Eurosport

Верните мой 2007-й. Последний титул Ferrari в «Формуле-1»

Верните мой 2007-й. Последний титул Ferrari в «Формуле-1»

26/03/2017 в 15:00

В новом выпуске ностальгического сериала – Ян Матвеев и победа Ferrari, которую он почти увидел.

21 октября 2007 года я разгребал загнившие листья во дворе Кадетского Корпуса в Кронштадте, пока на другом конце Земли Кими Райкконен исполнял мою мечту.

Удивительным образом я заболел Ferrari в 2005-м после десятка прочитанных обзоров Гран-при сезона-2004. Я не видел ни одного титула Михаэля Шумахера в прямом эфире – только случайные гонки по телеку в начале 2000-х. Но талантливые тексты «Авторевю» рассказали мне о доминировании Михаэля, вечно втором Райкконене, Барикелло, нелепом антикрыле Williams и куче других увлекательных вещей. «Формула-1» жила на страницах столь ярко, что в 2005-м я любил только ее.

Ferrari в 2004-м

В 14 лет я не понимал, как можно болеть не за Ferrari. Победы – мелочь, а вот эстетика красного болида, образцовая тактика, лучший гонщик мира и общий профессионализм завораживали. Я сделал выбор и жаждал восьмого титула Михаэля сильнее, чем нового телефона из каталога «Евросети».

Убитое сердце фаната спасала вера в Фелипе и неожиданный приход бесцветного Райкконена. Айсмена подписали под 52 миллиона долларов в год – невероятную сумму, о которой Месси и Роналду тогда даже мечтать боялись. McLaren ответил крупным калибром: переманил чемпиона мира Фернандо Алонсо и выставил таинственного воспитанника Льюиса Хэмилтона. Опасный расклад.

С первых гонок борьба за титул свелась к дуэли Ferrari и McLaren: Райкконен, Алонсо, Масса и подиумы Хэмилтона – четверка жестко дралась за поулы, лучшие круги, победы и лидерство в чемпионате. То было время жутковатого блекло-пересвеченного показа от «Рен-ТВ» и шин с раскрашенными канавками.

Льюис Хэмилтон

Весь мир перся от 22-летнего британца, но мне этот выскочка не нравился. Я ненавидел Алонсо за унижение Шумахера, но тут встал на его сторону. Все проблемы за мелкого Льюиса решал босс McLaren Рон Денис, пока тот набирался наглости.

О первой победе Хэмилтона я узнал из португальских газет. Летом в качестве практики меня и еще горсть десятиклассников отправили в дальний поход из Кронштадта в Новороссийск, и в начале июня наш корабль «Перекоп» стоял у лиссабонского причала. На главной площади города к нам подходили неизвестные в клетчатых рубашках. Одной рукой они предлагали очки Armani, другой – после вежливого отказа – совали плитки гашиша.

Заголовок с Хэмилтоном и фото подиума Гран-при Канады разом испортили настроение. Не помог даже бокал настоящей сангрии – красочного коктейля, а не буры из бутылки. Тут и гашиш бы не справился.

Сейчас эти события кажутся невероятно захватывающими, но в 2007-м я смотрел на «Формулу-1» глазами, влюбленными в Ferrari, и видел в трагедии соперника ее удачу. Бодро начавший сезон Масса чуть стух, зато поднялся Кими Райкконен. Как писали, руководство команды даже разлучило финна с алкоголем, мотивировало его и выжало максимум результата из таланта пилота. Стратегов «Скудерии» еще не поразило слабоумие и даже проигранная борьба упорно продолжалась. Ferrari выжидала ошибки соперника и получила – помог китайский гравий.

Легендарный вылет Хэмилтона на предпоследнем этапе на въезде в боксы и толпу китайцев, выталкивающих серебристый болид я не забуду никогда.

Личная драма одного обернулась надеждой для другого. Райкконен победил и сократил отставание до семи баллов, Алонсо стоял ближе – в четырех. Я мог бы написать, что верил в Кими, но это неправда. Отыграть семь очков в одной гонке с соперником, чья машина проиграет в скорости максимум трем соперникам (двум на Ferrari и второму McLaren) – невозможно. Льюис мог спокойно приезжать четвертым, забирать пять баллов и надевать корону. Но он был подростком и проиграл все.

Мы гребли листья, по возвращении из воскресного увольнения они казались бесконечными. Судя по времени, гонка уже закончилась, но на наших телефонах не было интернета – результаты мы узнавали через Мурманск и девушку одноклассника.

Это потом я прочитал обзор гонки в «Авторевю», который так и назывался «Обыкновенное чудо», пересмотрел этап в Бразилии, увидел безумства Хэмилтона на старте, командный прорыв Райкконена вперед Массы и подиум Алонсо. Все сложилось идеально, слишком идеально, чтобы быть правдой.

Кими Райкконен

Такие вещи заставляют верить в спорт, в обезумевшие камбэки, в 6:1 «Барселоны», в хоккейные 4:3 с Канадой. В 2006-м я ждал чуда от Шумахера – победы при вылете Алонсо и восьмого чемпионства. Я получил чудо в 2007-м, а Хэмилтон – в 2008-м, когда на финальном круге последней гонки набрал то самое очко и все-таки выиграл титул.

Ferrari научила меня верить в команду, страдать за убеждения в ожидании награды. Девять сезонов спустя я жестко критикую безголовых стратегов «скудерии», поношу их дохлые моторы, неизобретательную аэродинамику, пилотов и руководителей-самодуров. Но когда над трассой зажигаются красные огни, нет ничего желаннее победы алого болида. Каждый новый сезон я верю, что все сложится, как тогда, на Интерлагосе в 2007-м. С новыми гонщиками или старым Кими, с новыми соперниками или тем же Льюисом, с новыми обстоятельствами или таким знакомым и простым чудом последней гонки.

0
0