Eurosport

Евгений Кафельников: «Я как любящий отец не заставлял Лесю заниматься теннисом»

Кафельников: «Я как любящий отец не заставлял Лесю заниматься теннисом»

Последнее обновление29/01/2016 в 18:23

Опубликовано29/01/2016 в 16:45

Последнее обновление29/01/2016 в 18:23

Опубликовано29/01/2016 в 16:45

Комментатор Eurosport Анна Чакветадзе и олимпийский чемпион Сиднея разговаривают обо всем самом важном.

– Ты выигрывал Australian Open в 1999 году и доходил до финала в 2000-м, был сумасшедший матч против Пита Сампраса в 1994-м. Что тебе больше всего запомнилось из выступлений в Мельбурне?

– Не буду думать три раза – это, конечно, титулы, которые я там выигрывал. Вообще вся моя карьера связана с Австралией больше, чем с любой другой страной. Я не имею в виду Москву и Кубок Кремля, но что касается турниров «Большого шлема» – это самый успешный чемпионат.

– В Австралии ты еще и выиграл олимпийское золото. Был сложный финал против Томми Хааса. Хаас играет до сих пор. Как ты думаешь, зачем?

– Если бы я знал ответ на твой вопрос, я бы на него ответил. Но я не знаю. Думаю, что мне некорректно отвечать на этот вопрос. Зачем он играет… У каждого есть свое видение и свои мысли на эту тему. Мои мысли на этот счет закончились в 2003 году. Я не нашел в себе больше вопросов и ответов.

– Что важнее, победа на Australian Open или победа на Олимпиаде?

– Они все для меня одинаковы. Это и турниры «Большого шлема», и Олимпийские игры, и Кубок Дэвиса, и звание первой ракетки мира. Нельзя ставить одно выше другого. Они все были для меня важны – это были те цели, к которым я всегда стремился. К счастью, они были достигнуты. Я стараюсь не отделять одно от другого.

По большому счету, в моей родной стране меня все знают как олимпийского чемпиона. Может быть, исходя из этого, стоит больше гордиться этим титулом. Но еще раз говорю, я их не разделяю.

– Медаль олимпийская висит на видном месте или убрана?

– Медаль у родителей в Сочи.

Кафельников

– Как, по-твоему, наши сыграли на Australian Open?

– Сыграли выше своих возможностей. Особенно Андрей Кузнецов, Даша Касаткина, Лиза Куличкова и Маргарита Гаспарян. Может быть, Маша Шарапова не оправдала ожидания, но у нее соперница была тяжелая. Сложно рассчитывать на успех в матче против Уильямс. Может быть, для себя она сыграла не очень хорошо, ведь четвертьфинал ее не устраивает. Но в принципе это нормальный результат.

– После завершения карьеры ты как-то отошел от тенниса. Почему потом решил вернуться?

– Потому что работы очень много. Все теннисное сообщество нуждается в моей помощи. В моих рекомендациях.

– Но ты это понял позже. Сначала ты занимался другим видом спорта.

– Я до сих пор занимаюсь, у меня до сих пор интерес к гольфу.

– Может быть, что-то произошло, и поэтому ты принял решение вернуться снова в теннис?

– Приобретенным опытом – ценным опытом – нужно делиться. Есть люди, нуждающиеся в моих ценных указаниях и советах. Это очень просто и логично. Поэтому я сейчас ближе к теннису, чем раньше.

– Ты же пробовал себя теннисным комментатором и экспертом. Расскажи об этом опыте. Почему не стал продолжать?

– Это не мое, не интересно. С удовольствием могу комментировать какие-то матчи в кругу друзей, сидя у себя на диване дома.

– Если сейчас по телевизору покажут твой матч, будешь смотреть?

– Я периодически в YouTube возвращаю воспоминания.

– Ностальгия есть?

– Ностальгия всегда есть. Но понятно, что звездные часы давным-давно прошли, и время не вернуть назад, как поется в одной очень известной песне Аллы Борисовны.

Кафельников

– Сейчас ты работаешь в ФТР. Каковы твои основные обязанности? Сколько времени отнимает эта работа?

– Каждый день я нахожусь там. По мере поступления важных вопросов, мы стараемся их решать все вместе во главе с нашим любимым президентом Шамилем Анвяровичем.

– У тебя не возникали мысли о том, чтобы однажды выставить свою кандидатуру на выборах президента ФТР?

– Рано или поздно это теоретически может случиться. Но пока что наш президент выполняет функции лучше, чем кто-либо другой. Честно говоря, если бы я прожил неделю в том режиме, в котором он проживает, находясь на своем посту, я бы с ума сошел. Я понимаю, насколько это объемная функция и как с ней тяжело справляться. Пока что мы очень довольны, что у нас есть такой президент и всячески его поддерживаем.

– Когда, наконец, будет достроен многострадальный Национальный теннисный центр?

– Мы надеемся, через два года. С финансированием у нас все хорошо пока что – и я надеюсь, что будет. Думаю, через два года Национальный теннисный центр на Ленинградке будет достроен.

– Ты в целом доволен своей работой? Результаты ведь не видны так, как в спорте – в спорте сразу видна отдача, а здесь немного другое.

– Мы не можем сразу через голову прыгнуть. У нас есть потенциальные и талантливые юниоры, которые развиваются, которым мы помогаем. Они прислушиваются к мнению экспертов – не только моему, но и тех, кто работает в федерации.

– Ты присутствуешь на тренировках игроков?

– Нет, я на тренировках не присутствую. Нет.

– Когда видел игроков сборной в последний раз?

– На Кубке Кремля, когда они там играли. На Кубке РТТ сразу после Кубка Кремля играли наши 16-летние девочки-юниоры

– За твое время работы в федерации какие конкретно шаги были приняты для развития тенниса?

– Финансирование. Все финансирование для молодых экспериментальных команд, в которых находятся перспективные юниоры. Это все есть, все финансирование выполняется от «а» до «я». В этом плане мы очень много работаем.

Кафельников

– Давай немного о футболе. Ты болельщик «Спартака». Говорил, что при Федуне не будешь ходить на матчи. Держишь слово?

– Я ж написал, что слово сдержу. Зачем второй раз этот вопрос задавать?

– Даже если в Лигу чемпионов выйдут, и в Москву приедут «Реал» или «Барселона»? Все равно?

– Конечно. На «Барселону» можно и по телевизору посмотреть.

– То есть, по телевизору ты смотришь?

– Да, по телевизору буду смотреть.

– Тебе нравится трио тренеров Аленичев – Титов – Ананко?

– Мне очень нравится. Очень симпатизирую.

– Потому что ты дружишь с Титовым?

– Не только с Титовым. Я и с Аленичевым тоже дружу.

– То есть, это какие-то личные моменты?

– Я уверен, что они справляются с работой очень хорошо.

– В чем отличие игры «Спартака» при Аленичеве от игры «Спартака» с Якином? Место примерно то же самое.

– Я не футбольный эксперт на 100%, я не знаю. Для меня самый главный факт, что это спартаковские воспитанники, и им небезразлична судьба клуба. Поэтому я уверен, что это правильный выбор.

– Ты бы уважал тренера, если бы в угоду владельцу он не выпускал на поле капитана сборной России? Я говорю про историю с Широковым.

– Если он тачку на поле возит, зачем его выпускать? И я абсолютно уверен, что, может быть, были и какие-то другие причины.

– Что значит «тачку возит»?

– Что значит «тачку возит»? Это такой термин. Ты ж тоже его знаешь. Мы с тобой тоже иногда тачку возили на корте, когда плохо играли. Вот этот термин тебе должен быть известен.

– Ты присматривался к тому, чтобы арендовать с товарищами ложу на «Открытие Арене»?

– Была такая идея, но она испарилась.

– В связи с чем?

– Слушай, ну, некорректный вопрос задаешь.

– Окей, сорри. Ты хотел бы увидеть в «Спартаке» какого-нибудь российского игрока?

– Нет, я еще раз говорю, что российского – навряд ли. Есть определенный регламент по количеству россиян – по-моему, 6+5, я, честно говоря, нюансы не помню. На данный момент все спортсмены, которые есть в команде, соответствуют тем позициям, в которых нуждается тренер. Я думаю, навряд ли кто-то может дополнить.

Кафельников

– Давай немножко про тебя как про папу. Опиши себя в нескольких словах – папа Женя Кафельников.

– Давай мы эту тему, Ань…

– Не будем про дочку?

– Нет, не надо.

– Ладно. Когда ты понял социальные сети? В наше время их не было…

– Лучше бы их вообще не было.

– Но ты же активно пользуешься. Вот Марата поздравил.

– Я с удовольствием принял бы тот факт, если бы их вообще не было.

– Ты иногда довольно резкие сообщения оставляешь – провокационные, я бы даже сказала. Это твои реальные мысли?

– Мне очень нравится, что ты следишь за моим твиттером.

– Ты реальные мысли высказываешь или хочешь вызвать дискуссию? Какой посыл?

– Анют… Это выражение мыслей в первую очередь.

– У тебя конфликтов серьезных не было? Вдруг кто-то обижался – тебя это не смущает?

– Я тоже на многие вещи обижался, Что мне теперь, на такие нюансы обращать внимание? Нет, я не обращаю.

– Когда ты выставил фотоколлаж потолстевшей Шараповой – ты что этим хотел сказать?

– Следующий вопрос.

– Хорошо. Ты сейчас общаешься с Южным и Турсуновым? Там какие-то разногласия же были.

– Следующий вопрос.

– Хорошо. Очень жалко, что про дочку нельзя. Просто хочется личное что-то, чтобы мы тебя преподнесли, как…

– Ну, ты же для «Евроспорта» интервью берешь, а не для желтухи.

– Да нет, ну, какая желтуха.

– Давай следующий. Есть еще?

– Да, есть еще. Не знаю, понравится тебе или нет. Журналисты опубликовали неофициальный список замешанных в договорных матчах. Там были россияне. Довольно скандальная история с Давыденко была. Как ты к этому относишься?

– Никак.

– А ты общался с ребятами по этому поводу?

– Нет, не общался. Зачем мне общаться с ребятами, если я знаю, что все просто бред сивой кобылы?

– То есть ты считаешь, что это неправда и никогда игрокам не предлагали подобное?

– Я не знаю, может и предлагали. Но я уверен, что никто из них на такие шаги не пойдет.

– В твое время была такая проблема? Она вообще существует?

– В мое время такой проблемы не было.

– Хорошо. Жень, очень жаль, что ты про Лесю не хочешь рассказать.

– Ну, я просто не хочу за нее отвечать. У нее свои мысли.

– Мы же про тебя как про папу хотим узнать, как ты к ней относишься.

– Ребенку уже 18 лет, и я уже выхожу из отцовской юрисдикции.

– Но мы для наших родителей всегда остаемся детьми, разве не правда?

– Да. Наверное… Хорошо, Анют, есть еще что-нибудь?

– Расскажи, почему Леся все-таки теннисисткой не стала?

– Потому что у нее не было желания, а я как любящий отец не заставлял ребенка заниматься.

– То есть, тебя выбор профессии не смущает?

– Абсолютно нет. Это сугубо личный выбор ребенка. Я никогда не настаивал на выборе интересов.

– А ты строгий папа? Многое запрещаешь?

– Запрещаю многое, конечно, но не всегда получается.

Комментарии 0
Читаете сейчас: