Eurosport

Верните мой 2007-й. Первое чемпионство «Зенита»

Верните мой 2007-й. Первое чемпионство «Зенита»

20/03/2017 в 15:21Изменено 20/03/2017 в 15:37

Доллар за 30 и розовые челки эмо. Кеды с разноцветными шнурками и раскладушки Sony Ericsson. Сильный «Милан» и перспективный Прудников. Eurosport.ru запускает сериал о том, что было 10 лет назад. В первом выпуске – Павел Городницкий и долгожданное золото «Зенита».

Осень-2004 – главная трагедия моего детства. В тот сезон я впервые осознанно следил за футболом и маниакально заболел «Зенитом»: помнил, на какой минуте Аршавин забил «Шиннику», отличал Малетича от Мицейки и знал, как зовут собак Зузанны Петржеловой. Я реально верил, что Питер может стать чемпионом, но мечты цинично обломались: «Зенит» чудовищно провалил финиш чемпионата, получил домашние 0:3 от ЦСКА и остался без медалей.

Та команда была настолько крутой, что за нее болели даже в Москве. Петржела и Боровичка играли рок-н-ролл в технической зоне, Радимов раскидывал гениальные ассисты, а чехи осваивали русский язык и давали смешные интервью. Идиллия.

Мне было всего 9, но я почему-то ощущал, что момент нужно ценить. Богатые клубы из Москвы вечно выманивали лидеров: Кержакова, Аршавина, Быстрова и Денисова. Казалось, что их вот-вот продадут, деньги оставят себе, и «Зенит» вернется в 2002-й, когда за весь второй круг накопилась одна победа.

Прогноз сбылся примерно на треть. Быстрова действительно слили в «Спартак», но выручкой распорядились крайне разумно – забрали надежнейшего Александра Анюкова из обедневших «Крыльев». После этого «Зенит» ворвался в плей-офф Кубка УЕФА, а владельцы клуба (Банкирский дом «Санкт-Петербург») внезапно продали контрольный пакет «Газпрому». Из-за возраста я не придал этому значения: подумаешь, поменялись люди в руководстве. Главное, чтобы оставили Шаву с Кержом, а остальное неважно.

Конечно, я ошибался. В «Газпроме» посчитали, что «Зениту» нужен тренер посолиднее Петржелы, поэтому Власту сняли почти сразу после вылета из еврокубков. Вместо чеха пришел Дик Адвокат, а с ним – корейские ноунеймы, диковатый Фернандо Риксен и дорогущий Фатих Текке. Я напрягался, но все равно страстно болел за «Зенит».

Так было до середины 2007 года. В Питере к тому времени осели Домингес и Тимощук (30 млн евро за двоих), Кержа отдали в «Севилью», а главным форвардом стал спартаковский воспитанник Погребняк. Это расстраивало, но выбора не было: стало ясно, что любимый клуб имеет все ресурсы для того, чтобы выиграть золото через 23 года после чемпионства-1984.

Мой личный надлом случился в июле 2007-го. Мы с отцом ехали в Нижний Новгород и взяли в поезд только что вышедшую книгу Петржелы «Однажды в России». По детской наивности я поверил всему, что там написано. Власта ни разу не упомянул казино, зато расчленил новое руководство «Зенита», казнил Фурсенко и романтично рассказал о трех российских сезонах.

Этого было достаточно – я целиком встал на сторону чеха. Посматривал «Зенит», но уже без любви – команда моментально стала чужой. Единственный светлый момент лично для меня – разгром «Динамо» в Кубке России. В тот вечер команда играла, как при Власте – быстро, красиво, авантюрно и дерзко. Никакие спартаковские кружева и рядом не стояли.

После тех божественных 9:3 «Зенит» взбодрился и дополз до первого места. 11 ноября 2007 года я кричал и праздновал, но меня угнетали три вещи. Во-первых, было обидно за Кержа, которому в тот год достался всего лишь Кубок УЕФА с чужой «Севильей». Во-вторых, меня изнутри сжигал тот факт, что «Спартак» хоть и остался с серебром, но легко выиграл у чемпионов и дома, и в гостях.

«Зенит»

Но больше всего бесили глорихантеры. Они не были с «Зенитом», когда от Яна Флахбарта убегали пешком. Они не видели, как привозит пенальти Дэниэл Кирицэ. Они не в курсе, какими кошмарными могут быть удары Гартига. Но они напялили сине-бело-голубые розы и приперлись на «Петровский», как будто это их праздник. А это был мой праздник.

На следующий день после триумфа я пришел в школу, и там тоже все ходили в шарфах правильных цветов – от завхоза до директора. Учителя, которые еще неделю назад запрещали мне писать в тетрадку с Малафеевым на обложке, улыбались в столовой под зенитовский гимн. Конечно, они не подпевали – они ведь не знали слов.

Как же меня это раздражало. Какими же лицемерными бывают взрослые люди.

Сейчас, спустя почти 10 лет, я уже осознаю, насколько великим, важным и общим было первое российское чемпионство. Я догадываюсь, что с игроманом Петржелой «Зенит» вряд ли стал бы первым. Я пересматриваю моменты золотого матча в Раменском и вздрагиваю, когда Домингес в фантастическом прыжке выбивает мяч из пустых ворот. Я понимаю: надо было искренне радоваться, погасив в себе снобизм и эгоизм.

Но тогда, в 2007-м, я усвоил два суровых жизненных урока. Первый – мечты должны сбываться вовремя, а не на три года позже. Второй – людям очень свойственно примазываться к чужому успеху.

Грустная правда, от которой никуда не деться.

Другие тексты Павла Городницкого:

0
0