Eurosport

Возраст не порог. Почему исчезли Аделина Сотникова и Юлия Липницкая

Возраст не порог. Почему исчезли Сотникова и Липницкая

28/01/2017 в 10:10Обновлено 28/01/2017 в 10:16

Они ушли, но обещали вернуться.

Страшно подумать, что происходит с футболистами, когда они переходят из юниоров во взрослых – это кажется чем-то вроде превращения пацана в супергероя. Представьте: вы дрожите в кинотеатре, из колонок – аккорды саундтрека Ханса Циммера, в кадре появляется парень в матово-черном трико и с брутальным фейсом сообщает: «Я уже никогда не стану тем, кем был».

Ладно, это происходит не совсем так – реальность прозаичнее. Кто-то говорит, что всех портят деньги. Кому-то ближе вариант с потерей мотивации по иным причинам (клубы, девушки, загадочная русская душа, Bugatti Veyron). Из музыки – только гимн России в Монте-Карло. Вместо супергероев – убогое медицинское слово «пубертат».

С фигуристами и поехавшей крышей совершенно точно иная история, нежели с футболистами. Вы вряд ли найдете автобиографию одиночника, который признается в убийстве своего четверного прыжка лонг-айлендами на Лазурном берегу в компании дам легкого поведения. Невозможна ситуация, когда люди будут возмущаться новым контрактом фигуриста, хотя этот сопляк даже каскад 4+3 не может выполнить. Ни разу в студиях различных срач-шоу не было темы «За что молодым фигуристам платят такие деньги».

Кто-то спасается от пубертата медийностью. Тара Липински, которая в 15 ушла в Голливуд делать карьеру актрисы. 20-летняя Аделина Сотникова с ее «Ледниковым периодом», ювелиркой и вызывающим инстаграмом. Но с футболистами сравнивать их все равно нельзя и говорить про кризис самореализации – тоже. Они олимпийские чемпионки. Дневной глянец и ночной неон они заслужили блеском самой ценной в фигурном катании медали.

Как правило, проваливается в безвестность тот, кто изначально подает большие надежды. Стивен Кэрриер, Александр Шубин, Гуань Цзиньлинь. Знаете этих людей? Им всего-навсего около 30. Когда-то они были элитой юниоров-одиночек, но теперь у некоторых даже нет фото на страничке в википедии.

Им и еще нескольким десяткам молодых парней, девушек, танцевальных и спортивных пар светило яркое титулованное будущее, но вместо него пришло безликое и сумбурное настоящее, и с юниорских пор они так ничего и не выиграли. Кто-то из них спешно закончил карьеру, кто-то дрался с травмами, кто-то так и катался вечно талантливым. Наверное, каждый из них задавал себе вопрос: «А почему?»

Ссылаются, как правило, на несколько причин. Резкий рост и изменение центра тяжести. Старый, с детства назойливый тренер, и невозможность найти нового. Хрупкость костей/мышц. Слабость характера, неспособность выдержать конкуренцию с окрепшими или вставшими на ноги соперниками. Но все это – детали. И все это даже немного не про фигурное катание, ведь ровно с такими же проблемами сталкиваются представители абсолютно всех видов. И, как и во всех видах, побеждает тот, кто умеет за себя бороться.

Простой пример – российский одиночник Иван Бариев, который сейчас итальянец Иван Ригини. Был в шаге от завершения карьеры. Принял верное решение – перешел в сборную Италии. Теперь он не списанный Федерацией талантливый юниор, а герой страны Каролины Костнер и ее четырехкратный чемпион. Но Иван – исключение. Он нашел выход в безвыходной ситуации. Задумайтесь, сколько не смогли?

В фигурном катании нет бешеных рекламных контрактов, олигархов, шейхов и всего того, что способно разрушить жизнь молодых людей. Самые большие деньги в жизни фигуристы, как правило, начинают зарабатывать в шоу – уже после завершения спортивной карьеры. Но многих все равно что-то ломает.

Иван Ригини

Груз обстоятельств, с которым сталкивается человек по мере взросления – вот что это. И неважно каких. И неважно, каков их ценник. Неважно, в каких шмотках и на каких тачках с этими обстоятельствами предстоит бороться. Они существуют не только в спорте, но и в жизни. Это проверка характера и личности, проверка на прочность. Это отдельное сражение – и очень часто не с соперниками, не с золотыми тельцами и не со злодеями из комиксов, а с самим собой. Сражение за свое будущее.

Ничего киношного тут нет. Схватка очень часто остается внутри конкретного человека, а потому ее никто не видит. Никакого попкорна, исключительно психология.

Сейчас за себя борется, например, Юлия Липницкая. В комментариях под любой новостью о ней наберется достаточно списывающих мнений: «липовая звездулька», «зазналась», «у нее нет будущего» и тому подобное. Парадокс в том, что никто из этих людей не общался с Липницкой и никогда ее не видел. Никто не знает, что происходит у нее внутри, что она интроверт, которая никогда не желала поделиться со всем миром внутренними проблемами. Ужас в том, что люди и не стремятся ее понять.

Они не стремятся понять Адьяна Питкеева, которого второй сезон мучают проблемы со спиной. Про него злобных комментариев меньше, чем про Липницкую, всего по одной причине: он не так популярен. Спина и прочие обстоятельства мало кого волнуют.

Это не исключительно русская история – так относятся к спортсменам в тяжелые периоды карьеры практически везде. В США уже пару лет всерьез не рассчитывают на когда-то обожаемую Полину Эдмундс. В Канаде 21-летняя Кейтлин Осмонд впервые за долгое время вышла на топ-уровень, а до этого несколько сезонов мучилась с повреждениями и прочими проблемами. Жуткая вещь получается: как только человек исчезает с экранов, из новостей и в принципе не показывает высокие результаты – его объявляют никчемным. Травма, переходный период и другие обстоятельства слишком скучны для зрителя.

Ежедневно на планете Земля происходят миллионы гораздо более страшных сражений. Сражений личностей за свое место в жизни. И кто-то обязательно проиграет – в этом трагедия. А еще в том, что ответа на тот самый вопрос «А почему?» нет.

У каждого свое время. Кто-то расцветает в молодости, кто-то ближе к старости. Джастин Бибер стал известным в 14, а Сэмюэл Л. Джексон – в 43. Лучший фигурист планеты последних двух лет Хавьер Фернандес ничего не выиграл в юниорах. Так бывает. И дело совсем не в летающей под облаками крыше.

0
0