Eurosport

Ронни О'Салливан: «У меня осталось 2 варианта: найти новый тур или не давать исчерпывающие ответы»

О'Салливан: «У меня осталось 2 варианта: найти новый тур или не давать исчерпывающие ответы»

08/02/2017 в 10:27Изменено 08/02/2017 в 13:34

Пятикратный чемпион мира ограничит общение с медиа.

Было так волнительно одержать седьмую победу на «Мастерс» перед фантастическими болельщиками в «Александра Пэлас». Это значило для меня очень много, учитывая все мои взлеты и падения на этом турнире. Как всегда у меня былa невероятная поддержка болельщиков.

Но есть момент, который немного омрачил блеск от моей победы. Я получил еще одно дисциплинарное письмо от руководящего органа World Snooker, касающееся двух ситуаций, которые случились на турнире. Попробую объяснить свои мысли.

Может быть, у него был плохой день в офисе, но я чувствовал, что рефери Терри Камиллери был явно не в надлежащем состоянии во время моего полуфинального матча с Марко Фу на одном из главных турниров в мире нашего вида спорта.

То же касается и фотографа, который делал снимки в тот момент, когда я был на ударе. Когда мне задали вопрос о матче с Марко, все, что я сказал, – это было мое мнение, основанное на 25-летнем игровом опыте. Главный судья и фотограф повлияли на меня, так что я дал честный ответ на пресс-конференции, рассказав, почему не был доволен ситуацией.

Медиа умолчали, что после турнира я предложил встретиться с Терри и обсудить этот вопрос с ним или в комнате со всеми арбитрами, чтобы попытаться помочь им понять, почему подобные ситуации происходят во время матчей и как мы можем работать над этим вместе, чтобы все были довольны.

Когда я вел со счетом 5:4 против Марко, в решающий момент матча я шел на очень важный удар. Это было в начале 10-го фрейма. Когда я наклонился к столу, фотограф начал двигаться в зоне моей видимости, чтобы получить нужный ему снимок. Я выпрямился, чтобы попросить его держаться неподвижно, пока он напротив меня во время удара. Мне пришлось просить его об этом не меньше трех раз. В конце концов, я был вынужден выбрать другой удар, потому что он не слушал меня. Разве это справедливо?

Он явно не знал этикета. Нельзя двигаться в момент удара, если находишься в поле зрения игрока. Это часто случается в гольфе, и там постоянно подчеркивают и напоминают фотографам, чтобы те уважали игроков, прежде чем они загонят в лунку мяч. То же самое должно быть и в снукере.

Я понимаю, что от меня требуется помочь нашему спорту создавать позитивный имидж. Но в спорте, где нам говорят, что все игроки должны быть равны, что игроки из топ-16 такие же, как 128-й номер рейтинга, ничего удивительного, что фотограф делает снимки во время твоего удара, в то время как других игроков оставляют в покое.

Возникает ощущение, что вы платите за то, что проходите в поздние стадии турниров, когда есть неизбежно больший интерес. Из чистого разочарования я сказал телеоператору, который был среди репортеров: «Вы все ****** [гребаный] кошмар для меня, приятель, вы явно не знаете, что нельзя двигаться, если находитесь в поле зрения игроков в момент удара».

Я не оправдываю ругань и извинюсь за это. Я не пытаюсь никого расстраивать, все, что я прошу – имейте чувство приличия во время матча. Мы все там пытаемся сделать все возможное, чтобы развлечь людей, и я знаю, что фотографы играют важную роль, но мы все должны уважать друг друга.

Я не ругался по телевизору, только 10 или 15 журналистов записали комментарий после игры. Никто даже не слышал то, что я сказал, потому что это вырезали из эфира. Я не говорю, что у меня было право ругаться, но фотограф мог бы стоить мне матча. Это был жестокая схватка, которая могла пойти по любому сценарию. Страшно подумать, что я мог бы смазать удар из-за фотографа, который не уважает этикет.

Было бы хорошо узнать, какие шаги World Snooker предпринимает, чтобы убедиться, что новые фотографы знают этикет, прежде чем позволить им снимать игроков, находясь всего в шести футах от стола.

Я не знаю, к чему приведут две эти ситуации, но я больше не буду давать подробные ответы на пресс-конференциях или в интервью, потому что, когда я делюсь мыслями, рискую быть оштрафованным.

Это не первый раз, когда подобное произошло. Было еще несколько штрафов ранее, которые я должен был заплатить, и они вовсе не маленькие. По какой-то причине, я получаю штраф больше, чем все остальные игроки получают за аналогичные нарушения. Я предлагаю вам сделать собственные выводы из этого.

На самом деле, есть случаи, когда о том, что другие игроки выругиваются, пресса не сообщает. К сожалению, я чувствую, что здесь что-то личное. Почему? Потому что это уже происходит в течение многих лет.

С этого момента, если я не говорю много в своих интервью о снукере, то вы знаете, почему. Я больше не кладу голову на плаху. Мне не нужен пиар, ни хороший, ни плохой. Я чувствую, что меня используют для заголовков и продвижения снукера, когда их это устраивает. И я думаю, что делаю больше, чем большинство, тратя время на разные интервью.

Но на меня сразу набрасываются, как только мое мнение их не устраивает. Такое ощущение, что они дают тебе в одну руку призовые, когда ты выигрываешь турниры, а затем забирают деньги, выписывая произвольные штрафы. Являются ли штрафы системой контроля? Если это так, то это просто несправедливо.

У меня осталось два варианта:

  • а) найти новый тур, чтобы играть, потому что я до сих пор люблю играть, но не с этими постоянными глупостями;
  • б) не говорить или не давать исчерпывающие ответы, когда ставится под сомнение репутация снукера.

Будет очень печально прибегнуть к одной из этих мер.

Если мне еще раз выпишут штраф за второй вариант, то я больше не буду готов выполнять все договорные обязательства, которые должен делать для World Snooker.

Речь не только о штрафах. Дело еще и в тоне письма. Я получил эти письма за день до начала большого турнира. Это нормально? Как после такого можно нормально готовиться к турниру?

Я не готов продолжать принимать это, когда World Snooker, кажется, не разработал систему установленных штрафов, не дает надлежащих объяснений, почему люди оштрафованы на определенные суммы.

Ввиду того, что случилось, думаю, что лучший способ для меня высказывать мои мысли – это выпуск этого блога каждые две недели.

Думаю, важно, что я полностью прозрачен, и пусть люди знают, что происходит на самом деле. Это не громкие слова, а взвешенный и реальный способ, которым я могу общаться со всеми людьми, не опасаясь, что смысл моих слов исказят или фразы вырвут из контекста.

Если президент США общается с помощью социальных медиа, почему я не могу?

0
0