Eurosport

Елена Веснина: «Я плакала, когда Кербер победила Серену»

Елена Веснина: «Я плакала, когда Кербер победила Серену»

Победительница Australian Open-2016 в миксте – о вере и о том, что делать, когда в тебя летит подача со скоростью 220 км/ч.

– Елена, вы стали чемпионкой AO в миксте, но начиналось все не так здорово. Первый раунд квалификации в одиночке, 7:9 в решающем сете.

– У меня очень длинный Australian Open получился. В начале турнира я была не в лучшем состоянии, хотя подошла к нему в хорошей физической форме. Ничего не болело, я была здорова и голодна до побед.

За день до матча было 42 градуса, а в день игры – всего +14, ветер, холод. Абсолютно другие ощущения ударов. В общем, у меня не сложился тот матч. Боролась, но проиграла, очень расстроилась. Но хорошо, что у меня было время немного перегруппироваться, понять, что я могу еще хорошо сыграть в паре и миксте. Я очень позитивный человек сама по себе – понимала, что турнир не закончен, и есть шанс реабилитироваться. Слава богу, что все так получилось. Поднять кубок над головой – это непередаваемые ощущения.

– Когда одиночный турнир для вас завершился, в паре и миксте играли уже на расслабоне?

– Я бы не сказала, что на расслабоне. В паре и миксте мне комфортно играть за счет опыта. Да и в одиночке тоже. Многие моменты сглаживаются. Я не обращаю внимания на те вещи, на которые обращала, когда была моложе. В паре я беру игру на себя. Что с Катей Макаровой, что с Настей Павлюченковой. Я говорю, что делать, как играть, потому что вижу нюансы. Девочки мне доверяют и слушаются.

В миксте с Бруно [Соарешем] мы играли вообще спокойно. Он мне подсказывал, когда был на 100 процентов уверен. Бруно говорил: «Не волнуйся о тех подачах, которые будут в девятках, старайся просто принять предельно остро в ноги». Пара очень важных приемов сложилась именно так, как он мне сказал.

– Соареш ушел с корта в 2:30 ночи после церемонии награждения в парном разряде. Какие были мысли на этот счет перед финалом?

– Немного волнительные. Я и сама не очень хорошо спала, была под впечатлением от матча Кербер и Серены. Я сидела на стадионе, смотрела финал. Когда увидела, что Анжелика выиграла и она плакала, я плакала вместе с ней. Волнительно и одновременно радостно за нее.

– Вы хорошо общаетесь с Кербер?

– Конечно, мы с ней играли много матчей. Она всегда правильно ведет себя на корте и вне корта, не болтает лишнего на пресс-конференциях, никого из себя не строит – ни звезду, ни королеву, просто делает свою работу. Она достаточно давно играет на высоком уровне и победила заслуженно. После ее матча, честно, не осталась на финал пары Бруно. Хотя он мне оставил два билета.

– Из-за позднего начала матча?

– Да, я понимала, что уже 11 часов ночи, надо хоть кому-то из нас быть свежим на следующий день. Но я не могла не смотреть этот матч по телевизору. Думала, ничего страшного, лягу в половину первого. Время – половина первого, они еще на корте, счет 5:4 в решающем сете, и они не подают на матч. Я подумала – хоть бы на 5:5 брейканули. Очень здорово Бруно отыграл тот гейм. Потом, конечно, я была очень рада за него, написала 50 восторженных смс. Попросила только не слишком долго праздновать.

– Долго праздновал в итоге?

– Я проснулась в день финала в 8:30, на телефоне ответ в 4:30: «I’m ready partner». Думала, господи, во сколько же он лег, как он себя будет чувствовать. Пришла на разминку – ощущение, что вообще не уходил с корта. Он сказал, да, есть такое ощущение. Я ему благодарна, что он вышел в финале, старался. В миксте же в основном все зависит от мужчины. Микст – это мужская игра. Женщины должны просто в решающий момент не испугаться. Хотя Бруно говорит, что в решающий момент в основном все [держится] на девочках. Я очень рада, что у нас так все получилось.

"С напарницей, которая страдает от боли, тяжело что-либо выиграть"

– Почему до этого в трех финалах Grand Slam с индийцами (Паесом и Бхупати) не получалось? Может, дело не в Весниной, а в индийцах?

– В индийцах, 100 процентов, ха-ха. Когда мы с Бхупати проиграли Мельцеру и Бенешовой финал Уимбдона, Юрген стоял второй в мире в паре и был в десятке в одиночке. Как игрок он сильнее Бхупати. Естественно, всю игру Мельцер строил через себя, Ивете в решающий момент нужно было только не стушеваться. Так же и у нас с Бруно: в полуфинале и финале где-то я сыграла удачно и не подвела его.

– Тяжело вообще принимать подачу мужчин? Выходя на корт, думаете – вот этот 200 км/ч подает?

– Думаю, потому что некоторые подают с очень сильным вращением – такие подачи сложно принимать. Когда тебе подают 220 км/ч в угол, я только развожу руками, хлопаю, хвалю за хорошую подачу и жду следующего шанса.

– Бывает ли, что мужчины смягчают подачу?

– Такого уже нет. Единственное, мужчины не бьют в нас каждый второй легкий мяч. Все наши противники, как собственно и Бруно, били в мужчину. Они лучше друг с другом разберутся, чем будут играть через девушек. А вот индийцы как раз таки переведут в девушку.

– Соареш и Макарова записались в микст на победный US Open, просто обменявшись взглядами. Как было сейчас у Вас?

– Бруно уже несколько раз звал в микст, и я все время отказывала.

– Почему?

– То у меня была травма, то я уже договорилась с кем-то. На самом деле я очень мало играла микст. Одно время много: сыграла финалы с Паесом, финал с Бхупати. Какие-то результаты уже были, и я сфокусировалась на одиночке и на паре. Играть в трех разрядах на «Большом шлеме» – это очень тяжело. Сейчас же я рано вылетела в одиночке, в паре тоже получился только третий круг. Естественно, нужно было идти до последнего в миксте.

Я всегда знала, что Бруно – хороший игрок. Я видела его результаты. Катя о нем отзывается всегда положительно. Когда они выиграли US Open, Катя сказала, что, если сыграет когда-нибудь еще микст, то только с Бруно. Могу сказать то же самое. Он приятный на корте, не давит, не учит тебя играть в теннис, как многие мужчины начинают на корте задавливать авторитетом. Очень комфортно и легко игралось. Титул с первой попытки – видимо, он фартовый. С первого раза выигрывает.

– Как теперь с Макаровой будете делить Соареса?

– Мы уже договорились с Бруно играть «Ролан Гаррос», так как Катя сейчас особо не может играть одиночку и пару даже на одном турнире. Поэтому сейчас Бруно пока играет со мной.

– Что с Екатериной, последствия травмы? И какие мысли сейчас насчет Олимпийских игр и вашего возможного выступления?

– До Игр еще полгода, и неизвестно, что будет со здоровьем. Мы не играли, потому что всю концовку года у Кати была серьезная травма обоих ахиллов. После US Open она вообще не тренировалась. До Кубка Федерации раза три взяла ракетку в руки. Непонятно было, какое у нее будет состояние в Австралии, как она будет восстанавливаться после одиночных матчей.

Поэтому я сказала Кате: «Играй, как играешь, я буду с другой напарницей». Попробовали с Настей Павлюченковой в Мельбурне. В Питере сыграли с Дашей Касаткиной. Понятное дело, что с Катей мы выиграли много титулов. Такие победы, такое взаимопонимание на корте и вне корта, что, конечно, у нас сильная пара. Но все будет зависеть от ее здоровья. Потому что с напарницей, которая страдает от боли, тяжело что-либо выиграть.

"В Мельбурне два года назад сходила в храм на службу и познакомилась там с отцом Игорем. Очень приятно с ним пообщались, поговорили, обменялись телефонами"

– Получается, выбор напарницы на Олимпийские игры будет за вами?

– Да, нужно быть первой в стране в парном рейтинге, чтобы выбирать.

– Сейчас в парном разряде лучшие Хингис и Мирза. После титула в Петербурге у них 40 выигранных матчей подряд. Они настолько сильнее остальных?

– Мирза всегда была хорошим игроком в паре, но никогда не была кем-то невероятным. А Мартина Хингис всегда была невероятной. Мартина Хингис – великая теннисистка. Они дополнили друг друга, и их пара получилась первой в мире с невероятным количеством побед. Но на Australian Open не участвовали три пары, которые их уже обыгрывали: мы с Катей, Шафаржова/Маттек-Сандс, Деллакуа/Шведова. Уровень у них, конечно, очень высокий, но если вернутся упомянутые пары, то конкуренция будет гораздо выше.

– С Соарешем микст на Grand Slam застолбили. С кем из российских теннисистов могли бы сыграть в Рио?

– У нас есть Теймураз Габашвили, Дима Турсунов, Андрей Кузнецов, Женя Донской. С Андреем мы выиграли Универсиаду, поэтому есть опыт игры в миксте. Но вопрос сложный, потому что им для начала нужно быть в числе участников мужского олимпийского турнира в Рио. Если тебя нет там, ты не можешь поехать только на микст. Более того, они должны стоять не ниже топ-30, потому что очень сильные миксты будут. Наверное, даже один из сильнейших составов в этот раз. А сетка всего на 16 дуэтов.

– В мини-футболе часты случаи натурализации спортсменов. Может, Соарешу намекнуть о российском гражданстве?

– После победы в Австралии мне Лена Дементьева в шутку написала, чтобы я поговорила с Соарешем, может, гражданство российское примет. Но к Рио-2016 не успеем уже.

– Первый турнир «Большого шлема» в статусе супруги – и сразу титул. Супруг был в Австралии. Не отвлекал?

– Он был в Брисбене и только первую неделю в Мельбурне. Потом он улетел работать и смотрел матчи уже по телевизору.

– Январский инстаграм традиционно усеян австралийской фауной. Какое из животных впечатлило больше всего?

– В этом году я впервые подержала коалу в руках – это разрешено только в штате Квинсленд, в Брисбене. С кенгуру я уже практически на ты, потому что видела их много раз.

– Какие подарки везете из Австралии?

– Всегда везу, конечно же, полотенца с турнира. Детям – игрушки, коалы и кенгуру. У меня два крестника и крестница, везу им подарки.

– В Мельбурне вы ходили в Русскую православную церковь. На турнирах «Большого шлема» часто посещаете храмы?

– Стараюсь. Но в Мельбурне два года назад сходили в храм на службу и познакомились с отцом Игорем. Очень приятно с ним пообщались, поговорили, обменялись телефонами. И общение продолжалось в течение года. Писали сообщения, поздравляли друг друга с праздниками. С победами отец Игорь меня поздравлял. Конечно, вдалеке стараюсь не забывать родину. Вера – это сильная помощь как в жизни, так и в спорте. Это очень важная поддержка.

– После Австралии сразу отправились в Россию – на петербургский турнир. Что чувствовали, когда узнали, что в Питере будет турнир WTA?

– Когда услышала в прошлом году в кулуарах, что у нас, возможно, будет в Петербурге турнир, я прыгала до потолка и очень сильно радовалась: наконец-то в таком прекрасном городе, где любят теннис, у нас будет женский турнир. Мужской проводится на протяжении многих лет, а женского не было – какая-то несправедливость. Санкт-Петербург – даже не надо ничего объяснять, один из красивейших городов в мире. Нам очень повезло, что у нас есть турнир здесь.

Домашний турнир – это большая поддержка для молодых теннисисток, возможность сыграть при поддержке родных трибун, заработать какие-то очки, сделать первые шаги в профессиональном туре. Опыт выступления на таких крупных соревнованиях имеет огромное значение.

– В прошлом году у вас не складывались дела в одиночном разряде – выбыли за пределы топ-100. Почему так произошло?

– У нас все очень быстро происходит: не подтверждаешь очки – падаешь в рейтинге. Поэтому нужно зарабатывать очки на крупных турнирах. Сейчас мне, конечно же, будет гораздо тяжелее, потому что буду играть в квалификациях практически всех турниров. Плюс два-три матча, чтобы просто попасть в основную сетку. Физически это очень непросто, тем более, я не 18-летняя молодая девочка, у которой много сил и она быстро восстанавливается. Но я чувствую, что силы есть, желание есть.

– Какие задачи ставите на этот сезон?

– Вернуться в сотню, конечно же. Хотелось бы вернуться в топ-50. Выиграть, может, даже и не один турнир WTA. Турнир «Большого шлема», как и мечта многих, тоже стоит для меня особняком. Всегда ставлю перед собой цели. У меня была цель выиграть в миксте турнир «Большого шлема» – одна цель есть, галочка поставлена, движемся дальше.

0
0