Eurosport

Пил Билл. Как пиво помогло канадцу стать легендой снукера

Пил Билл. Как пиво помогло канадцу стать легендой снукера

Еще одна причина, почему пивной алкоголизм – это хорошо.

Когда Кокорина с Мамаевым осуждают за шампанское, Фелпса – за марихуану, а сборную России – за кальян перед матчем, вспоминают мифических дедов-спортсменов, которые в межсезонье отдыхали в Кисловодске, держали за ручку жен и соблюдали режим. Никто не говорит про пересадку печени Джорджа Беста или о годовой норме в 300-500 женщин, с которыми занимался сексом Мэджик Джонсон.

Вербенюк-старший подсадил мальчика на бильярд, когда тому было девять лет. Клуб Pop's Billiards был главной мужской пещерой на Логан Авеню в Ванкувере, поэтому там часто проводили турниры. Билли постоянно крутился где-то рядом и однажды зарубился с местным чемпионом. Все знали, что он сын владельца, но никто не воспринимал пухленького мальчишку всерьез. Толпа только рассмеялась, когда паренек предложил сыграть на деньги – по пять фунтов за фрейм.

Чемпион разнес Билла и оставил его без карманных расходов. Через пару недель Вербенюк вернулся, нашел эту местную легенду и уничтожил его. Мужики просто смотрели, как пухлик уделывает взрослого профессионала и поднимает 290 фунтов на игре в снукер. Биллу было 12 лет.

На островах Билл с дружочком купили автобус и вложили в него 20 тысяч фунтов. Внутри было все: две спальни, душ, телевизор, кухня и мини-бар. Поскольку все турниры проходили в Британии, то ему было легче жить в трейлере, чем постоянно летать из Канады в Шеффилд. Через два года после перехода в профессионалы Билл обнаружил, что виски действует на него не так, как на остальных игроков. После визита к врачу оказалось, что у него гипогликемия – неприятное состояние, при котором тело особенно сжигает сахар в крови и усваивает алкоголь. Поэтому снукерист спокойно выдувал по шесть пинт (2,8 л) пива перед матчем и шел к столу с легким ощущением нетрезвости.

Позднее синдром вызвал эссенциальный тремор – непроизвольное дрожание правой руки, убийственный диагноз для игрока на бильярде. Вербенюк заметил, что лучше всего от этой болячки помогает как раз пиво, и глушил его перед матчами, чтобы не промахнуться на важном шаре. BBC показывала снукерные трансляции уже тогда, и в середине 70-х спортсмены привели бы в ужас любого депутата: ассистенты постоянно меняли им пепельницы и приносили графины с виски.

Его всегда любила публика: Билл никогда не забывал, что играет ради развлечения тех, кто на него смотрит. В матче с Джо Джонсоном канадец не нашел отыгрыша, чтобы задеть закрытый красный, исполнил невообразимый флюк и закатил шар в боковую лузу. Этот трюк до сих пор называют ударом столетия.

В стартовом матче Кубка мира-1980 Дэвид Тэйлор из сборной Уэльса поставил Вербенюку снукер. Играть из такой позиции было неудобно – пиво разнесло канадца до 127 килограммов, а дресс-код обязывал появляться в брюках. Когда Билл еле-еле залез на стол и тянулся к шару, треск ткани остановил его попытку. Матч на всю страну транслировала BBC, зрители в зале сразу поняли, в чем дело, а Вербенюк слез с сукна, прикрыл порванные брюки и смешно оглянулся с криками: «Кто испортил воздух? Кто это сделал?»

Годом позже он объявил себя банкротом, переехал к маме в Ванкувер и скончался от сердечной недостаточности в 56 лет. Билл был самым харизматичным игроком своего времени, и вредные привычки ему не мешали, а помогали. Ни один Болт не пробежит 100 метров после 76 банок пива, ни один Овечкин не забросит шайбу после восьми шотов водки, ни один Месси не забьет мяч после 40 литров светлого.

Билл Вербенюк ушел из спорта после того, как почувствовал, что его предали. Он любил бильярд таким, каким знал, и не представлял игру без пары пинт. Снукер стал слишком правильным и прилизанным, но самого духа старых клубов, в которых можно было облапошить пару забредших душ на 10 фунтов, уже не было. Вербенюк оставался спортсменом до последних дней. Просто из коктейля «бильярд+выпивка» убрали шары, лузы и кий.

0
0