Eurosport

«Артистка выпала с высоты 5-этажки, остальные сгорели живьем». Главный бунтарь «Динамо» Лобановского

«Артистка выпала с высоты 5-этажки, остальные сгорели живьем». Главный бунтарь «Динамо» Лобановского

21/03/2017 в 13:38

Виктор Леоненко рассказал Eurosport.ru о травле великим тренером, курении с 10 лет, бойкоте в говнокоманде и заживо сгоревших артистах перед игрой.

– По статистике, в НБА после окончания карьеры 30% игроков становятся бомжами и алкоголиками – какие показатели у футболистов вашего поколения?

– Где-то процентов 90. Это сейчас если бы я играл, то стал миллионером, а раньше заработать на безбедную старость было почти невозможно. Вот многие и спивались. Это современным футболистам мозги вообще не нужны – с их зарплатами и бизнесом заниматься не нужно. Купил 20 квартир, сдавай их и радуйся.

– Вам было сложно не спиться?

– Накатывало иногда, мог целый день пить пиво перед телевизором, но потом заиграл за ветеранов, тренировался с командой «Интеркас». Жена занималась бизнесом, помогал ей немного.

– Вас уволили с канала «2+2» после того, как вы сказали, что Ахметов может все купить.

– Да, я так считаю. Но я тогда имел в виду не договорные матчи, а в целом подход человека к делу. У Ахметова есть уникальное качество – если он что-то покупает, то потом дороже продает. С Ринатом Леонидовичем мы друзья, и я этим горжусь. И не потому, что он состоятельный человек, а потому, что большой профессионал.

Позже ко мне приходил ведущий «Про футбола» Игорь Цыганык, звал обратно. Я тогда сказал, если извинитесь – вернусь. Не извинились, а через неделю позвонил директор канала «Футбол» Александр Денисов и пригласил к себе. Я даже рад, что так получилось.

– Вам запрещено критиковать «Шахтер» на канале «Футбол»?

– Меня никто и никогда не ставил в рамки. Я любому могу сказать в лицо, что думаю. Вот тренер «Динамо» Сергей Ребров обижается на меня за критику, но я выражаю мнение честно и открыто, а настоящие враги Сереги – у него за спиной. Те, кто метит на его место. Ничего удивительного: в «Динамо» всегда процветали интриги и доносы. Это даже еще до меня было.

– Когда вы работали на «2+2», Игорь Суркис сказал, что Леоненко можно критиковать «Динамо». Какие у вас сейчас отношения?

– С тех пор как я перешел на «Футбол», то стал врагом. Но я ни на него, ни на его брата не в обиде, хотя есть за что. Игорь Михайлович называет меня пьяницей, неадекватным, но за любое слово я могу ответить. Всегда готов к диалогу, и всех, кто со мной не согласен, приглашаю на программу «Великий футбол». Вот к нам Милевский недавно заходил, чайник подарил – это потому что я многих футболистов так называю. Нормально поговорили.

– Вы как-то сказали, что в киевском «Динамо» карманные тренеры.

– Конечно! Почему ж Газзаев так быстро и сбежал. Главная проблема «Динамо» в том, что Игорю Михайловичу не нужны ни специалисты, ни агенты, ни селекционеры – он сам покупает игроков на свое усмотрение. А потом все удивляются, что игроки не подходят команде. Сказать тренеру: «Вот тебе игрок, лепи из него, что хочешь» – неправильный подход. Поэтому в «Динамо» из легионеров заиграли единицы.

Леоненко

– В юности Месси кололи препараты, чтобы он вырос. У вас тоже были проблемы с ростом?

– Мой рост в 15 лет – 1,33 м. Выручал турник, с которого я почти не слазил. Еще жгуты, которыми привязывался к кровати – они вытягивали руки и ноги. Я был мелким, но особо не парился, понимал, что просто нужно подождать. Больше переживал о росте мастерства. Помогло, что меня повсюду таскал старший на три года брат – я всегда играл с теми, кто старше меня, и благодаря этому развивался. Почему плохо прогрессирует нынешняя молодежь? Потому что они играют со сверстниками. А еще и вечно залипшие в своих айпадах.

– Возможно, вы долго не росли, потому что закурили в 10 лет?

– Вряд ли. Курить так рано начал, потому что крутился в компании брата, а там все смолили. К тому же у меня батя был таксистом и курил только хорошие сигареты с фильтром. Я у него всегда их таскал, как, впрочем, и мелочь. У него всегда были полные карманы мелочи, но и я иногда и рубли прихватывал.

Еще когда играл, друг познакомил с батюшкой, который живет в Запорожье – он мне сказал, что брошу курить. Я долго смеялся, но во время финала Евро-2008 неожиданно сам для себя завязал. Вот так резко. Не могу объяснить, почему так произошло.

" Лобановский как-то сказал: «Я что, единственный в «Динамо» некурящий?"

– Йожеф Сабо вас гонял за сигареты?

– Он все время ко мне придирался, ловил, хотя в киевском «Динамо» многие курили – Призетко тот же, Шкапенко. Лобановский как-то сказал: «Я что, единственный в «Динамо» некурящий?» Помню, после матча с «ПСЖ» смотрю – у них возле автобуса стоят несколько игроков, спокойно курят. Я не говорю, что это хорошо, но главное – что ты показываешь на поле. Гаврилов, например, курил «Беломор» и играл до 40 лет.

– Бразильцы оттачивают технику на песке, как вы развивали ее в родной Сибири?

– Во-первых, я был всесторонне развитым: играл во все игры. У нас была неровная площадка – попробуй, обработай мяч, если отскок непрогнозируемый. Еще у меня был лучший друг, с которым мы дома соревновались, кто больше набьет маленький резиновый мячик.

Кроме того, играл в хоккей, что классно развивает координацию. Кстати, Саленко и Шевченко очень на приличном уровне гоняют шайбу – наверное, у всех нападающих это в крови. Сейчас не играю – на ТВ потом сложно синяки гримировать.

– Вы росли в бандитском районе Тюмени. Часто дрались?

– Да, район был неблагополучный – неподалеку располагались две тюрьмы. В школе дрался, но без кровопролития. Да куда мне было драться? Я хоть и быстрый был, но дохлый. Помню, когда на «Кожаный мяч» играли, то все мне великанами казались. Реально думал, что против мужиков бегаю, хотя там часто были подставки.

– Александр Панов говорил, что если не футбол, то стал бы наркоманом. Вам такое светило?

– Точно нет. Район хоть и был у нас не лучший, но не наркоманский. Я к тому же очень боюсь крови, как вижу шприц – бледнею. В «Динамо» в меня столько уколов поставили, что вспомнить страшно. А таблеточки я всегда выкидывал в горшки из-под цветов. Считаю себя везучим футболистом – обошлось без единой операции.

– Сколько вам платили в тюменском «Геологе»?

– Мне было 17 лет, когда начал тренироваться с первой командой. Год играл бесплатно – хорошо, другие игроки скидывались по 10 рублей: набегала приличная по тем временам сумма – где-то 200 рублей. Это больше, чем зарплата обычного гражданина в Союзе.

– В армии на тумбочке стояли?

– Помню, чемпионат в самом разгаре, а меня вызвали на марш-бросок – это ротный так наказал за то, что покинул пост, когда ко мне приехала жена.

Леоненко

– С «Геологом» вы объездили пол-Союза. Какая поездка особенно запомнилась?

– Запомнились южные страны. Выиграть там было очень сложно: заряжали судей, поливали беговые дорожки, чтобы увеличить влажность – после этого дышать было невозможно, не то что бегать. Как-то играли в Ланчхути, команде предложили сдать игру. Мы бы и так проиграли: «Гурия» ставила задачу выхода в высшую лигу, поэтому согласились. Еще на тренировки приходили грузинские болельщики и договаривались о покупке у игроков дефицитных костюмов adidas. Продавали за тройную цену!

Когда перешел в московское «Динамо», то на такие выезды было страшно ездить – все очень серьезно. Если выигрывали, то важно было сразу после финального свистка побыстрее шмыгнуть в раздевалку. В Орджоникидзе как-то попали под дождь из монет, а автобус забросали камнями. Газзаева грозили убить – народ там горячий.

– Из «Геолога» вы должны были перейти в киевское «Динамо», а уехали в московское. Как так вышло?

– В Москве постарались: вышел приказ Министра обороны, и в Киеве уже не могли ничего сделать. Самое интересное, что не хотел покидать Тюмень – я такой человек, которому сложно покидать насиженное место. Я симулировал радикулит, но все равно забрали. Меня много в какие команды приглашали – в «Ротор», «Таврию», но я руководителям таких команд говорил, что местные бандиты не отпускают.

– В Москве у вас было прозвище Лесной.

– Да. Кобелев, который был потрясающим плеймейкером, и остальные травили за то, что приехал из Сибири. А меня Газзаев сразу в основе выпустил на матч против «Спартака». Кстати, я после игры сказал, что больше не буду играть за «Динамо».

– Почему?

– Обидно было, что пас не отдают. Но потом остыл, заиграл. У Газзаева прошел фантастическую школу – весь год, который я играл в Москве, мы с Георгичем разбирали каждую игру. Научил меня многим трюкам. Например, вбегаешь в штрафную, защитник висит на плечах, и тут резко останавливаешься, и он в тебя влетает. Пенальти! После Газзаева мне тренер уже был не нужен.

– Правда, что после побега из Москвы в Киев от двухлетней дисквалификации вас спас Гельмут Коль?

– В Киеве мне сказали, что заплатят все до копейки, даже если не буду играть. Мне так хотелось оказаться в легендарном «Динамо», что я согласился. Хорошо, что Медведчук и Суркис подключили Коля, у которого были связи в ФИФА, и дисквалификацию отменили. Кроме того, в Москву перечислили миллион долларов. Думаю, если бы не переехал в Киев, то оказался бы через пару лет в Италии – мы такие планы строили с Газзаевым. Он считал, что Серия А мне больше всего подходит по стилю.

– Вы выиграли в зарплате после переезда в Киев?

– Еще бы! В Москве зарплата была – тысяча долларов, а в Киеве – в несколько раз выше. Помню, обалдел, когда узнал, что за победу над запорожским «Торпедо» полагается 800 долларов. За «Днепр» и «Шахтер» – выше. В Москве мы за проход в следующий раунд еврокубков получали 500 долларов.

В мое время зарплата в сравнении с нынешними была скромной, в «Динамо» мы играли за премиальные. Поэтому мне было все равно, забью я или отдам голевую передачу – главное, чтобы команда выиграла. А сегодня что? Игроки не парятся – они и без премиальных в шоколаде.

– В 1993 году вы сделали дубль в ворота «Барселоны» и отдали ассист на Шкапенко.

– Ага. Мы ведь после удаления Мизина еще полтора тайма вдесятером играли. Кстати, по окончании матча тренер Фоменко наорал на команду. Михаил Иванович был очень жестким, это сейчас сдал. В мое время он после одной из игр подрался с вратарем Кутеповым – напихал ему за пропущенный гол, хотя Игорь в нем был не виноват. Они сцепились, но игроки быстро разняли.

– Почему наорал?

– Не знаю, может, чтобы не расслаблялись. Вообще, после Газзаева киевские тренеры были очень слабыми, разве что за исключением Павлова.

– Какой-то игрок запомнился у «Барсы» особенно?

– Стоичков рвал невероятно. Причем потрясающе играл без мяча: он спиной чувствовал, когда Куман ему мяч на ход отдавал. Включал скорость и уносился к воротам. В той «Барселоне» было все как по нотам. Нам повезло, что в Киеве обыграли их в меньшинстве.

– Какой матч был самым звездным за «Динамо»?

– Пожалуй, все-таки больше запомнился финал Кубка Украины в 1993 году против «Карпат» при 50 тысячах зрителей. Я забил самый красивый гол в карьере – он, к сожалению, не сохранился в архивах УТ-1. «Динамо» выиграло 2:1, а после игры болельщики несли меня по Киеву. Сегодня такое невозможно представить.

Леоненко

– Недавно игрока «Динамо» Домагоя Виду застукали пьяным за рулем. У вас были похожие проблемы?

– Была история. Ко мне пришел друг, выпили пива. Через пару часов позвонил Калитвинцев и пригласил к себе. Сел за руль, а меня гаишники остановили, когда выезжал со двора – хорошо, что не в подъезде. Предлагал им тысячу долларов – не взяли! От таких денег не отказываются, и тогда я понял, что меня просто ловило руководство клуба. Чтобы наказать, оштрафовать. В «Динамо» тогда на три месяца лишили зарплаты. А еще как-то Сабо на сборах нашел у меня 20 пустых банок из-под пива – накопилось за неделю. Грозил оштрафовать. Я тогда не признался, что Призетко тоже участвовал. Но пьяным меня никто не видел: я крепче пива ничего не пил, как и до сих пор. Для меня сейчас дико, что молодой игрок может сбежать и под утро заявиться на базу с перегаром.

– В «Динамо» вы были лидером, но капитанскую повязку носили другие. Почему так?

– Я особо не стремился. Еще и потому, что на одном из сборов Сабо назначил меня капитаном, и произошла трагедия.

– Какая?

– Играли товарищеский турнир в Германии. Организаторы подготовили праздничную программу – перед матчем планировалось, что на поле приземлится воздушный шар, и артисты подарят игрокам цветы. Не учли, что было очень ветрено – при приземлении корзина сильно ударилась о газон, взорвался баллон, шар стал гореть и быстро взлетел. Одна из артисток выпала с высоты пятиэтажки и разбилась. Те, кто остался в корзине с шаром, сгорели живьем. Ужас! Матч отменили, а я больше на капитанскую повязку даже не смотрел.

" В какой команде ни играл, «Спартак» нас возил"

– Что вас особенно раздражало в «Динамо»?

– В «Динамо» тренеры мне казались какими-то физруками, специалистами их сложно было назвать. Вот, например, Фоменко как-то разрешил во время занятий нарушать правила – захваты, тычки, любые удары. После тренировки одежда превратилась в лохмотья. Не понимаю, зачем это было нужно.

– У Сабо в команде было прозвище Директор бани?

– Да. Команда его не воспринимала. Директор бани потому, что Сабо еще до «Динамо» держал спортзал, в котором была сауна. Помню, ездили на Кубок Содружества, я получил желтую, и в финале не сыграл. Пошел тогда с тренерами в баню – Йожеф Йожефович действительно замечательно парит!

– Милевский пришел на презентацию Блохина в халате. В ваше время такое было невозможно?

– Это, конечно, уже слишком – всему есть грань. Но я не видел ничего страшного в том, чтобы немного потравить тренеров. Как-то Сабо на видеоразборе игры говорит: «Леоненко, посмотри, ты почему стоишь?» А я в ответ: «А вы нажмите кнопочку play, и я побегу». С Фоменко тоже история была. Как-то мы проиграли матч, а он говорит: «Вы вылетели из Кубка». Я не сдержался и выдал: «А вы остались?»

– Вы как-то сказали, что вам ближе спартаковский футбол, а не динамовский.

– С удовольствием поиграл бы в романцевском «Спартаке». Я в какой команде ни играл, они нас возили. В московском «Динамо» попали им 1:6, Газзаев тогда даже в раздевалку не зашел, такой злой был. Несколько лет назад я ездил на турнир ветеранов в Москву, так Титов, Аленичев, Тихонов над нашей командой натурально издевались – мне казалось, что я в футбол никогда не играл. В таком порядке ветераны «Спартака»!

– Романцев сглупил, что начал пачками завозить легионеров?

– Вот в этом-то и главная беда лучших советских команд. Что в «Спартаке», что в «Динамо» утерян стиль, который создавался годами. Вот сейчас из «Динамо» пытаются лепить «Барселону», взяли испанских тренеров – в первую команду, в академию. Но тики-така не получается, потому что мы в нее никогда не играли. Недавно с Бессоновым разговаривали и сошлись на мнении, что «Динамо» нужен немецкий тренер. Который бы делал упор на нашу сильную сторону – хорошую физическую подготовку .

Леоненко

– После возвращения Лобановского в Киев «Динамо» вышло в полуфинал Лиги чемпионов. В чем его секрет?

– Колоссальный авторитет, вера в него игроков и страх. Он когда на базу приезжал, все вокруг замирало – даже птицы переставали петь! Страх был в том, что еще со времен Союза игрок, который выступал за сборную, на следующий день мог загреметь в «Динамо-2». К моменту возвращения Лобановского в «Динамо» собралось много амбициозной молодежи. Команда поверила ему, все были заряжены одной идеей, поэтому был прогресс.

– Почему вы при нем не сыграли за «Динамо» ни одного матча?

– Я два раза ездил к Лобановскому домой, пытался поговорить по душам, но не получилось. Он сказал: «Будешь забивать два в каждом матче – будешь играть». Но как это сделать, если даже на замену не выпускал?! Думаю, опасался, ведь у меня всегда было свое мнение. Это сейчас модно иметь игрока на поле, через которого главный тренер доносит до команды свои идеи. У Лобановского наоборот – ему не нужен был еще один тренер на поле. Он меня почему-то называл исключительно по имени и отчеству – Виктор Евгеньевич. То ли травил так, то ли уважал.

– В знак протеста вы перестали забивать за «Динамо-2».

– Вместе со мной за вторую команду играло много хороших игроков, которые по различным причинам были не нужны Лобановскому. Я в шутку называл «Динамо-2» говнокомандой. Ну а что – если не играешь за основу, значит, ты – говно. Не забивал за нее принципиально, только передачи отдавал.

– Просили выставить себя на трансфер?

– Предложений было много. Знаю, Ахметов хотел, чтобы я играл в «Шахтере», но Суркис отказывался укреплять конкурента. Бывший тренер «Днепра» Бернд Штанге договорился о просмотре в «Кайзерслаутерне» Отто Рехагеля. Я съездил, понравился немцам, они предложили контракт, но руководству «Динамо» было мало денег. Вместо меня «Кайзерслаутерн» купил за 300 тысяч долларов болгарина Христова и стал в том сезоне чемпионом Германии.

– Дело только в деньгах?

– Думаю, Суркис и не собирался продавать. Вот представьте: отпустили меня, а я начал голы штамповать – начались бы вопросы вроде «А почему Леоненко в «Динамо» не играл? Как же так?». Помню, Михаэль Баллак, когда встретил меня в Кайзерслаутерне, спросил: «Зачем ты сюда приехал, ведь «Динамо» играет в Лиге чемпионов?» Мне трудно было ему объяснить. Вот так было. А Суркис говорил, что я пьяница, и поэтому меня никто не покупает.

Леоненко

– К вам еще приценивались «Вольфсбург» с «Тоттенхэмом».

– Немцы за меня кроме денег еще несколько «Фольксвагенов» предлагали – «Динамо» все было мало. С «Тоттенхэмом» тоже не получилось. Еще ездил в «Вест Хэм», тренеру Реднаппу на память подарил две гривны. Возможно, и удалось бы уйти из «Динамо» при наличии агента. Но в этом случае к контракту автоматически прибавлялось еще полтора года, а меня это не устраивало.

– Как вас занесло в Японию?

– Ездил на просмотр уже даже не помню, в какую команду. Влажность там сумасшедшая – размялся и уже два килограмма потерял. Но зато сказочные поля, я на таких нечасто играл. Хотел остаться, но клубы не договорились. Еще и чуть не разбились, когда домой летели. В самолете загорелся один из двигателей, началась паника. Один мужик визжал «Дайте парашют, я выпрыгну!» и напугал беременную девушку.

– Молились?

– Нет. Я спокойной себя вел. Наверное, потому что привык – когда вылетали на выезд с «Динамо» на Ан-24, из двигателей всегда вылетало пламя. Я думал, что это в порядке вещей и не паниковал. В Японии тогда два часа кружили вокруг аэропорта, пока благополучно не сели.

" На что можно рассчитывать, если в нападении играет Кокорин, который вообще не футболист?"

– Последние два года циркулируют слухи о продаже Ярмоленко. Почему его не продают?

– Надо понимать, что его уровень не такой высокий, как хотелось бы. Андрей во многих матчах чемпионата и уж тем более еврокубков играет слабо. Это здесь он звезда, а в Европе нужно доказывать. Его зовут середняки уровня «Сток Сити» и «Эвертона», в которых нужно биться. Думаю, ему там делать нечего. Не удивлен, что летом он выбрал деньги и продлил контракт с «Динамо».

– Милевский и Алиев спустили карьеру в унитаз?

– Если бы не Семин, у них вообще ничего бы не получилось. Их никто бы не знал. Артему и Саше нужно поставить памятник Юрию Павловичу. Алиеву вообще повезло, что тогда играли мячом Jabulani, который вилял в полете. Вот почему он столько голов тогда наколотил за «Локомотив».

– Главная причина провала сборной России на Евро-2016?

Слуцкий оказался не готов – игроки всегда же чувствуют, когда тренер нервничает. Плюс, на что можно рассчитывать, если в нападении играет Кокорин, который вообще не футболист? Человек с такой зарплатой, как у него, должен показывать уровень, а он забивает раз в год. Сборная России мне напоминает английскую – всегда большие амбиции, проходные группы в квалификации, а потом большой облом.

– Могильщик сборной России и капитан «Наполи» Марек Гамшик получает 3,5 миллиона евро. Нормально, что у Кокорина такая же зарплата?

– Конечно, нет. Но я понимаю, что это все из-за воровства. Откаты идут сумасшедшие – агентам, президентам, вот и получаются вот такие переоцененные футболисты.

– Стадион «Зенита», который строили 10 лет, обошелся в 42 миллиарда рублей. Это тоже про откаты?

– Это грандиознейшая афера. Такие объекты должны быть под личным контролем Путина, но этого почему-то не произошло. Для меня это странно еще и потому, что Путин из Питера. У меня есть мечта – когда закончится конфликт между Украиной и Россией, провести благотворительный матч Друзей Леоненко на «Крестовском».

– У Украины с Ярмоленко и Коноплянкой тоже ничего не получилось во Франции.

– Потому что тащить команду – это создавать моменты не только для себя, но и для партнеров. Они талантливые ребята, но слишком любят себя в футболе. Я бы посмотрел, что с ними сделал в мое время Лужный, если бы не получил пас после рывка на 70 метров. Закопал!

Журналисты делают из них звезд, а они не оправдывают. Коноплянка в Испании не заиграл, потому что не перестроился – в «Днепре» Маркевич позволял ему все, а в «Севилье» Женя не выполнял тренерские задания, не отбирал мяч. Ярмоленко, считаю, нет смысла ехать в Европу, потому что он и в «Динамо» растворяется в матчах с серьезными командами.

– Шевченко – правильный выбор для сборной Украины?

– Шеве нужно было посидеть, поучиться у какого-то опытного тренера. С другой стороны, Андрей же очень счастливым игроком был. Сколько голов забил, в том числе случайных. Может, и в сборной повезет. Помощников у него хватает – человек шесть. Правда, я не понимаю, зачем так много. Есть тренеры вратарей, нападающих, а скоро будут и тренеры по скамейке запасных.

– Недавно карьеру завершил Шовковский, который играл за «Динамо» больше 20 лет. С ним попрощались лишь парой строчек на клубном сайте.

– А когда в «Динамо» было по-другому? Я ушел незаметно, вернее, меня ушли. Саша точно заслужил более уважительного отношения. Так во всем нашем футболе – украинская сборная выиграла золото Паралимпийских игр, а Федерация и не заметила, не говоря уже о министерстве. Обидно и за Гусева, который мог бы еще передавать опыт, играя по тайму. Удивляюсь, почему Фоменко не взял Олега на Евро.

– Зато туда поехал Тимощук.

– Ага. И выходил на замену в конце матча, увеличивая рекорд по играм. Кому это нужно? Любому игроку важно вовремя и достойно закончить, а Толик после «Баварии» и «Зенита» поехал еще в Казахстан. Наверное, денег мало. Жадненький он.

Луческу

– В отличие от Тимощука, Роман Зозуля не скрывает патриотическую позицию. За это фанаты «Райо Вальекано» считают нападающего нацистом. Сочувствуете ему?

– Зозуле нужно думать и не лезть в политику. Никому из спортсменов не нужно туда лезть. Там одно слово сказал – его подхватили, перекрутили, и вот ты уже из героя превратился во врага.

– Зозуля запустил патриотическую эстафету для помощи украинской армии. Вы ее не поддержали. Почему?

– Потому что я не лезу в политику. А Зозуля многое делает для телевидения. Это называется показухой. Разница между нами в том, что я дарю футболки, а он их продает. Вот сейчас я собираю команду друзей Леоненко, с которой буду ездить по украинским городам – всего 26 человек, включая Бессонова, Раца, Яремчука, Заварова. Все средства пойдут в детский дом и в приют для кошек и собак. Но я не кричу об этом на каждом углу, а просто делаю то, что считаю правильным.

– Андрей Шевченко не вызывает игроков, выступающих в России, в сборную. Как считаете, на него давят?

– Сложно сказать. В любом случае, это большая глупость. Думаю, что главная проблема сборной Украины совсем не в том, вызывать или не вызывать игроков из России. Шеве нужно уволить помощника Рауля Рианчо. Испанец ничего не дал «Динамо», и сборной он тоже не нужен.

– Вы осуждаете Селезнева за то, что уехал играть в Россию?

– Нет. Это для кого-то он предатель, а для меня, прежде всего, профессионал. Просто кому-то очень нужно сделать из футболиста врага.

Другие материалы Руслана Хрипуна:

0
0