Eurosport

«Русские сноубордисты – хардкорные психи». Что легенда экстремального спорта забыл в Москве

«Русские сноубордисты – хардкорные психи». Что легенда экстремального спорта забыл в Москве

22/09/2016 в 14:20

Трэвис Райс представил в России самый ожидаемый сноубордический фильм – «Четвертая фаза».

Отвечая на сотый вопрос, легендарный райдер все еще улыбается. Трэвис Райс рассказывает о своем фильме, шикарных горных пейзажах, команде, с которой снимал The Fourth Phase четыре года. При этом почти не говорит о себе. Странная скромность для парня, бравшего золото X Games, снявшего около 20 фильмов и любящего скользить по отвесным горным склонам.

Сидя в просторной гримерке, Трэвис улыбается и закидывается дольками мандарина.

– Люблю цитрусовые, в них полно сахара. Всего пара минут, и бац – твой мозг снова работает.

" Юра Подладчиков – мой большой друг. Я знаю, что он выступает за Швейцарию, но корни-то у него русские"

– Вы слышали это сегодня уже миллион раз, но все равно: добро пожаловать в Россию. Приятно видеть вас тут.

– Это честь для меня. Нас тут отлично принимают.

– Что вас поразило в России больше всего?

– О, Россия – огромная страна. Я могу говорить только о том, что знаю, что видел сам. Мы были на Камчатке, снимали эпизод фильма The Fourth Phase, и меня очень поразили пейзажи. Я увидел, как природа правит этим полуостровом, это потрясающе.

Камчатка

– Вы говорили перед премьерой и после с людьми. Ваши слова наверняка вдохновят русских райдеров. Что скажете об их уровне?

– Юра Подладчиков – мой большой друг. Я знаю, что он выступает за Швейцарию, но корни-то у него русские. В России очень много крутых стрит-райдеров. Но главное, что я уяснил о русских сноубордистах, – это очень страстные люди. Когда они приходят в этот спорт, отдаются ему, они превращаются в самых отчаянных хардкорных психов, которых видел мир сноуборда.

– Бывший гражданин США Вик Уайлд выиграл для России золото Олимпиады. Вы когда-нибудь думали стать олимпийцем, выступать за США?

– В молодости думал. Но мне никогда не удавалось оказаться в нужное время в нужном месте. Да и Олимпиада не была для меня какой-то необходимостью.

" Чтобы заниматься сноубордом с удовольствием, нам необходим определенный уровень комфорта. Сложно веселиться, когда у тебя замерзли руки или ноги"

– Вы первый раз вышли на соревнования где-то 15 лет назад. Какова разница в катании между сейчас и в 2001-м?

– Я провожу больше времени во фрирайде, чем в 2001-м. Сейчас я больше общаюсь с журналистами по поводу своих фильмов. Но мне всегда очень нравилась атмосфера соревнований. Я азартный человек и всегда любил состязаться. Я все же думаю, что у меня впереди будут контесты. Но это будет не фристайл. Парни сейчас творят невероятные вещи. Уровень катания в парках и хавпайпе взрывает мозг.

Мы несколько раз проводили соревнования Red Bull Supernatural в Канаде. И после выхода The Fourth Phase я собираюсь опять провести их в новом сезоне. Я думаю, это будет новый уровень для сноуборда. Но, в любом случае, фристайл никуда не денется. Я, кстати, даже рад, что не соревнуюсь с парнями сегодня. Не потяну.

Трэвис Райс

– Для съемок фильма вы разработали коллекцию экипировки. Как это повлияло на работу?

– Знаете, есть виды спорта, где экипировка не так важна. В сноуборде – наоборот. Серьезно, вопрос жизни и смерти. Одежда должна быть удобной, теплой. Мы делаем кино про сноуборд, потому что любим этот спорт. Чтобы делать то, чем мы занимаемся с удовольствием, нам необходим определенный уровень комфорта. Мы веселимся, а великие вещи случаются, когда ты получаешь удовольствие. Сложно веселиться, когда у тебя замерзли руки или ноги.

Так вот, экипировка, которую мы разработали, получила и моя команда, а они подвергались испытаниям куда более серьезным, чем я. На всех локациях, особенно в России. Учитывая, что мы все остались живы и здоровы, экипировка справилась.

– Вы начали снимать «Четвертую фазу» в 2013-м. Что было самым тяжелым?

– Самым сложным было добраться до удаленных точек съемки и притащить туда съемочное оборудование. Мы задали себе очень высокую планку в плане качества съемок, а это потребовало огромного количества серьезной, дорогой аппаратуры. Так что, самое тяжелое – организовать логистику. Ну еще сохранять терпение. Соединить сноуборд и нудный процесс съемки – с этим справится только группа очень хороших друзей.

– Съемочный процесс не заставил вас возненавидеть друг друга?

– Конечно, у каждого были сложные моменты, но мы завершили проект еще более сильной командой, чем были.

" Эй, мы приехали в это место кататься и снимать. Так черт возьми, давайте повеселимся!"

– Какое место во время съемок особенно запомнилось?

– Хочу выделить Россию. Самый крутой момент – когда мы нашли серф-спот. Серьезно, у нас случился неожиданный перерыв на серфинг во время съемок фильма о сноуборде. У меня был с собой набор досок и несколько гидрокостюмов, так что мы неплохо оттянулись у берегов Камчатского полуострова. И все это в затерянном мире с видом на вулканы Камчатки. Это был идеальный перерыв.

– Чему вы научились как спортсмен, пока снимали этот фильм?

– Эмм, сколько там у вас времени осталось на диктофоне?

– Часов 25 есть.

– Нам может не хватить. Ладно, тогда самое главное. Очень важно научиться управлять ожиданиями. Вы планируете путешествие… Вы планируете все в жизни. И вы планируете, как это все пройдет. Обычно люди думают о лучшем варианте: все пройдет легко, идеально. Ожидания – это схема, настрой. Люди приносят некую идею предвзятости в любую ситуацию. Это установка, которая приведет к неудаче и разочарованию.

Трэвис Райс

Кое-что нам действительно помогло. Когда ты идешь навстречу ситуации без каких-либо ожиданий, с открытым разумом и сердцем, позитивно мыслишь, случаются прекрасные вещи. Бывает, что ты встречаешься с обстоятельствами, которые заставляют тебя сомневаться и терять веру в свои силы: у меня не получится, все идет не так, как должно. Но без лишних ожиданий и с позитивным настроем ты можешь повернуть ту же ситуацию совсем в другую сторону. И получается что-то вроде: эй, мы приехали в это место кататься и снимать. Так черт возьми, давайте повеселимся! И только тогда ты сможешь вскарабкаться на ту самую дорогу жизни и катиться по ней, вместо того, чтобы преодолевать этот путь через силу. И сам не заметишь, как вместо преодоления чего-то ты станешь разрешать вещам происходить с тобой.

– Это и должны зрители вынести для себя, посмотрев ваш фильм? Никаких ожиданий и разум, открытый новому?

– Я надеюсь, что так и будет. Но при этом важно иметь мечту. Важна цель, к которой ты идешь. Потому что вам необходимо стремление, чтобы двигаться вперед.

Но вообще, я думаю, каждый возьмет от этого фильма что-то свое. Мы все видим мир по-своему. Если что-то случается в мире, именно мы придаем этому значение. Можно поставить вопрос так: «Что я хочу, чтобы люди взяли от фильма?» Но было бы идеально, если бы люди заходили в зал и меняли его на вопрос от своего лица: «Что я хочу взять?» Это крутой трюк, который можно применять каждый день в любой ситуации.

Другие интервью автора:

0
0