Eurosport

«За победу в гостях платят 20 тысяч рублей. Дома – 15». Футболист второй лиги, который читает рэп

«За победу в гостях платят 20 тысяч рублей. Дома – 15». Футболист второй лиги, который читает рэп

История Андрея Карасева, который перенес девять переломов, но не выбрался из ПФЛ.

    – Сколько лет вам было, когда вы начали заниматься футболом?

    – В профессиональный футбол пришел в 13-14 лет. До этого играл во дворе, как все, а потом попал в бесплатную секцию.

    – В 13-14 лет начинал Карлес Пуйоль, но в целом это же поздно.

    – Ну да, так сложилось. В «Металлурге» занимались пять раз в неделю, все серьезно. Стал защитником. Было проще встать и мячи выбивать – мне нравилось. Хотя в школе побывал и вратарем, и нападающим, и полузащитником.

    – А в «Сатурн» в каком возрасте поехали?

    – Мне было 16. Но до «Сатурна» был еще «Спартак». Туда поехал в 14 лет: меня пригласили после одного детского турнира. Приехал, расположился, поиграл левого защитника год-полтора, был постоянно в основе. А потом в один прекрасный момент ко мне подошел селекционер и сказал: «Ты не подходишь под спартаковский стиль игры». И все, пришлось уехать домой. Прошло две недели, позвонили из «Сатурна», из «Краснодара-2000» и из «Мордовии». Я выбрал Раменское.

    – Вы играли с кем-нибудь, кто сейчас в основе «Спартака»?

    – Мы с Пуцко приехали в «Спартак» в один день. Еще был Саня Козлов, который сейчас в «Тосно». Больше из 1993 года никого не вспомню.

    – А вы сами поняли, что такое спартаковский стиль игры?

    – Нет, до сих пор не понимаю. Играл при двух тренерах на трех турнирах, но уехал. А два человека, которые сидели на замене на моей позиции, остались. Не знаю, как такое происходит.

    – В каких условиях вы жили в Москве?

    – В неплохих. Нас расселили по четыре человека на квартирах, там и жили с воспитательницей – мамой одного из игроков. Она нам готовила.

    "Ни одной тренировки не провели, мячи даже не распаковывали, каждый день жгли со вторым тренером"

    – Стипендия была?

    – Платили по 2000 рублей в месяц.

    – А в Раменском как все было?

    – Сначала приехал в Егорьевск, в «Мастер-Сатурн». Я там за голову схватился: баня, два поля, школа, бассейн, тренажерный зал, прачечная, жилой корпус, бешеные условия. После Липецка и после «Спартака» я был очень удивлен.

    – Как там платили?

    – Уже заключали контракты. 18-летним игрокам переводили по 5 тысяч рублей на карточку. Потом тем, кто попадал в «Сатурн-2» или в дубль, пересматривали условия.

    – Что запомнилось в «Сатурне»?

    – Однажды мы должны были ехать всей командой в Египет. Такой полусбор: и отдохнуть, и потренироваться. Даже взяли мячи. Приехали в аэропорт, а главного тренера не пустили за границу: сказали, что есть задолженность. Он стоял, возмущался, а потом сказал, что раз он не едет, то никто не едет. Но мы полетели с его помощником. Ни одной тренировки не провели, мячи даже не распаковывали, каждый день жгли со вторым тренером. Потом вернулись, главный спросил: «Ну что, как тренировки?» Помощник сказал, что шикарно нас погонял. Две недели неплохо провели.

    – Все закончилось, потому что «Сатурн» закончился?

    – Ну да. Был вариант остаться в «Сатурне-2», они искали средства, но никто точно ничего не знал. Все разъехались по другим командам – я тоже вернулся в родной город.

    – Пока вы были в «Сатурне», играли с кем-нибудь, кто сейчас в Премьер-лиге?

    – В «Сатурне» были ребята 1992 года рождения – Махмудов, Брызгалов. Мы с ними в одном блоке жили. Еще как-то играли за дубль «Сатурна» с молодежной сборной России. Перед турниром в Хорватии товарищеский матч, у них играли Кокорин, Гатагов, Пилиев, Канунников и Яковлев. Мы выиграли 1:0, кстати. Я тогда вышел на 82-й минуте.

    – Вы вернулись в Липецк после распада «Сатурна». Какой у вас был первый контракт?

    – Я этот контракт получил не сразу, потому что на первой же тренировке после «Сатурна» сломал ногу. Пробивался потом через год, через дублирующий состав. Но контракт заключили – 5700 рублей в месяц приходило на карточку. В этом плане очень тяжело.

    – Какие были самые большие премиальные?

    – Раньше платили 25 тысяч рублей за победу на выезде. Сейчас – 20. Дома – 15 тысяч за победу. За ничью в гостях – 10 тысяч. Ничьи дома не оплачиваются, поэтому нужно побеждать.

    "Тачку пока не могу себе позволить"

    – Выигрываешь четыре матча за месяц – получаешь примерно 70 тысяч?

    – Да, но деньги получает тот, кто отыграл все матчи. И еще же выиграть надо.

    – У вас в контрактах прописаны штрафы?

    – Да, штрафы жесткие, некоторые доходят до оклада. Например, спор с руководящим составом, невыполнение указаний. Желтая карточка – 3 тысячи, красная – 5 тысяч. У меня самый большой штраф был за опоздание на установку – рублей сто.

    – У вас ведь не такой контракт уже, не 6000?

    – Нет, конечно, сейчас 21 тысячу в месяц получаю, если вычесть налоги. Но у нас в городе привыкли считать, что футболисты «Металлурга» купаются в золоте и ничего не делают.

    – Что вы можете купить за эти деньги?

    – Ну, тачку пока не могу себе позволить.

    – А айфон?

    – Могу. Хожу с пятым.

    – Сколько вообще в среднем зарабатывают в ПФЛ?

    – Все колеблется около 50 тысяч рублей. В командах, которые претендуют на ФНЛ, повыше, естественно – там как договоришься.

    – Мне рассказывали, что вторая лига – алкоголь и дедовщина. Давайте сначала про первое. У вас в команде бухают?

    – После выезда выпиваем одну-две банки пива. А вот на банкетах можем отличиться. Паре человек стабильно сносит крышу.

    – Самое мощное алкопати в «Металлурге»?

    – После сезона-2014/15. Собрались в ресторане, посидели, потом поехали в караоке: постоянно туда кто-то приезжал, кто-то уезжал, потом эти же люди возвращались. И весь следующий день мы были в отключке, отлеживались.

    "Автобус сломался прямо на железнодорожных путях. Отвалилось днище туалета, воняло ужасно "

    – Теперь про дедовщину. Я так понимаю, схема во второй лиге примерно такая: ветераны ломают молодых на тренировках, потому что им нужно выходить самим, ведь премиальные платят только тем, кто играет. Это правда?

    – Нет, платят не только тем, кто играет. 25% достается тому, кто просто отсидел в заявке. У нас, например, сейчас такая команда, что играют в основном опытные люди. Дедовщины как таковой не бывает, но если кто-то из молодых валяет дурака, ему выскажут претензии. Это называется жесткий подсказ. Но до драк доходит редко, и сами драки короткие: помахались, пожали руки, забыли.

    – Евгений Савин играл в ПФЛ за тульский «Арсенал» и рассказывал, что у них были ультрабюджетные выезды на электричках – 800 рублей на человека. Самый экстремальный выезд на вашей памяти?

    – У нас все выезды на автобусах. Была интересная ситуация, когда я играл за дубль «Металлурга». Автобус сломался прямо на железнодорожных путях. Отвалилось днище туалета, воняло ужасно. Никуда не отъехать, водитель с тренером в перчатках что-то там дергали, в итоге оторвали днище и положили в багажник. На матч опоздали, переодевались в автобусе, сыграли вничью – 2:2.

    – Я посмотрел вашу статистику – играете нечасто. Почему?

    – Травмы очень мешают. Меня в команде называют хрустальным. Постоянно попадаю в ситуации, когда невозможно не сломаться. Ломал ключицу, четыре раза ломал ноги, руку ломал в одном и том же месте. Девять переломов. Занимаюсь футболом с 14 лет, а года три пропустил только из-за травм.

    – Все знают, что во второй лиге катают договорные матчи. Вы сколько скатали?

    – Ноль. Может, было что-то, но через меня не проходило. И нашей команды это при мне не касалось. Так что я не сталкивался.

    – А судьи вас убивали?

    – Был один момент. Это была жесть. Как раз матч против Савина, против Тулы. Они приехали к нам и выиграли 5:1. Мы забили на восьмой минуте, на десятой нам поставили пенальти – 1:1. Он был. А второго пенальти не было, но стало 1:2. Затем на 19-й минуте у нас удалили игрока за вторую желтую. На 22-й минуте удалили меня за фол последней надежды: это уже третий пенальти нам забили. И потом они еще два заколотили – один из офсайда, как я помню. И все пять забил Евгений Савин. Это было ужасно обидно: я рассказываю, и как будто только сейчас тот матч закончился.

    – Во второй лиге есть смешные тренеры?

    – Да, есть такой. Тренер «Орла» – недавно играли с ними товарищеским матч. Он был в вельветовом сиреневом пиджаке, штаны мешком сидят, туфли, волосы назад зачесаны – вылитый Юрий Гальцев. И я не мог представить, что человек с такой внешностью может так орать на своих игроков. Он как Гамула кричал – на весь стадион: «Я тебя убью, ты куда бежишь?!»

    – В детстве вы играли на скрипке. Вам нравилось?

    – Нет, абсолютно, просто родители заставляли. Но музыкальную школу окончил, хотя в последнем классе было очень тяжело. До сих пор не могу смотреть на этот инструмент.

    – С тех пор как закончили, скрипку больше не доставали?

    – Да, сразу убрал в шкаф.

    – Почему вы начали читать рэп?

    – Тут целая история. Все началось в «Сатурне». Прошел обследование в Егорьевске на хреновой аппаратуре, у меня там выявили проблемы с сердцем, запретили тренироваться. Ходил полгода, вообще не знал, что делать. Контракт на три года, платили по 5 тысяч в месяц просто так – я ничем не занимался. Бегал иногда на тренировки, но врачи ругались, орали на меня, говорили, что я не понимаю, что делаю. И я от нечего делать начал писать стихи. У нас все слушали рэп, и тогда я положил стихи на музыку.

    – А потом все же разрешили тренироваться?

    – Приехал врач из второй лиги, мы поехали на обследование в МОНИКИ (Московский областной научно-исследовательский клинический институт им. М.Ф. Владимирского – Eurosport.ru). Выяснилось, что у меня идеальное сердце. Не знаю, почему в Егорьевске мне запретили играть, но женщину-врача оттуда уволили: оказалось, не у меня одного такая история произошла.

    – Как в команде реагируют на ваше творчество?

    – Кому-то нравится, кто-то подкалывает. Говорят: «О, рэперок идет, лучше бы гимн «Металлурга» сочинил вместо лирики своей».

    – Вы сейчас выступаете в клубах?

    – Пока только на корпоративах. Но вообще, сейчас в основном записываю треки и снимаю клипы.

    – Клипы – это же дорого.

    – У меня два видео в сумме стоили 12 тысяч рублей. Может, они не такие качественные, но за такие деньги результат получился приемлемым.

    – Как вы раскручиваетесь?

    – Рэп – то же самое, что футбол. Я сейчас нахожусь в КФК, а все топовые рэперы – в Премьер-лиге. Шанс попасть туда – один на миллион, я это понимаю. Записываю, выкладываю у себя на странице, отправляю треки в крупные сообщества, иногда их публикуют. На другую раскрутку нужно очень много денег. Все в это упирается.

    – Можно раскрутиться через батлы. Вы бы вызвали кого-нибудь на Versus?

    – Вызвал бы ST. В батле с Оксимироном он продемонстрировал очень крутой уровень. Несправедливо, что он проиграл 0:3. Я бы показал ему свой уровень, а ему, возможно, было бы интересно побатлить футболиста.

    – А есть тот, кого вы жестко ненавидите? Как Хованский – Ларина.

    – Рэпер Птаха – его бы я вызвал. Я реально не понимаю, что он делает в рэпе. Гуфа и Слима откровенно топит третий человек в их группе (CENTR – Eurosport).

    Другие интервью Павла Городницкого:

    0
    0