From Official Website

Посол Ростова на ЧМ-2018 Виктория Лопырева: «Когда Смолов забил за сборную, я расплакалась»

Лопырева: «Когда Смолов забил за сборную, я расплакалась»

Последнее обновление28/03/2016 в 17:45

Опубликовано28/03/2016 в 15:44

Последнее обновление28/03/2016 в 17:45

Опубликовано28/03/2016 в 15:44

В этой статье

Мисс России-2003 рассказывает, как блондинке увлечься футболом, выйти замуж за футболиста и пройти с ним все испытания – и при этом остаться собой.

– Кто вам предложил стать послом ЧМ-2018?

– От каждого из 11 городов будет несколько послов. Я представляю мой родной Ростов-на-Дону. Контракт подписала осенью 2015 года с администрацией города.

– Что входит в ваши обязанности?

– Я получила возможность официально заниматься тем, чем, по сути, и занимаюсь уже много лет: популяризировать футбол, привлекать молодежь к здоровому образу жизни, заниматься социальной работой, волонтерством, благотворительностью. Раньше я это делала как Вика Лопырева, а теперь – как посол чемпионата мира.

– А если говорить конкретно, то какой именно вы занимаетесь социальной работой перед ЧМ-2018?

– Не так давно я организовала экскурсию для подростков из двух детских домов. Показали им строящийся в Ростове-на-Дону стадион. Основной целью было проверить, в каком состоянии находится стадион, как идет строительство, а попутно познакомить ребят с профессией строителя, пробудить интерес к спорту и спортивному волонтерству. Для детей после этой поездки предстоящий чемпионат мира стал не каким-то абстрактным явлением, а вполне конкретным.

– Дети о чем-то вас просили?

– Они хотели сходить на товарищеский матч сборной России. И мы это сделали. Но мне удалось еще и познакомить ребят с футболистами. Я дико благодарна Леониду Слуцкому, что разрешил и помог организовать эту встречу. Спасибо всем ребятам из сборной, Сергею Семаку, Федору Смолову и Артему Дзюбе, которые терпеливо отвечали на все вопросы детей.

– О чем?

– О том, как они пришли в большой футбол. Сергей, например, сделал идеальную спортивную карьеру, состоявшись сначала как футболист, а затем как тренер. А Федор рассказал, что всегда хотел стать футболистом – и вот, мечты сбываются. Услышав это, дети вдохновляются и понимают, что многое в жизни возможно.

– Какова ваша главная задача в продвижении ЧМ-2018?

– Делать все возможное, чтобы отношение к нему было максимально позитивным. Подготовка к чемпионату проходит не в самый благоприятный для страны период – вы понимаете, о чем я. Плюс футбол в нашей стране не самая популярная игра, мы не Италия, не Испания и уж тем более не Бразилия. Отношение к футболу надо менять. Работать в первую очередь с молодежной аудиторией, рассказывать, показывать, объяснять – например, что каждый, даже не будучи спортсменом, может принять участие в чемпионате, став волонтером. От того, как мы все примем болельщиков в 2018 году, зависит впечатление, которое оставит наша страна на мировом уровне. Сейчас по всей России открываются специальные волонтерские центры. Один из них – в Ростове-на-Дону на базе ДГТУ – я ездила открывать в конце 2015 года. Я убеждена, что все люди должны стать волонтерами.

– 150 миллионов волонтеров – не многовато?

– Практически каждый из нас может сделать что-то полезное.

– Готовы раскрыть, сколько вам платят как послу ЧМ-2018?

– Мне уже не раз задавали этот вопрос. Отвечаю: ни сколько. Эта деятельность никак не оплачивается.

" Мне в день приходит по 100 писем на почту – с просьбами, а порой и мольбами о помощи"

– Вы президент благотворительного фонда «Стирая границы» для детей, пострадавших от войны и терроризма?

– Изначально он был задуман именно так. Мы создали этот фонд, когда заканчивалась вторая чеченская кампания, в ходе которой дети теряли родителей. Дети всех национальностей – живя в Ростове, на юге России, в толерантной семье, я не привыкла разделять людей по национальному признаку. Для меня люди делятся на хороших и плохих, а не по национальности. Мы организовали точечную помощь детям, пострадавшим от военного конфликта, – неважно, русские они, или с Кавказа. Я не понимаю, как терроризм возможен в современном мире, но, увы, из-за политики страдают мирные люди, и это ужасно.

– Учитывая, каким был 2015 год, много прибавилось работы у вашего фонда для пострадавших от войны и терроризма?

– Мы начинали работу с последствий чеченской войны, а потом уже просто помогали детям, которые нуждались в поддержке. С 2014 к этому добавилась волонтерская деятельность в помощь беженцам из Украины. Вместе с моим хорошим другом Вадимом Ковалевым, делающим огромную работу в сфере волонтерства, собирали гуманитарную помощь, которая доставлялась в лагеря для беженцев по всей стране. К сожалению, нельзя объять необъятное, невозможно помочь всем. Фондов в стране очень много, но они захлебываются. Мне в день приходит по 100 писем на почту – с просьбами, а порой и мольбами о помощи. А я зачастую бессильна.

– Кто их разбирает?

– Моя команда.

– Большая?

– У меня одна помощница, остальные – волонтеры. Они помогают с почтой и первичной проверкой документов. Сейчас, к сожалению, огромное количество людей, нечистых на руку. Мы все проверяем, делаем запросы и начинаем собирать деньги. Часто я просто молча перечисляю какие-то средства. Если не справляюсь сама, обращаюсь к друзьям. Так получилось найти деньги, которые семья тяжело больной маленькой девочки не могла собрать на лечение. Уже через пару месяцев Вика – моя тезка – улетела в Лондон на операцию. Хорошенькая девочка, ее мама мне периодически звонит.

" В футболе я разбираюсь лучше, чем любая другая девушка"

– На бразильском чемпионате мира на улицах спонтанно собирались тысячи фанатов, чтобы петь, танцевать и выпивать. Три места, которые вы посоветуете гостям в Ростове-на-Дону?

– Новый стадион строится на Левом берегу Дона, который много лет является любимой зоной отдыха ростовчан. Здесь масса ресторанов, кафе, закусочных и шашлычных, где можно попробовать донскую уху, шашлык из осетрины и знаменитые ростовские раки. Вторым местом пусть будут городские парки и набережная, которую сейчас активно реконструируют. Третьим – ростовский гольф-клуб; еще рекомендую загородный клуб-отель Old House.

А еще в Ростове-на-Дону самые красивые девушки.

– Есть доказательства?

– Если не бывали в Ростове, придется поверить на слово. У нас на набережной стоит памятник ростовчанке – шутят, что ростовчанка думает одно, говорит другое, делает третье, ошибается и снова делает так же. И что, потеряв ее, можно жалеть лишь об одном: что не смог удержать в ладонях горячий южный ветер.

– Это про вас?

– На самом деле, про любую женщину.

– Сколько футболистов звали вас на свидание?

– О боже, не скажу.

– Можно без имен.

– Я не считала.

– Там двузначное или трехзначное число?

– Да ну не знаю, не будем об этом. Мало ли кто пытается со мной познакомиться.

– Часто говорят, что девушки не разбираются в футболе. Обидно слышать это человеку, который постоянно на футболе?

– Нет, не обидно. Это просто штамп, как о блондинках. Футбол – затягивающая вещь: если подсел, то уже навсегда. Я вот не могу теперь представить свою жизнь без футбола. Если бы я была пацаном, то, наверное, стала бы одним из лучших игроков страны – я бы этот мяч зубами в ворота заносила. Когда играла в футбольный менеджер, то собрала все медали и трофеи быстрее, чем мой на тот момент муж.

– Какой именно из футбольных менеджеров?

– Я уже не помню, какой именно – кажется, 2015-й. Увидела, что Федя играет. Спросила, что это такое. Он ответил: «Все ребята в команде играют». Я сразу: «А ну-ка покажи». Он меня научил, а через какое-то время я ему говорю: «Кубок России – мой». Он удивился. Затем я взяла и чемпионат, и еврокубок. Федя сказал: «Да ладно? Не может быть! Покажи». В футболе я разбираюсь лучше, чем любая другая девушка, но никогда не скажу, что я разбираюсь лучше, чем какой-то болельщик, чтобы не задевать мужское достоинство.

– Интересно, что бы сказала президент «Локомотива» Ольга Смородская на ваши слова о том, что вы разбираетесь в футболе лучше всех среди женщин.

– Ольга Юрьевна вне конкуренции, она – профи с большой буквы. Мы с Ольгой Юрьевной подруги. Я отношусь к ней с огромным уважением, очень ее люблю. Я уверена, она не была бы против.

" Наше шоу с Черданцевым было самым востребованным спортивным шоу на тот момент "

– Можете назвать сходу, кто в 2015 году забивал в составе сборной России в отборочных матчах?

Смолов.

– Справедливо. Еще пятеро.

– Всех нужно вспомнить?

– Если удастся.

Дзюба. Кокорин.

– Верно.

– Кого не назвала?

– Дзагоева, Игнашевича и Кузьмина.

– Ну вот, забыла про Кузьмина, который не так давно забивал. У меня проблемы с памятью, как у любой блондинки, ха-ха.

– Как вы попали в футбол?

– Все началось с программы «Футбольная ночь» в 2007 году, когда я стала соведущей Юры Черданцева. Именно он научил меня разбираться в футболе. И сейчас я у него многому учусь – мы опять работаем вместе в одной программе.

– Почему Черданцев позвал именно вас?

– Не знаю, никогда его не спрашивала. Была идея сделать передачу нового формата, как на итальянском телевидении, с участием блондинки на шпильках – для привлечения аудитории. Кто ж знал, что в результате для блондинки это станет серьезным увлечением.

– Насколько хорошо вы знали футбол в то время?

– Я начинала с чистого листа и не понимала ничего. Из серии: «Кто все эти люди, почему они бегают за одним мячом?». Но я люблю увлекаться. Раз попробовала, то погрузилась полностью. Юра рискнул, пригласив меня, но рейтинги оказались неплохими. Мы были самым востребованным спортивным шоу на тот момент.

– От какого матча вы получили самые сильные эмоции?

– От матча сборной в Дубае, во время которого Смолов забил гол. Когда мы с Федей познакомились, он переживал не самые лучшие времена в своей карьере. Долго не мог забить, и его троллила вся страна. И психологически это было очень тяжелое время. В то, что он заиграет, верили только я, его родители и агент. И вдруг в Дубае он забивает! Я сейчас говорю это и у меня мурашки по коже. В тот момент я расплакалась.

– Почему?

– Я знала, как это важно для него. Сколько всего мы вместе прошли, чтобы это случилось. Проблемы были и объективные, и субъективные.

– А именно?

– Иной раз его выпускали лишь на пять минут, а этого мало, чтобы отличиться. Были вещи, которые зависели от него, и мы вместе с ними боролись. Считаю себя причастной к тому, что его карьера пошла вверх. Я безумно рада каждому его голу. Был момент, когда казалось, что Федя уже сам в себя не верил, но я ему постоянно говорила: «Ты будешь забивать. Даже не сомневайся». И его родители очень поддерживали.

" Сами футболисты говорят: «Вот в Англии атмосфера на стадионе, а у нас в Химках пустые трибуны»"

– Как Мисс Россия могли бы назвать трех самых красивых футболистов РФПЛ?

– Гарай и Ломбертс – красивые. Дзюба – прикольный, такой высокий и харизматичный.

– Самая преданная читательница Eurosport.ru Алина Henessy назвала Лодыгина.

– Семаки, Глушаковы, Жирковы – судя по вашему инстаграму, вы знакомы со всеми футболистами РФПЛ и их семьями. Как это получилось?

– Я три года была замужем за футболистом. Кстати, познакомились мы на дне рождения Юры Жиркова и Сени Логашова – у них в один день. И вообще я коммуникабельный человек. Футбол – целая субкультура, которая сближает людей. С кем-то сходишься сразу, с кем-то спустя время. Кто-то отваливается, и ты понимаешь, что это не твой человек. В любом случае я живу футболом и в какой город ни приеду – везде есть друзья.

– Охарактеризуйте типичного футболиста из РФПЛ.

– Это провокационный вопрос.

– Безусловно.

– Я могу сказать, что футболист в идеале должен быть суперпрофессионалом и хорошим человеком.

– Таких в РФПЛ большинство или меньшинство?

– Баланс.

– Это деликатный ответ?

– Я бы даже сказала, что таких много. Человек должен полностью отдаваться футболу и не воспринимать игру как источник хорошей жизни.

– Кто вас поразил преданностью футболу?

Сергей Семак. Юра Жирков. Игорь Акинфеев. Это известные имена, но надо помнить и о тех, кто на старте жертвует комфортом ради успехов в карьере. О тех, кто готовы уйти из большой команды в более скромную, чтобы там играть постоянно и доказать свой уровень.

– Жертвовать комфортом в родной стране и уезжать в крутые европейские чемпионаты?

– Очень хочу, чтобы наша лига была самая крутая и никто никуда не хотел уезжать.

– Спортивные журналисты этого хотят не меньше, но если говорить о карьере футболиста, то здорово попробовать себя в Испании или Англии.

– Вы правы. По-человечески это абсолютно понятно и сложно осуждать. Чтобы наша лига была такой же, наши футболисты должны профессионально подходить ко всем вопросам. Увы, у нас пока нет правильной базы – детского футбола, недостаточно спортивных школ. Нет элементарного – дворовых футбольных площадок. Нужна мощная прослойка футболистов. А у нас еле наскребают: «Ну, давай уже этого бедолагу возьмем, потому что нам надо заткнуть там дыру». Нам необходимо популяризировать футбол на всех уровнях. Сами футболисты говорят: «Вот в Англии атмосфера на стадионе, а у нас в Химках пустые трибуны». А кто будет ходить на футбол, если нет интересной игры? Никто. А игры нет еще и потому, что никто не ходит.

– Замкнутый круг.

– Именно. И его надо разорвать. Высокие зарплаты – это хорошо, но, как оказалось, не определяюще. Хочется видеть полные трибуны. Обидно, что для нас аншлаги – редкость.

" Даже сейчас мне продолжают писать: а где твой муж, почему ты отдыхаешь без него?"

– Вы вели кулинарное шоу с игроками РФПЛ. Многое осталось за кадром?

– Еще бы! Будь моя воля, я бы выпустила отдельную программу из того, что не вошло в сюжеты. Иногда было очень смешно. Футболист, который готовит, – это уже любопытно. Мне приходилось самой зазывать гостей. Все говорили, что готовить не умеют. Отвечала: «Это нормально. Я помогу». Суть ведь была не в том, чтобы игрок вкусно готовил. Нужно было отвлечь человека, и пока он на чем-то сконцентрирован - на резке лука, например, задавать вопросы. Самая веселая съемка была с Давыдовым.

– Почему?

– Он готовил оладушки и при этом постоянно шутил. У него отличное чувство юмора. Я уже точно не помню, что именно он рассказывал, но доходило до истерики. Я просто говорила «Извините», приседала и смеялась. У меня действительно текли слезы. Четыре раза пришлось переснимать.

– Кто лучше всех готовил?

– Парень из «Локо» по прозвищу Узбек. На Тора похож.

– Денисов.

– Вот он готовит отлично. Даже лучше, чем я.

– В эпизоде со Смоловым – на тот момент мужем – вы его подкалывали, что он не очень хорошо готовит.

– Он в принципе не готовит. У нас была смешная история. Федя привез из Махачкалы банку икры. Я резала хлеб, повернулась и говорю ему: «Намажь, пожалуйста, масло на хлеб». Он на меня посмотрел удивленно и говорит: «Коть, я не умею». Я: «Чтоооо?». Нож чуть не полетел. С тех пор Федя научился намазывать масло на хлеб.

– Обидно, когда говорят, что Смолов заиграл после вашего расставания?

– Нет. Когда такое пишут, то сразу думаю: «Вы нормальные вообще? Какая тут связь?». Его дела пошли в гору в «Урале» задолго до нашего расставания. Все благодаря Тарханову, который поверил и дал возможность играть. Тарханов знал, что рано или поздно Федор уйдет, и Иванов это знал, но они рискнули и дали ему шанс. Если бы у Федора не получилось, я бы еще какое-то время была рядом с ним. А так – никто не может сказать, что я бросила своего мужа в тяжелый период. Решение расстаться пришло за какое-то время до того, как я об этом объявила, но я все-таки дождалась момента, когда у него начало получаться.

– Почему об этом нужно было объявлять в инстаграме?

– Мы публичные люди. Особенно я. Если бы этого не сделала, то нас продолжали бы считать мужем и женой. Папарацци делали бы непонятные истории. Даже сейчас мне продолжают писать: а где твой муж, почему ты отдыхаешь без него?

– Недавно Герман Ткаченко, который помогает Смолову вести дела, дал большое интервью Eurosport.ru. Среди прочего он сказал, что вы на него обиделись после одного из разговоров.

– Я к Герману отношусь с большим уважением. На каком-то этапе казалось, что мы с Федей, его родители и Герман были против всего мира. На Смолова оказывался дикий прессинг. Я была погружена во все его дела. Наши отношения стали достоянием общественности. Это как поезд, который невозможно остановить.

Насколько я помню, тот разговор был о том, что не надо привлекать внимания к нашей паре – как будто я могу управлять журналистами и общественностью.

– Ткаченко сказал в том интервью: «Мне хотелось сбалансировать публичность Феди, чтобы он не превращался в Лопырева в информационном пространстве».

– Герман умеет красиво говорить, этого не отнять. Он, видимо, имел в виду, что известность мешает карьере футболиста. Но Бэкхэму всемирно известная жена и дети не мешают. Да и Роналду не стал хуже играть из-за популярности. Феде действительно кое-что мешало, но я об этом не имею права говорить. И не хочу. А на Германа я нисколько не обижена. Он умный и очень интересный человек.

" Не знаю, как бороться со звездной болезнью. Просто человеком оставаться"

– На вашем сайте…

– Он такой старый. Надо бы им заняться.

– ...Среди прочего есть алфавит от Виктории Лопыревой. Там вы даете определение одному слову на каждую букву алфавита. В – власть. Вы говорите: «Она не совместима с понятием совести». Это вы про бывшего вице-президента «Ростова» Шикунова, который купил виллу на деньги от трансфера от Синама-Понголя?

– Ничего не знаю об этом. Почему у вас такие ассоциации?

– О чем тогда был этот посыл?

– Когда человек наделен властью, он забывает о таком понятии, как совесть. Или так: зачастую добиться власти можно, только забыв о совести. Меня иногда спрашивают: «Кто герой вашего времени?». Я отвечаю: «Тот человек, который, несмотря ни на что, в современном мире продолжает жить по совести, помнит, откуда он и чему его учили родители».

– Люди об этом забывают?

– Очень часто. Когда на человека сваливаются деньги, это первая проверка. И поверьте, далеко не все ее проходят. Когда приходит популярность, то пиши пропало. А если человек наделен еще и властью, тогда о совести можно забыть.

– Как с этим бороться?

– У меня нет рецепта. Если вам предложат контракт на три и на четыре миллиона евро, то какой вы выберете?

– На четыре при прочих равных.

– Правильно. Так все поступят. Поэтому тут вопрос к родителям. Могут ли они воспитать так, чтобы деньги не избаловали человека.

– Более-менее все родители стараются говорить своим детям правильные вещи.

– Можно каждый день читать ребенку нотации, но он больше запомнит то, что увидит – поступок. Нет поступка – нет примера. Хорошего ребенку надо дать как можно больше, ведь потом начинает работать окружение, а он должен иметь стержень, даже попав в сложную жизненную ситуацию. Я, например, многого добилась сама, прошла большой путь. Не хвастаюсь, но с точки зрения человеческих качеств, думаю, осталась такой же. Я дружу с человеком не из-за его статуса, а из-за того, что мне с ним комфортно. Если мне не комфортно, то я не буду дружить, даже если мне этот человек нужен. А как бороться со звездной болезнью – не знаю. Просто нужно человеком оставаться.

Комментарии 0
Читаете сейчас: