Imago

Антонио Феррейра: «Пока что я не планирую читать книги»

Антонио Феррейра: «Пока что я не планирую читать книги»

Последнее обновление11/08/2014 в 12:35

Опубликовано11/08/2014 в 11:33

Последнее обновление11/08/2014 в 12:35

Опубликовано11/08/2014 в 11:33

Защитник «Терека» на чистом русском объяснил, почему любит Тимати, а после завершения карьеры пролежит на боку целых два года. Интервью Антонио Феррейры Eurosport.ru.

– Как вам чемпионат мира?

– Были разговоры, что в Бразилии много проблем, плохие стадионы, но, мне кажется, чемпионат мира получился хорошим. Только у сборной не получилось хорошо.

– Вы на чьей стороне: тех, кто ругает чемпионат мира, или тех, кто им восхищается?

– Я из первой группы. Многое делается для футбола, но в Бразилии есть другие проблемы. Сначала надо решать проблемы людей, а потом – с просмотром футбола.

– То есть чемпионат мира не надо было проводить в Бразилии?

– Можно было. Но не так, как получилось. Много денег потрачено, и никто не знает – куда. Это самая большая проблема. Много денег выкинуто, понимаете?

– Как вы оцениваете выступление центральных защитников сборной Бразилии?

Давид Луис и Тьяго Силва – для меня лучшая пара чемпионата мира. Но потом Тьяго Силва получил дисквалификацию, и все сломалось.

– Десять мячей в двух матчах – это все-таки многовато.

– Матч против Германии, в котором мы пропустили семь мячей... Я не знаю, что сказать. Это катастрофа.

– Вы давно живете в России. Наша страна сможет провести чемпионат мира?

– Россия – большая страна, деньги есть. Здесь можно провести хороший чемпионат мира. Построить стадионы, дороги. Вот только в России всегда большой трафик на дорогах, но и это можно легко решить.

" Рамзан Кадыров подарил мне сережки. С бриллиантами"

– Что вам больше всего нравится в «Тереке»?

– По сравнению с прошлым годом команда не сильно изменилась, это хорошо. У нас отличные отношения между футболистами, мы как семья. В прошлом году, когда у нас не шла игра, мы помогали друг другу, подсказывали.

– Вы же застали Руда Гуллита. Он правда водил игроков по дискотекам?

– Ахаха. Он хороший человек и тренер. И я ему понравился, но это футбол. В России у него не получилось.

– Так что с дискотеками?

– Нет-нет, никаких дискотек не было. Один раз мы всей командой сидели в ресторане и все. Ну, такое бывает.

– Рамзан Кадыров очень любит «Терек». Когда команда его радует, он дарит подарки игрокам. Какой подарок он дарил вам?

– Кадыров – очень позитивный человек, он всегда с командой, всегда за нее переживает. Иногда он делает подарки. Один раз подарил и мне. Было очень приятно.

– Какой подарок?

– Он подарил сережки.

– С бриллиантами?

– Да-да. Ахаха.

– Говорят, Благо Георгиев получил от него Hummer и Land Cruiser. Это правда?

– Я давно приехал в «Терек», играл с Благо, но эту историю никогда не слышал. Для меня это новость.

– Бракамонте в шутку целился в Кадырова. Кадырову это не очень понравилось. Видели ли вы Кадырова в гневе?

– Нет. Он всегда позитивный, всегда поддерживает нас. На моих глазах он никогда не ругался.

– Судья – продажная?

– Ааа, помню-помню. Это был матч против «Рубина». Я не обратил внимания на это, потому что был сконцентрирован на игре. Эти слова разобрал только после матча.

– Когда разобрали, какой была реакция?

– Я там одно слово знаю, а другое не знаю. Просто посмеялся, ахах.

– После разгрома «Амкара» вы получили подарки?

– Нет, ахах.

– Благо Георгиев рассказывал, что любой футболист вашей команды может обратиться с просьбой к Кадырову. Вы обращались?

– Раньше никогда не обращался. Но вот недавно попросил помочь с получением русского паспорта. Перед игрой у нас был командный ужин. Кадыров сказал: «Помогу, без проблем». Я уже шесть лет в России, поэтому уже могу сделать паспорт. Это хорошо для меня, я не буду считаться легионером, а «Терек» сможет покупать новых футболистов и не думать, что я – легионер.

– Есть еще какой-то смысл в получении русского паспорта?

– Пока у меня получается – играю в «Тереке». Когда перестанет получаться в Премьер-лиге, смогу уйти и во вторую лигу. Мне очень нравится в России, может быть, буду работать здесь после завершения карьеры.

– Как к этому относится ваша семья?

– Никаких проблем. Что бы я ни решил, она всегда со мной.

" Когда закончу карьеру, хочу минимум два года ничего не делать"

– Когда вы начали учить русский язык?

– Когда был в Латвии, говорил со всеми по-английски. Но там много говорят по-русски, и я стал почти все понимать. А когда приехал в Нальчик, по-английски почти никто не говорил. И тогда я начал учить русский – все понимал, но говорить не мог. Месяц-два мне помогал преподаватель учить, а потом я уже сам.

– Вы общаетесь с Вагнером Лавом?

– Да, когда он был здесь. Пару раз встречались в Бразилии. По-русски мы с ним не говорили, ахаха.

– Как думаете, почему он так и не выучил русский?

– Каждый человек решает сам. Почему он не захотел, не знаю. Мне было интересно – сейчас могу уже на трех-четырех языках говорить. И почему бы мне не выучить русский? Я же здесь играю.

– Вы хотите остаться в России после завершения карьеры?

– Может быть. Сейчас рано говорить об этом, но почему нет.

– Кем вы себя видите после завершения карьеры?

– Когда закончу карьеру, я хочу минимум два года ничего не делать, отдыхать. А потом – посмотрим. Можно работать в футболе. Еще не думал об этом.

– Отдыхать два года – дело затратное. Вы уже заработали на двухлетний отпуск?

– Пока еще нет. Но планирую, что заработаю, чтобы один-два года ничего не делать.

– А что вы будете делать?

– Не знаю. Буду с семьей. С женой и дочкой. Буду с ними везде летать.

– Где жизнь безопаснее – в Чечне или в Бразилии?

– Во всем мире есть опасные зоны. Я не считаю, что в Чечне так опасно, как говорят. То же самое в Бразилии. Я жил в фавелах, когда был маленький. Опасно, потому что там есть бандиты. Но люди живут дружно, друг другу помогают. Всем, кто едет в Бразилию, надо знать, где опасно, где можно гулять и так далее.

– Вы сталкивались с бандитами?

– Нет. И дай бог, этого никогда со мной не случится.

– Часто ли вы видите людей с автоматом в Чечне?

– Тяжело сказать. Мы приезжаем на матч и сразу в гостиницу. Нас сопровождает машина полиции, и это нормально.

– Ваша семья все еще не живет в России? Почему так сложилось?

– Сейчас они со мной. В прошлом году у моей жены были проблемы со здоровьем, поэтому ей приходилось уезжать. Сейчас уже все хорошо.

" Один ребенок в Кисловодске посмотрел на меня и закричал: Папа, папа, смотри – Тимати! "

– Вы слушаете русскую музыку?

– Иногда. Дома по телевизору, в машине по радио.

– Ваша любимая песня?

– Я много знаю, но чтобы любимые – таких нет. Мне все нравятся.

– На концерты ходите?

– На концерты не хожу, в прошлом году был в театре.

– Что смотрели?

– Не помню уже, ходили с ребенком.

– Вы знаете, кто такой Тимати?

– Знаю-знаю.

– Слушаете его музыку?

– Слушаю.

– Нравится?

– Да. Нравится. Он хороший рэпер.

– А какая любимая песня?

– Сейчас не вспомню, но я знаю, что у него хорошие песни. Три дня назад гулял по бульвару в Кисловодске, ел мороженое, шел в очках – а у меня тоже много татуировок – и один ребенок закричал: «Папа, папа, смотри – Тимати!». Ахаха.

– Правда, что Рамзан Кадыров дружит с Тимати?

– Я слышал, что они друзья. Никогда не видел.

– Вы читаете русскую литературу?

– Я читаю, но не много. Я могу читать смс, но когда много русских букв, мне тяжело.

– Вы знаете русских писателей?

– Я и бразильских не знаю, и русских не знаю. Я литературу вообще плохо знаю.

– Данни как-то сказал: «Я прочитал биографию Марадоны, и на этом с литературой покончено». Сколько вы планируете прочитать книг?

– Пока что я не планирую читать книги. Бывает, начинаю – откладываю. Думаю, что прочитаю потом. Но потом не читаю.

" Я вижу, что говорят про Россию. Но у меня тут проблем нет"

– Следите за новостями в России?

– Иногда смотрю Первый канал. Нравился MTV Russia. Иногда смотрим фильмы. По «НТВ».

– За политическими новостями не следите?

– Нет. Иногда читаю, когда бываю в Бразилии.

– Бразильские СМИ формируют картину дня, опираясь на англоязычные источники, которые, как правило, выступают против Путина и России. Ваши родственники не переживают за вас?

– Я вижу, что говорят про Россию. Но у меня тут проблем нет.

– Вещь, которую вы никогда не поймете в России?

– Здесь все любят футбол, хороший чемпионат, но людей на стадионе всегда мало. Этого я не понимаю.

Комментарии 0
Читаете сейчас: