Eurosport

Аксель Лунд Свиндаль расплавил медали, чтобы помочь детям. Он снова царь горы

Свиндаль расплавил медали, чтобы помочь детям. Он снова царь горы

15/02/2018 в 17:28Обновлено 15/02/2018 в 19:38

Призер Олимпиады Елизавета Кожевникова – о становлении великого норвежца.

Скоростной спуск – самая престижная дисциплина Олимпийских игр. Аксель Лунд Свиндаль – образцовый атлет и охотник за медалями, их у него 12. Так много, что они меняют отношение к деньгам и славе. Когда наступает чистый интерес к горе, король Аксель обретает царство.

Надежда нации

Викинги – братва, которая решает частные интересы наживы командными методами ведения войны. История знает два норвежских войска: команда Омодта, державшая в страхе горнолыжный мир полтора десятилетия – с начала 90-х до середины 2000-х, и бригада Янсруда, Килде, Кристоферсена. Мостом между одними и другими стал Аксель Свиндаль. Сейчас уже никто не помнит, что в момент восхождения в 2005-м он был один. Ветераны ушли, свежая кровь еще не появилась. «Помню, как осознал: я один, и от моих результатов зависит судьба многих десятков людей, работавших на норвежский спорт», – вспоминает Свиндаль. Нет, он не был один. В нем была навсегда встроена матрица норвежских лыжных викингов: работать, биться, поддерживать своих.

Чувство трассы

«У Акселя в теле заложено ПО на скоростной спуск. У него очень точный процессинг ощущений, он просто знает, как надо ехать на любой трассе», – наблюдения Хьетиля Янсруда. Это сверхлестная ремарка от человека, который и сам может считаться лыжным гением. Откуда берется такая пронзительная чуйка? Об этом позаботился крестный отец норвежской лыжной системы – Финн Омодт, он же отец Хьетиля Андре Омодта. Атлетов учили всему, что касается широкого рисунка движения – от танцев до скалолазания. Стандартная горнолыжная ментальность – «ломиться на все деньги».

Подход Свиндаля, впервые оказавшегося на корейской олимпийской трассе, и вдрызг проигравшего первую тренировку: «Проблема – медленный снег. Надо очень тонко чувствовать, чтобы ехать не опаздывая. Важно синхронизироваться с волнами рельефа, позволять лыжам катиться». Увидьте разницу.

Провал в Сочи-2014

Свиндаль – универсал. Он завоевал титулы во всех дисциплинах, кроме слалома. Его походы за «Большими глобусами» КМ против австрийца Бени Райха до сих пор живут, как эпос. На Игры-2014 норвежца записали фаворитом на все пять видов. Но на странных сочинских трассах, где в километровом перепаде высот уместились зима, весна и лето, не случилось ни одной.

Больше того, олимпийские неудачи, цепляясь одна за другую, запустили процесс самодеструкции. Педант Свиндаль не доработал ни олимпийский турнир, ни сезон КМ. Он перестал в себя верить. Шлейф тянулся два года: в октябре 15-го – разрыв ахилла, в январе 2016-го разрыв крестов после Кицбюэля.

Воздержание

«Всегда тяжело решаться на новый сезон после успешного предыдущего. Но внутри тянет некая сила, заставляющая становиться лучше и ехать быстрее. Она возникает, когда я вижу успехи других», – что это, как ни жадность? А между тем, Аксель Свиндаль – резонанстный борец против мировой несправедливости и политического жира. Пережив сочинский коллапс, норвежец осознал разрушительную силу символов.

Наевшись славой, Аксель сфокусировался на полезном: давайте оттащим детей от айфонов и вернем их на горные склоны. Он публично расплавил свои медали, создавая ясное послание подросткам: не в деньгах счастье. Вырученные рекламные деньги пожертвовал норвежским детским клубам.

Освобождение

Аксель Лунд Свиндаль

Аксель Лунд СвиндальGetty Images

1,40.25 – время, за которое Аксель Лунд Свиндаль отмахал Олимпийскую трассу. Он дважды выпадал в красную зону и дважды возвращался в зеленую. Это о чем? О том, что лыжник работал только на ощущениях, без следа мысли в голове «А что если я не?» Скверный пример такой – слаломный провал младшего викинга – Кристоферсена на ЧМ-2017 в Санкт-Морице.

Это и есть пик профессионализма: освобождение совершенного навыка от слоев условностей.

Больше горных лыж от Елизаветы Кожевниковой:

0
0