Eurosport

«Я до сих пор учусь на «Дакаре». Как получать кайф от жизни в 74 года

«Я до сих пор учусь на «Дакаре». Как получать кайф от жизни в 74 года

16/01/2016 в 14:49

Пока невысокий старичок с инструментами забирается на кабину грузовика, чтобы подкрутить провода, атмосфера суровой гонки разряжается.

В начале 50-х Эрнесто Че Гевара на мотоцикле пересек всю Латинскую Америку, чтобы познать мир таким, какой он есть, и почувствовать вкус свободы. Через несколько лет он устроил революцию на Кубе, еще позднее – стал самым популярным принтом на футболках XX века. Все приключения Че вписывал в дневник, который в итоге конвертировался в бестселлер.

В это же время в США, на другом полюсе мира, Джек Керуак громил американскую мечту в путевых заметках и доказывал, что настоящая жизнь – это не «Бьюик», престижная работа и двухэтажный коттедж, а путешествия, впечатления и воспоминания.

Главные темы для разбитой послевоенной молодежи по всему миру – темы дороги и приключений. Битники – поколение мечтателей, и их мечты далеко не всегда коррелировали с реальностью. Фантазии чаще материализовывались на страницах книг или миллиметрах киноленты, чем в жизни: Голливуд штамповал вестерны с Клинтом Иствудом, дети Советского Союза косплеили бесстрашных бродяг из «Неуловимых мстителей».

Йосимаса Сугавара

Йосимаса Сугавара родился в самый разгар Второй мировой войны в стране, которая значительно пострадала от ужаса бомб и снарядов. В детстве он только и делал, что грезил о мотоциклах, но мечту воплотил только в 24 года, попав в серию мотогонок Honda. Йосимаса – отец японского автомотоспорта, через несколько лет после дебюта его предприимчивость помогла собрать единомышленников и основать Федерацию гонок Японии, где раньше до моторов в спорте никому не было дела.

Гонки стали стимулом его жизни, но настоящее призвание Йосимаса нашел на пятом десятке лет, листая очередной журнал про машины. Статья о гоночном марафоне на выживание в африканской пустыне пробудила в Сугаваре те истории из детства и вдохновила на поиски спонсора. В 1983 году родная Honda предоставила ему возможность реализовать мечту на «Дакаре», но в классе мотогонок японца ждал провал – его транспорт два года подряд не добирался до финиша. «Первые «Дакары» на мотоцикле – самые трудные испытания моей жизни. Я не знал правил, у меня не было оборудования, и чинить технику в пустыне мне приходилось в одиночку», – вспоминает японец.

«Дакар» спровоцировал завершение мотогоночной карьеры Сугавары, который от безысходности пересел на автомобиль Mitsubishi Pajero. «Я вписался в эту авантюру только для того, чтобы пройти ее до конца», – признается гонщик. Сугавара не подпускал мысли, что его время уходит, и в своем четвертом «Дакаре» все-таки пересек финишную черту.

Несколько лет в кузове и результаты за пределами Топ-20 не приносили японцу тех же эмоций: отпраздновав 50-летие, отчаявшийся Сугавара собрал экипаж для грузовика Hino Ranger, на котором он рассекает пески до сих пор. С 1983 года Йосимаса пропустил всего лишь один «Дакар», и то не по своей вине – из-за террористической угрозы в Африке ралли-рейд 2008-го отменили организаторы.

Йосимаса стал единственным участником «Дакара», который попробовал себя во всех трех главных дисциплинах ралли-рейда. Японец не гонялся только на квадроциклах, включенных в соревнования совсем недавно. «Я впервые сел за руль грузовика в 1992 году и сразу влюбился – управлять машинами этого класса интереснее всего, потому что в грузовиках много деталей, настроек и модификаций, от которых зависит успех гонки», – уверяет Сугавара.

Hino – машина мечтателей. За 33 года участия в ралли-рейде Сугавара лишь четыре раза попадал в Топ-3 общего зачета и ни разу не побеждал. Объем моторов японских грузовиков не превышает девяти литров – в то время как погоду на «Дакаре» делают 18-литровые движки. Японская команда преследует какие-то призрачные цели в гонках на выживание – они хотят быть лучшими среди малолитражек (хотя эта номинация условна) и гоняют не ради победы в общем зачете, а ради самого приключения.

Грузовики стали частью повседневной жизни Сугавары – в конце 90-х в экипаж Йосимасы на позицию механика попал его сын Терухито. Сейчас Терухито 43 года, у него своя машина в команде Hino, и он сражается за формальный титул лучшего малолитражного грузовика против отца, который прививал ему дух «Дакара», часами находясь с ним в одной кабине. «Думаю, что в этом году я возьму реванш у сына и стану лучшим», – улыбается Сугавара-старший, который за последние 10 лет уделывал сына лишь два раза.

В 2016 году Йосимаса покажет один из худших результатов в карьере и не попадет даже в Топ-30. Но японец признается, что кайф от гонки на самом деле важнее результата: «Дизайн грузовика обновился, а его водитель – нет. Хотя я уже стар, но до сих пор чувствую себя учеником «Дакара» и ежегодно узнаю что-то новое. Для меня «Дакар» – это, прежде всего, возможность насладиться автоспортом и передать опыт молодым парням, за которыми будущее».

Сугавара до сих пор получает адреналин от смертельно опасного ралли, хотя многие в его возрасте уже отказываются от вождения автомобиля. То ли в шутку, то ли нет, старик планирует давить на педаль до тех пор, пока не достигнет своего 50-го «Дакара» (осталось-то всего 17). На вопрос «Как так?» 74-летний японец, который ежегодно готовится к ралли-рейду, гоняя по Японии на байке, отвечает мудростью: «Откажитесь от лифта и всегда поднимайтесь по лестнице».

0
0