AFP

Старик и море. Роджер Федерер оформил 18-й мэйджор

Старик и море. Федерер оформил 18-й мэйджор

29/01/2017 в 20:14Обновлено 30/01/2017 в 09:49

Роджер и Рафа, классика на все времена в очередной раз не подвела

«Старик рыбачил один на своей лодке в Гольфстриме. Вот уже восемьдесят четыре дня он ходил в море и не поймал ни одной рыбы». В главных ролях: старик – Роджер Федерер, 84 дня – 4,5 года, рыба – турнир «Большого шлема». Цитата Хемингуэя – к тому, что случившееся в воскресенье на Australian Open – произведение искусства. Настоящее. Голливуд отдыхает, Мельбурн решает. Досрочно завершившие прошлый сезон Роджер и Рафа, страдавшие один с коленом, другой с кистью, изголодались по теннису и вышли на охоту, а аппетит приходил во время двухнедельной еды. Нет, легенды не вернулись, они просто никуда не уходили, разве что в разные сроки переждали солнце в тени, но под палящее светило Австралии вышли вместе.

Тот случай, когда звезды сошлись на все 100 для Федерера: Маррей заблудился в Мельбурне в ранге первого, Джоковича подвела рассредоточенность. Но кто скажет, что эта победа Роджера – незаслуженная? Швейцарец прошел четырех из топ-10, выстояв с тремя из них в пяти сетах. Когда уже давно твердят про Федерера, что в трех с трудом, а уж в пяти… Более того, он прошел в финале Надаля, самого неудобного и принципиального соперника, которого никогда прежде на всех турнирах «Большого шлема», кроме Уимблдона, не побеждал.

«Let’s go Fedal. I can’t choose», – гласила надпись одного из плакатов на трибунах. Симпатии зрителей разделились, но лишь в самом начале, когда внушительная и на первых порах скромная торпеда Роджера разогревалась. После обратного брейка Федерера в решающей партии болельщики Рафы просто утонули в оглушительной швейцарской волне. Последние лет пять Мирка не прыгала так в ложе поддержки, если прыгала когда-то вообще. Ведь раньше победы мужа были делом довольно привычным, тогда как нынешняя, несомненно, одна из самых желанных и долгожданных.

Роджер Федерер

Начиналось все не очень красиво на Арене Рода Лэйвера. C близлежащей территории на протяжении двух сетов доносилась музыка, которая мешала зрителям. Игроки, к счастью, полностью ушли в себя и не обращали внимания на отвлекающий маневр. На певческое «Can you hear me?» хотелось ответить словами зайца из «Ну, погоди»: «Слышим, слышим». Кто-то из зрителей не выдержал и громко попросил выключить. Призыв услышали, но не сразу.

В первом и третьем сетах это был практически идеальный Федерер: подача, не оставлявшая вопросов, плюс в мощь трансформировалась его скорость – Надаль просто не успевал. Не помню, чтобы он когда-то предъявлял себе вслух довольно серьезно, как это было в середине нынешнего финала. Вторая и четвертая партии – уже бенефис Рафы, когда, оказавшись в роли догоняющего, он был в огне и действовал грамотно. В глаза бросился прием подачи: второй мяч, как и первый, он принимал в комфортной для себя зоне метрах в трех-четырех за задней линией и неизменно под бэкхенд, который иногда не проходит у швейцарца. Конечно, при идеальных условиях обоих это была бы другая картина и другой матч. Тем интереснее и закрученнее получился сюжет и концовка. Все понимали, что герои будут выжимать себя по полной, включая резервы, добавляя опыт подобных встреч и проходя через пот и кровь.

За пределами телевизионной картинки мог остаться эпизод во время перехода при счете 4-1 в четвертом сете. Один из зрителей верхнего яруса сделал предложение девушке – чем не идеальное место, как финал Федерер – Надаль. Вот только неизвестно, на чьей стороне были симпатии будущих супругов. Дальше – больше. Дело плавно течет в решающий сет, и сидевшие рядом парни, отвечающие за статистику матча, воскликнули что-то из серии: «Оh my God, 110 points for each of them». Тотальное равенство.

Роджер Федерер

Роджер взял медицинскую паузу, размял бедро перед пятым сетом, как и в матче с Вавринкой. Никто его за это не осудит: не так уж часто прибегает он к подобным перерывам, как признавался в четверг, да и была ли это тактическая хитрость c его стороны – вопрос довольно спорный. Интрига подарила такой закрученный сюжет, что пятый сет нужно просто пересматривать в спокойном состоянии. Пересмотрит его, наверняка, и сам Федерер: c 1-3 и дрожащей руки, которая просто не попадает в корт, до сумасшедшего куража трибун, за который он ухватился и дотянул. И нетбол, и ястреб были в воскресенье за швейцарца. Люди теряли сознание после коротких кроссов с бэкхенда, в которых Роджер дожимал, и аплодировали стоя после долгих обменов ударами, в которых он уже не ошибался – 6:4, 3:6, 6:1, 3:6, 6:3.

Старик и море. Море слез, оваций, всего, чего угодно. Теннисный мир сегодня не заснет. «Наш вид спорта сложный, побеждает только один, но, если было бы можно, я бы разделил трофей с Рафой», – в джентльменстве Роджеру на церемонии награждения отказать было нельзя. Федерер – 18-кратный, и если сейчас вспоминать про его возраст, то разве для того, чтобы в очередной раз восхититься.

0
0