Айдын Кожахмет – 37-летний спортивный журналист из Казахстана. В профессии он с 2003 года. За 18 лет в казахстанском футболе Айдын насмотрелся на агентский беспредел, странные трансферы, отмыв крупных сумм, мошенничество с возрастом, получал угрозы влиятельных людей.
В интервью Анару Ибрагимову для Eurosport Айдын Кожахмет разложил:
  • как раскрыл переписанных игроков из Узбекистана;
  • как ездил на стрелку с футбольным агентом;
  • почему Азия – дно, а Европа – кайф;
  • долго ли будет спать журналистика в Казахстане;
  • какой неуместный вопрос задал Черчесову местный журналист.
Все виды спорта
Нога Криша и заяц Ефимовой. Приметы приносят атлетам титулы
29/07/2021 В 16:02
– Вспомни свой первый большой материал.
– Это был 2008 год – мое первое громкое дело про переписанных футболистов. С советских времен везде были такие игроки. В 2006-м в Казахстане ввели правило лимитчиков и молодых игроков. Все клубы обязали иметь на поле двоих футболистов до 21 года. И один из них должен быть казахом. Весь матч такие футболисты должны играть. Был такой клуб «Мегаспорт» из Алма-Аты. Его владелец – Данияр Хасенов, бывший зять Нурсултана Назарбаева. Он спонсировал клуб, сам за него играл. По уровню Данияр уступал профессионалам, но он старался. Это было заметно.
https://i.eurosport.com/2021/05/28/3141117.jpg
У «Мегаспорта» не было детской школы и молодых футболистов. Поэтому клуб взял двух казахов из Узбекистана. Один – 1986 года рождения, другой – 1980-го. По регламенту они должны быть не старше 1987 года. Одного переписывают на девять лет, другого – на три года. И они оба по документам 1989 года рождения. Полный беспредел. Я начал копать эту тему, расписал все. Мой материал стал причиной для внутреннего расследования в Казахстанской футбольной второй лиге. Игроков дисквалифицировали, с команды сняли очки, клубного юриста пожизненно отстранили от работы.
– Кто-то звонил тебе? Предъявлял?
– Были разговоры, что меня искали. После этого дела я уехал в командировку в Астану на неделю. Видимо, не нашли. Но меня искали не для того, чтобы башку оторвать. Потом я общался с этими людьми. Им было важно знать: заказ это или нет.
– Заказ?
– Нет, конечно. Перед игрой один из родителей футболиста говорит мне: «Что за беспредел?! Почему вы не пишете о переписанных?» Пошло-поехало. И я попер против зятя президента.
– Ты общался на эту тему с Хасеновым?
– На эту – нет. Мы как-то были в одной компании. Общался с его замом, который тоже работал в «Мегаспорте». Он сказал мне: «К тебе претензий нет. Это твоя работа. Все понимаем, сами виноваты. Но хотели понять: это кем-то инициировано или нет».
– В последнее время кто и когда хотел тебе оторвать башку?
– Последние пару лет никто не угрожал.
– А раньше?
– Да. Чаще всего речь идет об агентах, директорах клубов. Были звонки: «Ты там давай завязывай! Ты на кого прешь?»
В первое время опасался, что могут прийти и дать по башке. Я в «ProСпорт» работал с Гением Тулегеновым (спортивный журналист из Казахстана – Eurosport.ru). На него дважды нападали. Один раз серьезно избили. Не скажу, что этот пример меня напугал. Просто стал больше подбирать выражения.
– Например?
– Не писал, что это агентская история. А тут, например, занесли тренеру. Я писал завуалированно на основе фактов. К примеру: если футболисты приходят от одного агента в клуб, возможно, тут что-то не так. А раньше я бы написал: «Блин, да тут коррупция!»
– Ты рассказывал, что ездил на стрелки, встречался с бандитами.
– Не хочу сейчас никаких имен называть. Эту тему давно закопали, руки пожали. И после этого людей называть бандитами не хочется. А так была одна стрелка с одним агентом.
– Как в «Бандитском Петербурге»?
– Нет, не так. Мы не выезжали за город с ножами, калашами. Просто встречаешься в ресторане с человеком. Вроде бы сидит он напротив тебя один. Но за соседним столом три мордоворота пьют чай. И ты понимаешь, что это не просто так. Человек пришел с кем-то. Может быть, они ничего не сделают, но человек привел их, чтобы тебя напугать. В такие моменты нельзя показывать слабость и трусить. Когда тебя вытаскивают на такие стрелки, тебе не говорят: «Ты че, попутал? На кого прешь?» Спрашивают, зачем ты это сделал. Почему-то в Казахстане все абсолютно уверены, что если журналист плохо про кого-то написал, то это заказ. 99% в этом уверены.
– Как с тобой связываются такие люди?
– Чаще всего звонят со скрытых номеров. Говорят: «Айдын, э! Ты чего про нас так написал? Ты чего, жить не хочешь? У тебя здоровья много?» А я начинаю огрызаться: «Ты кто? Ты чего со скрытого звонишь? Если ты мужчина, давай встретимся».
– Как закончилась та стрелка?
– Этот агент понял, что за мной никто не стоит, что это не заказ. Его отпустило. Я ему объяснил: «Чувак, это моя работа. Я за правду. Ты делаешь кривые движения. Моя работа – об этом писать. Я хочу, чтобы было ровно». Люди, приезжающие на стрелки, – в большинстве адекватные люди. Они говорят: «Чувак, заканчивай. Давай больше не будем».
– Ты с этими людьми потом дружишь?
– До дружбы ни разу не доходило. Но здороваемся. Нормально все. Помощи у них не просил.
– После этих встреч они продолжают делать кривые движения?
– Они будут понимать, что это не пройдет безнаказанно. Будет человек, кто это напишет. Не я, так другой. Всегда им говорю, что всем рот не закроешь. Я сразу и всегда предупреждаю их, что есть люди, которые знают, куда и с кем я поехал. Если со мной что-то случится, у них будут неприятности.
– То есть ты им угрожаешь?
– Это не угроза, а предупреждение.
– Под чьим ты крылом? Это люди, кто помогал тебе поначалу в профессии?
– Нет. У меня другие люди, кто может за меня постоять. Мой близкий друг при погонах. Занимает неслабую должность. В его руках закрыть любого.
– А у него просил помощи?
– Нет.
– Казахстан для тебя – зона комфорта. Почему ты не переедешь в другую страну, где уровень сопротивления журналистов выше?
– Я не ставлю задачу соревноваться с кем-то. Возьмем Россию. Там таких, как я, миллион. Открой телеграм: там столько каналов! И ваши издания. Сколько классных журналистов. Например, я вырос на «Разговорах по пятницам» Гольшака и Кружкова. Каждую пятницу ждал их интервью. Это было вау для меня. Мне вообще было плевать, с кем интервью. Мне так заходило, что они делают. Я их большой фанат. Дзичковского люблю читать, Романцова, Рынкевича.

Казахстан – Россия в квалификации Евро-2020

Фото: Getty Images

– Егор Титов жаловался на глупые вопросы ваших журналистов.
– К нам приезжала сборная России. Пресс-конференция перед игрой. Сидит Станислав Черчесов. И один наш журналист задает ему вопрос: «И все-таки… Спустя столько времени вы не жалеете, что дали тогда Смолову пробить пенальти? Зачем вы дали Смолову пробить пенальти?» У тебя это вызывает смех, а у меня – обиду, что такие люди работают, их аккредитовывают, пускают на пресс-конференции.
Титову попался такой вот фрукт. Он по нему сделал вывод об остальных журналистах. Это говорит лишь об одном: сам Титов – не очень умный человек.
– Каким прилагательным назовешь журналистику в Казахстане?
– Спящая.
– Как разбудить?
– Она проснется, когда проснется спорт. Если глобально? Новый президент страны демократичнее. Я не ощущаю при нем тисков. По коллегам тоже это вижу. У нас есть телеканал «Хабар». Он раньше показывал нашу жизнь, будто мы живем как минимум в Швейцарии. У нас все супер, замечательно, фабрики и заводы развиваются. А сейчас сам телеканал хочет меняться. И они начинают жестить. Когда меня позвали на футбольную программу, попросили разносить всех. Мол, можно критиковать даже президента Федерации футбола, даже Кайрата Боранбаева (председатель наблюдательного совета ФК «Кайрат» – Eurosport). Никаких проблем.
***
– Правда, что ты назвал сына в честь Батырхана Шукенова (покойный солист поп-группы А’Студио – Eurosport)?
– В Казахстане не так много публичных людей, кем можно восхищаться. Батырхан Шукенов – человек, к которому никогда никакая грязь не липла. Например, этот наркотиками балуется, этот кидает людей на деньги, третий не платит алименты. Мои родственники, кто работает в музыкальной сфере, говорят, что Шукенов – светлейший человек. Я им восхищался и как человеком, и как музыкантом. Еще задолго до его смерти, рождения моего сына и даже до знакомства с женой я для себя решил, что сына назову Батырхан.
– Ты был с ним знаком?
– Трижды виделся, дважды жали руки. Один раз нас представляли. Но каждый раз у меня коленки подкашивались. Я ничего не мог сказать. Мычал и уходил.
– Ты даже не сказал ему, что назвал сына в его честь?
– При первой встрече сына еще не было. А при третьей встрече у меня уже был ребенок. Но я постеснялся подойти и заговорить с ним. На него смотришь: он божила.
– Перед каким человеком из футбольного мира ты испытывал такую же робость?
– Я тогда еще не был в профессии, только закончил школу. Приехал в Алма-Ату поступать. Пошел к центральному стадиону покупать «Спорт-Экспресс». Помню: за день до этого играли «Локомотив» и «Тироль». Марат Измайлов там феерил. А я не смог посмотреть этот крутой матч и хотел почитать о нем в газете. В ларьке спрашиваю: «Есть «Спорт-Экспресс»?» Бабушка отвечает: «Да, вот последний остался». Уже отсчитываю деньги. А сзади меня мужик спрашивает: «Спорт-Экспресс» есть?» – «Вот молодой человек забирает». Он ко мне обращается: «Уже купил?» А я в ответ нагло: «Да, купил». Потом до меня дошло, что это знакомый голос. Поднимаю голову, а там стоит Вахид Масудов. Легенда нашего футбола. В «Кайрате» играл. Мой отец им восхищался. Я увидел его и не знал что сказать. Я такой: «Да забирайте этот «СЭ»! Не надо никаких денег!» Хотя, кроме этих денег на газету, у меня ничего не было. Я был такой счастливый, что уступил ему.
– Ты за «Кайрат» болеешь?
– Я вообще ни за один клуб не болею. Болел за ЦСКА из Алма-Аты, потому что там немного занимался. Ну и как болеть? Я никогда не был фанатом, не сидел на трибуне, не орал. Просто переживал.
https://i.eurosport.com/2021/05/28/3141121.jpg
– Твою книгу про «Кайрат» читал Кайрат Боранбаев (председатель наблюдательного совета ФК «Кайрат»)?
– Он был первым читателем. Это же коммерческий проект. Мои друзья спонсировали, они хотели заработать – продавать не только в книжной сети магазинов, а еще и в фан-шопе «Кайрата». Чтобы продукцию допустили в клубный магазин, нужно согласовать с Боранбаевым. Мы выпустили сигнальные экземпляры и один отправили ему. Первая его реакция: «Да никогда в жизни этой книги не будет в нашем фан-шопе! Кто такой этот Кожахмет?!» Потом он куда-то летел. В дорогу взял ее, перечитал. Поменял мнение: «Если мы хотим быть интересны людям, наверное, так и должно быть. Но есть два момента, где Айдын не прав. Давайте я расскажу, как было». Мы созвонились, я подкорректировал.
– Тулегенов писал, что ты подлизываешься к Боранбаеву.
– Ха-ха. Боранбаев был очень зол на меня. Спустя год после выхода книги мы встретились в Астане, обсуждали ее. Он говорит: «Ты конкретно назвал меня левым нефутбольным человеком». А я черным по белому пишу, что были провалы в трансферах, потому что ими занимался не спортивный директор, а Боранбаев. Какой подхалимаж? Вышла книга, и что потом? Я у него не работаю, никак с ним не связан. Он просто знает меня, не более, мы ж не общаемся тесно.
– О каких провальных трансферах Боранбаева ты говоришь?
– В первые годы в «Кайрате» при Боранбаеве очень много ошибались с иностранцами. Приезжали футболисты, через раз по мячу попадавшие. Например, Рабональ из Латинской Америки. Вайсс с ума сходил от него: «Кто его привез? Откуда он взялся?» Потом приезжал Сержиньо. Маленький такой, техничный, но ни о чем, честно говоря. У нас тут таких своих хватало. И был с ним Паоло Сезар. Он вообще играл не за основу, а за дубль. Я своими глазами видел, что Сержиньо не выделялся даже среди дублеров. Приезжал Моро – темнокожий парень из Швеции, опорник. С хорошим бэкграундом, качественный, крутой футболист. Без разговоров. Но у него нашли или гепатит B, или гепатит C.
Помнишь, был в «Амкаре» Чума Анене? Тот тоже приезжал. Это был трансфер Кайрата Советаевича. За него заплатили немалые деньги. Полтора-два года был у нас, по чайной ложке поназабивал и уехал в Норвегию. Крутым игроком не стал, а ожидания были сумасшедшими. Боранбаев – крутой бизнесмен, состоятельный человек, который понимает бизнес. Но в футболе ему показалось, что это легко. У него же есть и удачные примеры: Жерар Гоу, Исаэл Барбоза. Очень качественные футболисты, которые феерили в «Кайрате». Этих пацанов, по-моему, приводил Боранбаев, а не Патрик ван Лиувен, тогдашний спортдир, не Вайсс. Это топовые трансферы, на мой взгляд, за всю историю чемпионата Казахстана.

Айдын Кожахмет о трансферах

Фото: Eurosport

В 2015 году обострилась рубка между Ерланом Кожагапановым (вице-министром культуры и спорта Казахстана) и Айсултаном Алиевым, внуком Нурсултана Назарбаева за кресло руководителя в Федерации футбола. Первый до футбольной карьеры работал в администрации Астаны (сейчас город называется Нурсултан), а второй был на просмотре в «Челси» и «Портсмуте», немного играл в местных лигах. Поводом для критики Кожагапанова стало его совмещение постов руководителя футбола Казахстана и генерального директора ФК «Астана».
– Как ты относишься к Айсултану Алиеву?
– К Назарбаеву. У него официально была фамилия Назарбаев. О покойниках либо хорошо, либо никак.
– Ты его поддерживал?
– Нет, я был нейтрален по отношению к нему.
– Кожагапанов или Алиев?
– Все зависит от того, кто рядом с ними. Почему я не пошел за Алиева? Мне его окружение не внушало доверия, я просто не знал этих людей.
– Что он предлагал?
– Да он ничего и не предлагал конкретного. У Кожагапанова была кое-какая модель. Например, надо строить манежи, академии, развивать детский футбол. Хотя бы на словах были цель и программа. У Айсултана ничего такого не увидел. Кожагапанов сам по себе нормальный, но его свита… У них были другие интересы: они видели не футбол в себе, а себя в футболе. Люди начали беспределить, принимать нефутбольные решения, косить людей. Я завелся и после паузы в журналистике вернулся в профессию. Кто-то же должен их критиковать.
– Твоя критика принесла плоды?
– Если учесть, что никого из этих людей сейчас нет в футболе, то да. В какой-то мере я подлил керосина. Но это я так, притягиваю за уши свою роль.

Айдын Кожахмет о работе Федерации футбола Казахстана

Фото: Eurosport

– А за что можно покритиковать нового президента Федерации футбола?
– За бездействие. Мое ощущение: он просто не вникает. Ему подчиненные рапортуют, что все хорошо. А он думает про себя: «О! Работают!»
– Среди последних ваших скандалов – допинг Бауыржана Исламхана (последний клуб – «Аль-Айн» из ОАЭ). Еще кого-то также ловили?
– Вроде нет. Не припомню.
– Почему Исламхан не закрепился в России (в 2013 году игрок перешел в «Кубань», но не провел ни одного матча)?
– Он уехал в Россию в 19 лет. Исламхан еще и здесь не особо окреп: ни физически, ни морально. И вообще я думаю, когда он ехал в «Кубань», что это была схема. Бауыржан играл в «Таразе». Это наша кузница талантов. Тогда губернатор области запретил руководству клуба продавать его куда-либо в Казахстане. В итоге игрока отдали в «Кубань» за 200 тысяч долларов. И акима (губернатора) это устроило. Парень уехал в хорошую команду из российской Премьер-лиги, плюс денег заработали. А через пять месяцев его забирает к себе «Астана» в аренду за большие деньги. В итоги потом его продали в «Кайрат». Я так понимаю, на этой теме много кто заработал. И агенты, и, так думаю, что Доронченко из «Кубани». Он, наверное, при делах был. Много кто поимел с этого. Исламхана продавали, не чтобы он заиграл и стал суперзвездой, а чтобы заработать денег.
https://i.eurosport.com/2021/05/28/3141127.jpg
– Еркебулан Сейдахмет тоже приезжал в Россию. Дважды – в «Зенит». Почему не остался в Питере?
– Как я понимаю, на него в Питере смотрели как на потенциального игрока дубля. Его же не в основной состав собирались брать. А в Казахстане у него была возможность играть в Премьер-лиге за родной «Тараз».
– Он попал в «Уфу» благодаря Шамилю Газизову?
– Не совсем так. В «Уфе» помощником тренера работал человек, который был в «Зените». Он вроде и приходил в «Уфу» вместе с Семаком. Этот человек его изначально и заприметил на мемориале Гранаткина. Специалист рассказал про Еркоша, и «Уфа» начала по нему работать.
– Кто его агент?
– Его делами занимался владелец школы «Монтажник», где начинал Сейдахмет, Георгий Хутиди. По России ему помогал Рохус Шох. Он же тоже уроженец Жамбыльской области, давно знакомы. Это они и занимались переходом игрока в «Уфу». А в Болгарию (Еркош играл за «Левски» – Eurosport) он ездил благодаря Мирчо Димитрову.
– Мне кажется, что у Сейдахмета хороший пиар-агент. Слишком много прессы для него в юном возрасте.
– Нет у него пиар-агента. Если бы был, то футболист бы себя монетизировал. Причина хорошей прессы в юном возрасте очень проста. Казахстанцам свойственна одна черта: если кто-то у нас уезжает за рубеж, вся страна начинает им восхищаться. И это максимально показывается в соцсетях. Сейдахмет ехал в Россию в статусе восходящей звезды и самого большого таланта. Поэтому к нему было приковано большое внимание. Медиа играли заголовками «Казахский Месси» и гнали трафик. В «Кайрате» Еркош вляпался в одну историю: участвовал в гивах в инсте. Какая-то мутная тема и история. Уважающий себя человек не связывался бы с этим, а он в силу возраста, непонимания и незнания вляпался.
– Он ленив?
– Нет, ему не хватает профессионализма. Сейдахмету нужно нанять физиотерапевта, тренера по фитнесу. У него все травмы мышечного характера.
– Его переход в «Кайрат» – желание Боранбаева?
– Да, это его трансфер. Он сам договаривался. Не знаю цифру, за которую игрок перешел. В прессе писали про 1 млн долларов. Сам Боранбаев это опровергал. Думаю, что несколько сотен тысяч евро за него заплатили.
– Как в Казахстане отреагировали, когда Боранбаев сказал, что продаст его за 20 млн?
– Да никак. Все поняли, что это просто хайп.
– Это провальный трансфер (за «Кайрат» Сейдахмет сыграл 2 матча и забил 0 голов – Eurosport)?
– «Кайрат» брал его как суперперспективного парня, у которого просто чуть-чуть не задалось. Год-два он мучился с травмами. Никто крест на нем не ставил. По сей день его считают суперталантом. Придя в «Кайрат» и не заиграв тут, он сам сделал трансфер провальным. Я верю в него, надеюсь, что мозги встанут на место, возьмется за голову. Он очень талантлив, может стать звездой.
– В Казахстане есть футболисты, за которыми следят европейские скауты?
– Не. Есть разговоры об интересе к игроку «Кайрата» Нуралы Алипу. Боранбаев говорил, что парень интересен «Аяксу». Но насколько предметно, не знаю. Знаю, что игрок был в шорт-листе у клубов из России: «Локомотив», «Ростов», «Рубин».
– Оправдал ли себя переход Казахстана из зоны Азии в Европу в 2002 году?
– Однозначно. Азия – сплошное болото. Игра Казахстана против Ирака. В наши ворота ставят левый пенальти. Потом уже назначают пенальти в нашу пользу, где невозможно было не поставить. И нас всячески просят его перебить. Затем приезжает Ирак в Алма-Аты, и тут судья начинает нас убивать красными карточками. Азия не развивает футбол. Это мафия.
– Какие плюсы в Европе?
– Тут выделяются деньги, существуют программы, что-то строят. Ты играешь против Мбаппе. У клубов есть возможность расти и развиваться, если не воровать. Та же Лига чемпионов: один раз пробился в групповой этап, и можно пару лет вообще безбедно существовать.
– Сборную Узбекистана тренировал Эктор Купер (дважды выводил «Валенсию» в финал ЛЧ), Эльдор Шомуродов сейчас забивает в Италии. Тебе нравится, как развивается узбекский футбол?
– В секторе детско-юношеского футбола и инфраструктуры они намного дальше от нас. Они за 30 лет построили 20 стадионов, мы за это же время – 2. Узбеки вкладывают в детей, ездят на турниры, национальные команды со сборов не вылезают. И что? Узбеки куда-то вышли? Они только вкладываются, но результата нет. Их никуда не пускают, душат в зародыше.
https://i.eurosport.com/2021/05/28/3141130.jpg
– А у вас прямо успехи…
– Мы хотя бы играем не против Пакистана, Непала и Камбоджи. К нам приезжают Руни, Криштиану, Гризманн. «Астана» играет в еврокубках.
– Все равно двоякая ситуация.
– Представь ситуацию, что мы не переходим в УЕФА и остаемся в Азии. В ней нет таких жестких правил по сертификации стадионов, как в Европе. Играли бы в Алма-Ате на прежнем стадионе, крышу бы и не строили. Сейчас мы играем в УЕФА, и тут есть требования к сертификации. Нужно сделать ремонт, поменять кресла, сделать крышу, которая покроет 40% стадиона. Потом начали ужесточать требования. Президент Федерации футбола сказал: «Нужен новый стадион». И нам построили «Астана-Арену».
– «Астана–Арена» протекала какое-то время. Ликвидировали эти проблемы?
– Да, ликвидировали. В последние пару лет не было никаких проблем.
– Что тебе не нравится в этом стадионе?
– Вопрос открытия и закрытия крыши занимает много времени и сил. После строительства арены к нам приезжал какой-то чувак из Турции. Он сидел за компом и открывал ее. И это был процесс не одного дня. Два-три дня. Потом что-то поменяли в автоматизации: теперь не нужно никого привозить, сами все делают. Но там куча нюансов перед открытием крыши. Например, надо с нее все убрать.
– Правда ли, что до короны на «Астана-Арене» хотели провести Суперкубок России?
– Были какие-то разговоры. Я не уверен, что это была реальная инициатива на уровне проекта. В одно время был разговор, чтобы провести на «Астана-Арене» Суперкубок Европы. Были готовы ради этого матча убрать искусственное поле и постелить натуральное. Это или 2013-й, или 2014-й год. В 2017 году в Казахстане проходила выставка «ЭКСПО». И в тот период тоже рассматривалась возможность провести Суперкубок Европы в Астане: либо в тот год, либо на следующий. В итоге сменилось руководство Федерации футбола, идея потухла и уже никому не нравилась.
– Кто понес ответственность за стадион в Туркестане (речь о стадионе «Туран». Его стоимость – 39 млн долларов. Матч местного клуба против «Астаны» Андрея Тихонова напомнил водное поло. Позже строительная компания ответила, что дренажная система в порядке, и сослалась на сильные осадки – Eurosport)?
– Никто никакую ответственность не несет. Стадион построили почти за 40 млн долларов. Но там столько недочетов, например, дренаж не работает. Почему игру не остановили? Большая загадка. Вообще, ответственность на главном судье матча. Он должен был принимать решение. Арбитр полагал, что на таком поле можно играть в футбол.
– Почему игроки не ушли с поля?
– Если бы игроки ушли с поля, то засчитали бы техническое поражение. Федерация переполошилась, у «Астаны» были серьезные претензии. На самом деле, это было преступлением – играть на таком поле. Надо понимать, что не только ж судья решает. Но еще и лига, и Федерация. Видимо, спортдир «Астаны» не додавил. Лига признала, что это их факап, извинилась перед зрителями и командами. Но кому от этого легче? На следующий день в Шымкенте выпал снег, и должны были играть «Ордабасы» и «Кызыл-Жар». И Лига решила, что ей не нужен второй скандалы из погоды, и перенесла игру.
– Стадион строила компания, для которой спорт не основной профиль, верно?
– Да, она строит дома и здания. Стадионы не их профиль. Не знаю, почему им доверили. Она чуть ли не монополистическая компания, которая строит все, и много лажает. К их домам большие претензии. Когда был коронавирус, она в экстренном порядке построила госпиталь за несколько миллиардов. И он оказался жутко провальным. Стадион выглядит внешне очень красиво и достойно. Но видно, что строили люди, не разбирающиеся в футболе.
– В Казахстан мог приехать большой тренер?
– Ерлан Кожагапанов вел переговоры с Гаттузо. И если не ошибаюсь, Дженнаро приезжал к нам на какую-то игру. Его привозил Марко Трабукки. Но Гаттузо отказался от поста главного тренера сборной Казахстана. Думаю, это был ход со стороны Трабукки. Он его привез, показал, покрасовался. Кожагапанов поохал: «Ооо! К нам Гаттузо приехал». Дженнаро и Марко изначально ехали с мыслью посетить Казахстан и уехать отсюда. Помню, как предлагали в сборную Чезаре Пранделли. Там стоял вопрос о зарплате – 2 миллиона евро в год. Я помню, что его контракт мог обойтись дешевле, чем у Красножана (главный тренер сборной Казахстана с 2014-го по 2015 год – Eurosport).
– В Казахстане рождаются классные комики – Нурлан Сабуров, Азамат Мусагалиев, артисты – Скриптонит и Jah Khalib. А среди известных спортсменов давно никого не было. Из действующих только Геннадий Головкин. И все.
– Вот скоро закончится Головкин, закончится и спорт в Казахстане. Что дальше? Будем ждать нового Головкина. Спортивная журналистика актуальна лишь тогда, когда актуален сам спорт, достижения в нем, звезды. Именно звезды двигают эту индустрию. И мы сейчас вынуждены обсасывать инстаграмы популярной в Азии волейболистки Сабины Алтынбековой и бойца ММА Куата Хамитова. Они хайповые, благодаря им легко нагонять трафик. Но как спортсмены и Сабина, и Куат – весьма средние.
Интервью судьи, которого избил Роман Широков. Он просил для футболиста условный срок
Мино Райола русских ММА: про Исмаилова, Хабиба и Конора
Подписывайся на Eurosport.ru в телеграме
Все виды спорта
Eurosport завел ютьюб-канал с интервью. Подписывайся!
26/05/2021 В 15:20
Все виды спорта
Утяшева – первая в рейтинге доверия спортсменам у россиян
26/05/2021 В 13:48