Eurosport

Ролт – он. Гонщики, выигравшие «24 часа Ле-Мана» после запоя

Ролт – он. Гонщики, выигравшие «24 часа Ле-Мана» после запоя

Данкан Хэмилтон и Тони Ролт сутки давили виски, а потом – на газ.

Eurosport Player : Смотрите эти соревнования в прямом эфире

Смотрите на Eurosport

С момента триумфального финиша пухлого ирландца Хэмилтона и худощавого англичанина Ролта прошло чуть больше полувека, но за это время философия, принципы и возможности автопилотов во всех классах изменились круче, чем цены на недвижимость в центре Москвы. В XXI веке гонщики рассекают воздух не только ради победного оргазма и брызг шампанского на награждении: у этих людей на кону хрустящие миллионы, манящие контракты и безграничные возможности до самой смерти. То, чего не было ни у одного легендарного пилота первой половины XX века.

Данкан Хэмилтон и Тони Ролт никогда не воспринимали соревнования всерьез. Хэм начинал авиапилотом и никогда не боялся скорости. Ирландец считал себя королем жизни и использовал минимальную славу, чтобы тела в его кровати менялись как можно чаще, а алкоголь не позволял рту просохнуть. Ролт же верил, что после Второй мировой войны жизнь не должна быть сырой и серой. «Страшное позади, поэтому важно наслаждаться каждым днем и не заботиться о последствиях», – девиз англичанина нельзя не уважать.

До 1953 года Данкан и Тони не давали поводов говорить о себе. Ролт полтора раза сидел за рулем болида «Формулы-1», но все его попытки закрепиться в классе заканчивались провалами. Хэмилтон выступал успешнее, но запредельных результатов не показывал: гонщик однажды стал пятым на Гран-при Нидерландов и выиграл несколько внезачетных гонок. В то время ирландец уже был знаком с миром Ле-Ман и в 1950 году даже занял четвертое место, но в тот момент он едва ли подозревал, что главная вспышка карьеры произойдет тремя годами позднее.

В 1952-м Данкана позвала заводская команда Jaguar, которая пришла в класс с революционными дисковыми тормозами. Мощное новшество давало Хэмилтону преимущество, но не над Ferrari – автомобили итальянской марки разрывали соперников и на рынке, и на трассе. Перед стартом с новой командой Данкан распухал от эмоций и желания поставить соперников на место: его запал не пригодился – сырой Jaguar умер по ходу гонки. Хэм спокойно воспринял неудачу и пообещал раскидать конкурентов через год.

К следующему сезону ирландец совместно с командой и новым напарником Тони Ролтом довели машину до идеала: не было никаких сомнений, что в квалификации Jaguar схлестнется с Ferrari и заставит конкурентов дрожать. Хэм и Ролт блестяще справились с задачей, но на финише организаторы почти убили их безумным заявлением: из-за казуса Jaguar выступил в квалификации не под своим номером – дисквалификация.

Негатив и разочарование наполнили разум спортсменов. Тони и Данкану хотелось забыться, и они нашли лучший способ: друзья направились в бар, где уничтожали печень всю ночь. Едва живых от количества выпитого гонщиков под утро обнаружил представитель команды. В ужасе от состояния обоих он сообщил: дисквалификацию отменили. Организаторы «Ле-Мана» выяснили, что эпизод с перепутанными номерами – их невнимательность, а значит Jaguar разрешено выйти на старт.

В тот момент ни один безумец не сел бы за руль, но у Хэмилтона не осталось вариантов: на правах самого трезвого он напялил шлем и забрался в болид. 24-часовой марафон стартовал. Данкан и Тони мчали по трассе под воздействием алкоголя, били скоростные рекорды, а на пит-стопах заправлялись кофе, который очень раздражал Хэмилтона. По его словам, натуральный энергетик не бодрил и неправильно действовал на руки – они дрожали. Представителям команды не осталось ничего, кроме как заменить кофе на бренди.

В безумном алкогольном режиме гонщики наматывали круг за кругом, а на финише их охватил шок – соперники не выдержали ритма и скоростей пьяной парочки. Хэмилтон и Ролт неожиданно для окружающих и самих себя выиграли самый тяжелый гоночный марафон вселенной. После той гонки ирландец и англичанин навсегда отпечатались в истории: первую и последнюю победу на «Ле-Мане» им подарил крепкий напиток.

Другие тексты Евгения Коростелева:

0
0