре из спецэффектов. Как Ди Каприо, Петер один превращает пустое кино в несравненный блокбастер.

Другие статьи Яна Матвеева:

0
0