Eurosport

Илья Мэддисон: «Парень, с которым мы рубились в доту, убил дедушку. Он мешал играть»

Илья Мэддисон: «Парень, с которым мы рубились в доту, убил дедушку. Он мешал играть»

04/03/2015 в 19:26Изменено 05/03/2015 в 01:20

Легендарный геймер рассказал видеоредактору Eurosport.ru Артему Нечаеву про геев в футболе, телочьи видео, Картавого Ника и конкурс «Кто быстрее пронесет яйцо во рту под песню Лепса».

– Сколько лет ты творишь свои грязные делишки в интернете?

– В интернете я работаю года с 2008-го, наверное. Так что получается лет семь.

– Лет семь как раз и ходит фраза «Мэд уже не торт». Другие в ответ говорят, что «Мэд торт». Ты сам не заплесневел от видеоблогинга?

– Нет, меня это не сильно напрягает, потому что я давно снимаю видео для себя, как хобби. Был момент, когда это все стало работой, я сотрудничал со всякими крупными ресурсами, но это позади, и теперь я делаю что хочу. Сейчас популярны всякие летсплеи и бьюти-блоги. И основные потребители этого продукта – 12-летние девочки и мальчики. Естественно, я как пожилой мужчина уже не могу завлекать их своим материалом. Поэтому сейчас я делаю обзоры про футбол, пиво и игры. Эти видео для зрителей, которые смотрели меня и семь лет назад, которые уже выросли, поумнели, понарожали детей. Так что для некоторых я, понятное дело, стал не тортом. Но, как говорил Дмитрий Медведев, 2007 год не вернуть, поэтому надо двигаться дальше. Сейчас я начинаю снимать новый проект. Он более разговорный. Посмотрим, как зайдет, но сейчас могу пока сказать, что за пробный месяц я выпустил восемь роликов и они в сумме набрали 3 миллиона и 300 тысяч просмотров.

– Сейчас твой способ заработка не сильно отличается от прошлых лет?

– Не сильно, я еще в институте понял, что диплом ничего не значит. Я учился в РГСУ на журналиста и не сильно потерял, уйдя оттуда, потому что единицы из моих одногрупников стали журналистами – остальные продают мобилы и т.д. Я тоже когда бросил институт, работал продавцом, а потом, когда уже подписал контракт с RuTube, которым тогда владел «Газпром», появилась и работа на «ТНТ». Сейчас основной заработок идет от Twitch.tv, где любители компьютерных игр вечером могут посмотреть в прямом эфире, как я играю. Канал на YouTube сейчас больше помогает тем, что поддерживает мою популярность.

Мэддисон мама

– Сколько ты зарабатываешь?

– От Twitch, получается, около 3 тысяч долларов в месяц приходит. А вообще, я бы не хотел говорить конкретных цифр – но, например, я знаю, сколько зарабатывают обычные комментаторы на «НТВ-Плюс». Они получают от 30 до 60 тысяч рублей. У меня за месяц выходит гораздо больше. Ясен фиг, что Вася Уткин получает больше, плюс корпоративы всякие, но факт в том, что на телевидении не такие большие зарплаты. Особенно заработок не сопоставим с количеством работы, которую от тебя требуют.

– Из-за этого ты не работаешь на телевидении?

– Да, мне часто звонят с молодежных телеканалов, говорят, что хотят запустить программу об играх. Им нужно, чтобы я написал сценарий, был ведущим и принимал участие в монтаже. 14 выпусков по 24 минуты за сезон, и за каждый выпуск они готовы платить 10-20 тысяч рублей. Я говорю, вы че, охренели? Я называю свои условия – 80-100 тысяч за выпуск минимум. На что в ответ слышу, что столько получают только звезды. Я столько, сколько наши селебрити, могу не напрягаясь получать в интернете.

– Недавно была история, что кто-то тебе переслал на вебмани 50 тысяч рублей, и ты думал, что делать с такой суммой. Что в итоге сделал?

– Потратил на пиво. У меня есть пара кошельков, куда люди могут скинуть пожертвования за то, что я сделал их детство счастливым. Я надеюсь, что они не крадут у своей мамки последние деньги ради меня. Но это еще ничего. Одному киберспортсмену Паше Бицепсу из команды virtus.pro по игре в Counter Strike фанат из Саудовской Аравии перевел 50 тысяч долларов.

– Один из твоих доходов – реклама. В какой самой странной рекламе тебе пришлось сниматься?

– В рекламе Nokia. Мне раньше часто говорили, что я жалуюсь, что быть видеоблогером тяжело, а попробуй поработать в шахте. Ну и в итоге у меня был ролик, как я в шахте сижу, весь в саже какой-то сраной с этим телефоном. Мне заплатили огромное количество денег за эту рекламу, а на следующий день позвонили и сказали, что удаляют со своего канала этот ролик, потому что на них пожаловались шахтеры, мол, это оскорбительно. В итоге ролик удалили, а деньги у меня остались.

– А корпоративы?

– Не, я думаю, люди не очень были бы рады, если бы я вел их праздник. Я бы просто напился и все… Хотя, может, так корпоративы и проводятся. Конечно, я проводил всякие презентации на игровых выставках, но не больше. И уж точно из меня херовый массовик-затейник, который проводит конкурс типа «Кто быстрее пронесет яйцо во рту под песню Лепса».

– А стендапы?

– Тоже не мое. Я провел где-то шесть стендапов, но я сразу предупреждал народ, что я стендапить не умею, и просто базарил с ними со сцены. У меня было предложение посетить 12 городов со своей программой за миллион рублей, но я отказался.

– А за сколько ты бы согласился?

– Ну, миллион это слишком большая сумма. Если от нее отказался, то и от двух тоже бы отказался. Может, за три… Но тупо лень было куда-то ехать, чего-то говорить. Да и здоровье вряд ли бы позволило. Вот Хованский (еще один видеоблогер) согласился за 350 тысяч. Он проехал четыре города, сказал, что больше не хочет выступать без спайса, ему нашли, он выкурил, сказал, что заболел, и поехал домой.

– Тебя часто узнают на улице?

– Да, постоянно. Бывает, адекватные ребята подойдут, пожмут руку, поблагодарят за творчество, а бывает *********** [докапываются].

– Неадекватных много?

– Да полно ******** [странных]. Например, была девочка, которая сторожила меня около подъезда, а потом она убила свою мать. Не из-за меня, а просто так произошло. А был парень, с которым вместе играли в доту иногда, а потом он убил своего дедушку, потому что тот мешал ему играть. Причем этого парня просто признали невменяемым и никуда не посадили – дали белый билет. Дня два назад он мне писал, снова звал играть.

телочки и Мэддисон

– Если ты раньше работал с газпромовскими RuTube и «ТНТ», то как ты не попал на «НТВ-Плюс» со своей любовью к футболу?

– Да я приходил туда лет 6-7 назад, два дня потусовался и забил. Я ожидал увидеть там что-то нереально крутое и ультрасовременное, а там всякие бетакамы, лучевые мониторы, старухи за звукорежиссерскими пультами сидят, и показалось, что все работники с нереальным чувством собственной важности. К тому же когда я подписывал контракт с «Газпромом», то меня рассматривали только как шута для несерьезных программ. Вообще, спортивные программы ни на телевидении, ни в интернете – нигде не нужны. Да, был пример с Картавым Ником, когда его позвали комментировать футбол на «Спорт 1» – я даже специально посмотрел этот матч, и это было настолько ужасно, что его больше не подпускали к эфиру. Даже Уткин тогда написал в твиттере, что это было ужасно.

– Кстати, ты немного похож на Уткина.

– Чем? Такой же жирный?

– Ты тоже обманул своих поклонников, пообещав сделать татуировку Игоря Николаева.

Игорь Николаев и Мэддисон

– А, ну да, обманул. Но мне просто лень, а Вася сделал это для пиара, наверное. На самом деле, я благодарен Уткину за передачу «Футбольный клуб», но сейчас я не знаю, что с ним происходит. Скорее всего, это маниакально-депрессивный психоз, и я могу пожелать Василию только здоровья.

– А Картавый Ник сейчас ведет прямые эфиры по утрам на «России 2».

– Да? Я даже не знал. Наверное, это говорит как раз о популярности утренних эфиров. Это же полное говно. Утро вообще на ТВ забивают всякой парашей. Вот когда Ник прокомментирует матч Лиги чемпионов на федеральном канале, тогда да, я признаю, что был неправ. Хотя если бы меня пригласили вести на ВГТРК что-нибудь с утра, то это надо вставать рано, ехать на какую-то сраную Шаболовку, вести никому не нужный подкаст и получать за это все где-то пятерку вонючую – я не знаю, что меня может заставить так работать.

– Когда будет смена поколений футбольных комментаторов?

– Вообще, футбол очень ***** [плохо] смотрят на телевидении, даже на халяву. Им лучше «Глухаря» посмотреть. А тот малый процент людей, которые все-таки смотрят футбол – они не хотят, чтобы кто-то картавый комментировал. Такое же отношение будет ко мне. Им нравится, когда Гена Орлов в маразме выступает или кто-то из старый школы – Розанов, например. Даже крики Черданцева не все адекватно принимают. Люди не воспримут на телевидении развеселого комментирования – не то, что в интернете. Да даже в инете футбол никому не нужен. Какое-нибудь телочье видео о помаде соберет миллион просмотров, а видео о футболе наберет максимум 20 тысяч. И на фига тогда делать?

мэддисон полоз

– В России не привить интерес к футболу?

– Ну, если его не будут так сильно форсить, как вонючий биатлон, если звезда уровня Губерниева на всех каналах будет говорить о футболе, все матчи будут показывать, с хорошей картинкой, с отличной посещаемостью, то тогда, возможно, футбол будет интересен. Но такого никогда не будет. Может быть, перед чемпионатом мира – но там могут, наоборот, тянуть такую линию, что футбол не наш вид спорта, чтобы подготовить зрителя к провалу сборной.

– Один из последних твоих постов в «ВК» о футболе был о вылете сборной с чемпионата мира. После этого говорить уже ничего не хочется?

Мэддисон о России

– Я еще во время отборочного цикла сказал, что хуже сборной не видел, что Капелло – старый маразматик, его надо было гнать после матча с Северной Ирландией и назначать Валерия Карпина, чтобы хотя бы на эмоциях он выиграл пару матчей, как когда-то с Ярцевым было. Нынешняя сборная – это вообще говно. Ужас. Мрак. Просто жуть настоящая. Игроки, которые вызываются, типа Дмитрия Полоза – это край деградации. Это то, к чему приводит лимит.

– В прошлом году ты очень был раздосадован тем, что «Золотой мяч» получил Месси. В этом году получил Роналду. Ты доволен?

Мэддисон о Месси

– Нет, опять раздосадован. Вообще, Месси, я считаю, покруче, чем Роналду. Криштиану крут тем, что он довел возможности своего тела до совершенства, и когда он снимает футболку, то я теку как женщина. А Месси просто умнее, он больше тянет и сборную, и команду. А Роналду с Португалией даже из группы не вышел.

– Тебя как болельщика «Динамо» радует, что клуб стал одним из самых богатых в России?

– Я не люблю, что деньги приходят в футбол. Это его делает каким-то попсовым. Но с «Динамо» уже по фигу, лишь бы чемпионами стали. Пусть нереальные деньги вливаются, пусть всякие детишки там играют. В любом случае, я за последние годы такого дебилизма натерпелся – начиная от полусумасшедшего генерала до полного разорения при ВТБ, когда всех лучших игроков продали; португальский период – я уже ничему не удивляюсь.

– Но сейчас уже хорошие игроки приходят в клуб.

– Да все равно с трансферной политикой беда. Это у всех наших клубов в селекции бардак. У нас не умеют покупать футболистов. Только ЦСКА более-менее правильно работает. Я до сих пор восхищаюсь тем, что Гинер умудрился продать ломаного 35-летнего негра за 18 миллионов. Это чудо. Это, наверное, гипноз какой-то.

– Во сколько раз, по-твоему, Кокорину переплачивают?

– Я считаю, что топовый форвард в России должен получать около 60 тысяч долларов в месяц. У Кокорина где-то 250. Получается, где-то в 4-5 раз больше. Роналду в неделю получает 270, но это «Реал» и Роналду! А это «Динамо» и Кокорин, который только раз за сезон забил 10 мячей. Потолок зарплат – это тоже какая-то ***** [ерунда]. Это ни к чему не приведет. Будут всякие черные зарплаты, как в КХЛ сейчас делают. Отмена лимита приведет все в порядок. Надо, чтобы наши клубы спонсировали частные лица, а не государство. Возможно, чемпионат из-за этого погрузится в состояние полнейшего кала и будет на уровне какого-нибудь болгарского первенства, но зато это будет футбол, а не соревнование кошельков, которое все равно ни к чему не приводит.

Мэддисон биатлон

– Есть история, как ты уговорил соцподдержку «ВКонтакте» поменять твою фамилию на псевдоним, потому что они ущемляют твои права как гомосексуалиста.

Мэддисон гей

– Да, я решил давить на больное. Когда еще Павел Дуров был главой «ВКонтакте», он пропагандировал весь этот здоровый образ жизни, толерантность, антифашизм. В итоге они поменяли мне фамилию на псевдоним, но я не думаю, что это из-за того, что я гомосексуалист.

– Как ты относишься к геям в футболе?

– Мне противно, что ФИФА и УЕФА стали какими-то гомозащитными… Геезащитными… Короче, пидорозащитными организациями, и вместо того, чтобы бороться с симуляциями, с продажностью судей, вместо реальных проблем и введения видеоповторов они поддерживают пидоров и борются с расизмом. Я не говорю, что расизм это хорошо. Просто идет явный перегиб в пользу сам понимаешь каких сил. Уже разве что за темнокожими футболистами с платочком не бегают по футбольному полю. Я не вижу в этом глобальной проблемы. Вот когда голландскому вратарю Верхувену кричат «Пицца» с трибун и что он жирный – это по фигу, он же белый. А по поводу геев я считаю, что когда отец отдает своего сына в футбольную школу, он думает, что его парень будет вести здоровый образ жизни, не бухать, не колоться и не будет пидором. В общем, нормальные семейные ценности. А сейчас с этой волной каминаутов, заявлениями типа «Я горжусь, что я футболист и гей, и это смелое решение рассказать о своей слабости – пороться в задницу»… Я думаю, это не идет на пользу футболу.

– Что тебе приятней – делать обзор на FIFA или на пиво?

– Вообще, я фанат Football Manager. И считаю, что эта игра может пойти на пользу многим нашим руководителям в футболе. Что касается FIFA, я рад, что сейчас интерес к ней повышается, потому что если молодой человек увлекается виртуальным футболом, то он может обратить внимание на настоящий футбол и выйдет хотя бы поиграть во двор. Сейчас, когда я выглядываю в окно, я вижу только, как играют на площадке в футбол множество таджиков. Но что поделать – вот так вот у нас развивают футбол в стране. Всем на все насрать. У нас национальный вид спорта – вонючий биатлон, который уносит жизни молодых женщин. Это, ***** [блин], адская забава ****** [чудаков]. Я терпеть не могу биатлон.

0
0