Eurosport

Хранитель времени. Почему возвращение Каролины Костнер – это «Ла-Ла Ленд»

Хранитель времени. Почему возвращение Костнер – это «Ла-Ла Ленд»

26/01/2017 в 09:09Обновлено 26/01/2017 в 14:37

Легендарная итальянка кинематографично завораживает Европу.

В среду, примерно в 2 часа дня по московскому времени, на Землю рухнул метеорит. Миллионы любителей фигурного катания залипли у экранов, чтобы следующие 5 минут испытывать жесточайший когнитивный диссонанс. Это вернулась Каролина Костнер.

Но она вернулась и влезла в тройку уже после короткой программы. Впрочем, какая к черту разница, на каком она месте – не это важно. Люди ведь вперились в телевизоры по другой причине.

Дело в том, что в наш душный мирок внезапно ворвался маленький кусочек прошлого. Мы не очень этого ждали, и, наверное, это и не должно было произойти – скорее, чья-то глупая фантазия, а не реальность, обломок какого-то другого мира и совершенно другого времени. Этим кусочком оказалась короткая программа Каролины. И тут нет красивой метафоры. Костнер как спортсмен и правда формировалась в немного отличной вселенной женского катания. В ней господствовали другие правила, побеждали другие фигуристки, а глазевших с трибун людей – тоже других – восхищали другие вещи, потому что у всех у них были другие ценности.

Это был мир, в котором мужское катание казалось брутальным и атлетичным, а женское – красивым и изящным. В том мире девушкам ставили программы, желая показать вовсе не набор прыжков и не сложнейшие шаги, а их природную красоту в лучшем смысле этого слова. Люди аплодировали стоя вовсе не тогда, когда все прыжки всмятку совали во вторую половину программы (ради повышения технической оценки – и плевать, как это выглядит), или кто-то замутил невероятные транзишнс, а когда катание просто захватывало.

Каролина Костнер

Это был мир, в котором возносились ничем не примечательные в техническом смысле фигуристки вроде Сары Майер или Кийры Корпи. Страшно представить, где они были бы сейчас, но тогда они подрывали Европу.

От того времени веет импровизацией, романтикой и эстетикой, как веет от джазовой эпохи 30-х или 40-х. Возможно, в том мире не было доминанток, феминисток и прочей навязывающей равноправие чепухи. Мужчины уступали дамам место в автобусе, а дамам это нравилось. В мире джентльменов и леди росли родители фигуристок, самим же спортсменкам достались уже отголоски этого мира. Но даже их хватило для того, чтобы много лет спустя транслировать всему фигурному катанию.

Мир начинал меняться в начале нулевых. Задавались новые тренды. Мао Асада, Ким Юна – они выигрывали чемпионаты мира, вычерчивая вектор развития женского катания в сторону техники и усложнения программ. Но фигурка не погрузилась в новшества с головой, поскольку легенды той эпохи останавливали время. Одной из тех легенд и была Костнер.

И вот она вернулась. Без мелких суетливых движений ногами, без тошнотворных размахиваний руками и не вызывающая эмоций с криками «борись!», «тренируйся!», «не падай!». Паря надо льдом плавным, на первый взгляд ленивым, но совершенно космическим скольжением, она отправила нас куда-то в воздух. Она вернулась и напомнила о том, за что мы полюбили женское катание.

За хореографию. За образ. За мурашки по коже. За женственность. За красоту.

Каролина смогла восстановить прыжки, но мы их даже не заметили – настолько гармонично они вписались в программу. Она смогла оставить вращения на прежнем уровне, но мы не молились за нее, когда она на них заходила. Каролина вернулась так, будто никуда и не исчезала. Или будто исчезала не она, а все остальные. И хотя Мишин запретил ей общаться с прессой во время чемпионата, она всем нам без слов донесла одну простую вещь: это не она потеряла фигурное катание на эти два несчастных года, а фигурное катание целых два года жило без нее.

Есть один нюанс. Мир стал другим. Совершенно другим. Отсюда и вторая разминка из шести из-за отсутствия рейтинга, и оценки, всего на несколько сотых опережающие баллы Марии Сотсковой при перевесе итальянки в качестве и уровне катания.

Когнитивный диссонанс. Это когда делаешь то, что противоречит принципам, как Костнер в современной фигурке. Наверное, примерно так же смотрелся бы «Форрест Гамп» в современном кинематографе – на фоне «Притяжения» Бондарчука, седьмого «Форсажа» и дисишного «Отряда самоубийц». Когда-то великий Голливуд пытался вернуться, говоря с совершенно новыми зрителями о вечном. Но слышали единицы, а кассовые сборы указывали, что классическое, вечное и прошлое больше не в почете. Но великий Голливуд не перестал от этого быть великим.

На днях такая такая позавчерашняя, такая несовременная картина Дэмьена Шазелла «Ла-Ла Ленд» получила 14 номинаций на премию «Оскар». Вы ужаснетесь, но по кассовым сборам она прилично проиграла, например, «Кредо убийцы». Олдскульный и сюжетно-простоватый ностальгический мюзикл против современного технически сложного и перегруженного спецэффектами боевика – вам ничего это не напоминает?

Великий Голливуд, как Каролина Костнер, вернулся с захватывающими традициями, чтобы сделать наше настоящее немного ярче, чем есть. «Ла-Ла Ленд» – вот что на самом деле произошло в среду примерно в 2 часа дня по московскому времени.

0
0