Великая Отечественная война прервала судьбы многих легендарных атлетов. Кто-то погиб на фронте, кто-то потерял здоровье, кого-то постоянная жизнь под пулями сломала и больше не вернула на футбольные поля и спортивные площадки. Для некоторых людей война стала самым важным испытанием, которое и сделало из обычного человека настоящего чемпиона.

Виктор Чукарин родился в маленьком украинском селе Красноармейское – сейчас его переименовали в Крещатицкое (находится под контролем ДНР), но в 1921 году в молодой семье донского казака и гречанки обо всем этом даже не подозревали. Непослушный и неусидчивый мальчишка рос на берегу Азовского моря, впитывая лучи теплого южного солнца и родительскую любовь.

Бокс
«Он победил и расстроился, что не отправил соперника в нокаут». Единственный бой Брюса Ли в боксе
14/07/2020 В 08:00

Еще в детстве Чукарин попал на стадион и впечатлился показательными выступлениями гимнастов. Соскоки с брусьев и упражнения на кольцах так поразили мальчика, что он вернулся домой, пару дней счищал ржавчину со старой трубы, соорудил из нее перекладину и повторял увиденные на арене упражнения. Вите повезло, что физкультуру в Мариуполе преподавал большой любитель гимнастики – он и направил страсть парня в спортивную секцию.

Когда Виктору исполнилось 16, в их семью пришла трагедия. Мариуполь, куда Чукарины перебрались вскоре после рождения сына, как и вся Украина, в середине 1930-х страдал от голодомора, недоедал и Витя с родителями. Чукарин-старший, простой экспедитор из бедного казачества, искал варианты прокормить жену и детей и пожаловался на голод знакомым из Румынии. Он попросил помочь и прислать хоть какие-то продукты. Письмо перехватили сотрудники НКВД, и к Ивану Чукарину ночью приехал черный воронок. Витя больше никогда не видел папу и стал сыном врага народа.

Ему только и оставалось, что полностью погрузиться в спорт – выбор между карьерой металлурга на заводе и гимнастическим залом Чукарин сделал абсолютно осознанно. В 1939 году он переехал в Киев, чтобы поступить в физкультурный техникум.

В столице Витя подружился с проповедником украинской спортивной гимнастики Аджатом Ибадулаевым. Бывший штангист и туркмен по происхождению одним из первых в Советском Союзе продвигал силовые тренировки, развивал выносливость и выглядел абсолютным профессионалом в среде, где доминировали любители. Ибадулаев сразу обратил внимание на талантливого мальчишку и предложил ему заниматься в зале вместе. Упражнения по два раза в день принесли результат – уже через год Чукарин стал чемпионом УССР и выполнил норматив мастера спорта.

А в 1941-м на страну обрушилась война. Виктор не размышлял ни секунды и ушел на фронт добровольцем – прятаться для него было не в чести и такую трусость гимнаст себе никогда бы не простил. Спортсмена распределили в артиллеристы и отправили под Черкассы. Там ему сразу не повезло – спустя несколько недель боев наводчика 1044-го полка 289-й дивизии Юго-западного фронта Чукарина ранили в голову. Он попал в немецкий плен под Полтавой, где на руку Вити набили татуировку 10491. Это был его номер в концлагере и фактически новое имя на долгие и страшные четыре года.

Фашисты эксплуатировали пленников как рабов – им можно было ничего не платить, о них не нужно было заботиться. В первые месяцы войны немцы давали советским людям по 30 граммов мяса и 320 граммов хлеба в день – и это для занятых на тяжелом производстве, за более простые работы не полагалось никакого мяса. В таких же условиях содержался и Виктор Чукарин.

Его с другими солдатами гоняли по всей Европе – Украина, Эстония, Польша и, наконец, Германия, привычный финиш всех военнопленных Великой Отечественной. Чукарин вместе с остальными прибыл в небольшую деревушку Зандбостель в 60 километрах к западу от Гамбурга. Там находился крупный концлагерь, через который за время войны прошел миллион человек более 40 различных национальностей.

Заключенные в концлагере Зандбостель, Германия

Фото: Imago

Француз Орест Бари вспоминал, как осенью 1941 года туда привезли первых советских солдат – вероятно, среди них был и Чукарин. «Русские шли колоннами по пять человек в ряд и поддерживали друг друга, потому что никто из них не в состоянии был двигаться самостоятельно. Единственным подходящим названием им было «Ходячие скелеты». Один заключенный вовсе не мог двигаться, его толкали вперед автоматом. Затем конвоир ударил его штыком в спину и с напарником бросил в кузов грузовика», – описывает страшную картину Бари.

Пленные тысячами гибли от истощения и инфекций, и в 1942-м их отправляли на работу в другие лагеря. По распределению Виктора весной погнали в рыбацкий поселок Каппель-Нойфельд – он наврал немцам, что раньше был крестьянином, и попал на ферму к простой немецкой семье по фамилии Брюнс. «Я не умел ни доить, ни косить траву. Конечно, фрау Брюнс это сразу заметила. Но она не выдала меня, а направила на поле, чтобы прореживать репу», – признавался потом Чукарин. В благодарность он подарил им крохотную шкатулку в форме сердца. Сделал буквально из подручных материалов – из соломы, которую нашел в том же поле.

Под опекой этой семьи у Вити даже оставались силы на возобновление тренировок, хотя питался он по-прежнему скверно и вдобавок работал по многу часов на фашистов. Он шустро выучил немецкий язык и подсматривал, как занимаются гимнасты из Германии, которые до Второй мировой считались сильнейшими на планете. Всего советский спортсмен прошел 17 гитлеровских лагерей.

Концлагерь Зандбостель, картина Отто Тетюса Тюгеля, найдена в 2002 году

Фото: Imago

В последние дни войны Чукарин оказался на судне, которое было обречено на смерть – чтобы плененные солдаты не достались советской армии, фашисты погрузили всех в трюмы, выпустили в открытое море и привязали к нему кучу взрывчатки. Баржа должна была взлететь на воздух, как только отплывет на безопасное расстояние от концлагеря в Северном море, но часовой механизм не сработал, а спустя несколько дней пленников освободил проплывавший мимо британский катер. «Эту дату я всегда праздную как второй день рождения», – рассказывал Виктор.

Когда гимнаст вернулся в Мариуполь в октябре 1945-го, то подпрыгивал от нетерпения – какая она теперь, родительская землянка. «В опустившихся сумерках я шел напрямик через дворики и сады и еще издали увидел мигнувший мне в темноте огонек родного дома. Я улыбнулся ему, прибавил шагу, сердце замерло: кто знает, что ждет меня после стольких лет разлуки... Кто ждет?..» – размышлял Чукарин. И тут же едва не закричал от ужаса – это горел свет у соседей, от дома мамы, брата и младшей сестрички осталась лишь почерневшая груда камней.

Добрые люди, жившие по соседству, охали над тощим внешним видом Виктора, причитали: «Теперь не сможешь больше свою физкультуру делать», – но подсказали, что его семья теперь ютится у бабушки в селе Старая Карань. Он преодолел больше 50 километров и дождливым холодным вечером постучал в хату. Дверь открыла высокая стройная девушка. В ней Витя с трудом узнал сестренку Люсю, которую до войны помнил 12-летней малышкой со смешными косичками.

Он вошел внутрь и поклонился матери. «Здравствуйте и вам, молодой человек. Вы, часом, не с Буденновки будете?» – спросила сына Христина Чукарина. «Мамо! Так то ж я вернулся!» – радостно воскликнул спортсмен. Женщина испуганно подпрыгнула, подошла вплотную, неожиданно наклонила парню голову и провела по ней вздрагивающей рукой. «Он! Сыночек!» – расплакалась мама. Виктор и забыл про рубец на макушке, оставшийся после падения со скирды. После плена он весил всего 40 килограммов – неудивительно, что его не узнала родная мать.

Чукарин застал родной Мариуполь в полной разрухе и вместе с институтским приятелем восстанавливал его кирпичик за кирпичиком. Гимнасту дали ставку инструктора по физ-ре при местном заводе и позволили заново возвести зал для тренировок – у самой проходной, под одной крышей с баней. Виктор прививал городу новую спортивную культуру – днем занимался с детьми и всеми желающими, а вечерами сам истязал тело на перекладине. По возвращении с фронта он не мог подтянуться больше двух раз, поэтому перешел в разряд сверхработы и следующие шесть лет ежедневно тренировался минимум по 3,5 часа.

На первый чемпионат СССР-1948 Чукарин приехал неуверенным и занял 12-е место, через год уперся, но опять лишь седьмая позиция. Тогда Виктор прибавил в тренировках и в 1949-м стал абсолютным чемпионом Союза. «Он отшлифовывал каждый элемент, пусть он был совсем простым, пусть это была просто стойка или угол на брусьях, но он это делал так, что не придерешься. Если угол, то идеально прямой, а не 97 градусов, не 82. Своей точностью он заложил такие высокие требования к исполнению», – восхищается олимпийская чемпионка Лидия Иванова.

Вместе с большой карьерой началась и большая любовь. Витя встретил гимнастку Клаву Зайцеву на сборах в 1948-м, в тот же год сделал ей предложение, в 1950-м на свет появилась маленькая Вика, спустя еще четыре года родилась младшенькая, Оля. «Я была у него талисманом, он меня так и называл, – улыбается сейчас их дочь Виктория. – Всегда, когда подходил к снаряду, шептал мое имя. Вот и выигрывал».

А Чукарин действительно побеждал: три года подряд становился абсолютным чемпионом СССР и подошел лидером национальной команды на первой для Страны Советов Олимпиаде-1952. Игры в Хельсинки стали абсолютным триумфом гимнастов – 22 медали у мужской и женской сборных, шесть из них принес Виктор. Четыре из них оказались золотыми.

Виктор Чукалин (СССР, в центре), Тадао Уэсако и Масао Такемото (Япония), Олимпийские игры-1952 в Хельсинки, опорный прыжок

Фото: Getty Images

31-летний украинец завоевал награды практически в каждой дисциплине – не дались лишь вольные упражнения и перекладина. «Чукарин – настоящий многоборец: он был силен на коне, на брусьях, отлично выполнял опорный прыжок, но вольные упражнения давались ему непросто. Дело в том, что он был слишком грузным, у него была большая грудная клетка. Поэтому ему не хватало изящества и легкости», – объяснял его партнер по сборной Валентин Муратов.

Это сейчас чемпионы Олимпиад возвращаются на родину под овации болельщиков, а тогда гимнастов встречали лишь пара журналистов – остальным не было дела до спортсменов-любителей. Чукарин потом целый день простоял на столичном вокзале с еще одной многократной победительницей Игр Ниной Бочаровой в ожидании билетов: ему нужно было во Львов, ей – в Киев.

Спустя два года Виктор подтвердил звание лучшего на планете на ЧМ-1954, который заканчивал с травмой. Он повредил палец во время опорного прыжка, а на медобследовании нашли еще и трещину в кисти. С адской болью, без всяких замораживающих спреев Витя выступил еще на двух снарядах (в том числе на перекладине – с травмой пальца и кисти) и поделил абсолютное первенство с Муратовым. Мужество, закаленное в лагерях.

На Олимпиаду в Мельбурн Виктор поехал уже в статусе ветерана – в 35 лет обычно не выходят на помост, а смотрят за соревнованиями с трибун. Но он и в таком возрасте шел на статус абсолютного чемпиона – все решал последний вид программы. Для золота нужно было набирать на финальном снаряде 9,55 и обходить крепкого японца Такаси Оно, а как назло в конце попались нелюбимые вольные упражнения.

В зале царило дичайшее напряжение, и зрителям казалось, будто выступление советского гимнаста длится целую вечность. Виктор ни разу не ошибся и сосредоточенно ждал оценок судей. И они поставили 9,55 – Чукарин снова взял главную олимпийскую награду, а Такаси Оно по легенде лишь выдохнул: «У этого человека невозможно выиграть. Ошибки действуют на него как призыв к новым действиям».

Он ушел из спорта непобежденным, но семь золотых медалей Игр и невероятный успех в Мельбурне, как ни странно, разворошили прошлое Виктора. В ФРГ семья Брюнсов узнала фамилию молодого юноши, что батрачил у них в годы войны, по заметке в газете. Немцы долгие годы хранили ту шкатулку из соломы, которую подарил им советский гимнаст, и написали письмо с пометкой: «Львов, Виктору Чукарину». Поразительно, но оно дошло до адресата.

Международный матч СССР – Германия, Виктор Чукарин (второй справа), Гамбург, 1972 год

Фото: Imago

«Папа немецкий язык знал хорошо. Выучил в плену, – разъяснила его дочь Виктория. – «Знаете, откуда это письмо? Из мест, где я был», – сказал нам. Завязалась переписка. Оказалось, что в местной немецкой газете была опубликована заметка о том, что приехала советская сборная, которую тренирует Виктор Чукарин. Не знаю, было фото или нет, но эта семья фермеров его сразу узнала и собирала о нем вырезки из газет». Они даже хотели увидеться вновь: Виктор назначил встречу их дочери Ленни на Играх-1972, но в Мюнхене произошел теракт, Олимпийскую деревню закрыли для посетителей, и Брюнс-младшая уехала домой. Больше им не суждено было встретиться.

Чукарин после окончания карьеры вернулся в Львовский институт физкультуры – тренировал, судил, воспитывал, помогал. Любил заниматься двумя дочками и копаться под «Жигулями» в гараже, ухаживал за участком на даче вместе с женой – словом, вел обычную жизнь советского мужчины в расцвете сил. Его не стало в 1984-м в возрасте 62 лет. Виктор достойно держался в последние дни борьбы с онкологией, потому что не хотел волновать беременную дочь. Через два месяца после его смерти Виктория родила младшую внучку Чукарина. Назвала в честь своего отца – тоже Викторией.

Виктор Чукарин, памятник во Львове, Украина, 2017 год

Фото: Getty Images

Чукарин воспитал многих талантливых спортсменов, некоторые дошли до статуса мастеров спорта, но до величия украинского сенсея не допрыгнул ни один. Возможно, дело в том пути, который прошел Виктор – от сына врага народа и батрака в плену у немецких крестьян до феноменального атлета и выдающегося олимпийского чемпиона. Подобных испытаний не выпало больше ни на чью долю, и именно они сделали Виктора Чукарина самым уникальным гимнастом XX века.

По материалам книги Виктора Чукарина «Путь к вершине»

Лучшая теннисистка Ирландии взяла 5 US Open за 2 года. Через 13 лет ее похоронили в могиле с нищими

https://imgresizer.eurosport.com/unsafe/0x0/filters:format(jpeg)/origin-imgresizer.eurosport.com/2020/06/02/2826947.jpg

Подписывайся на Eurosport.ru в твиттере

Теннис
«Берия сказал: «Выиграешь – помилуем семью». Чемпиона СССР по теннису расстреляли по приказу Сталина
10/07/2020 В 10:02
Спортивная гимнастика
«Просто пиар. Тьфу!» Хоркина упрекнула британских гимнасток за жалобы о насилии со стороны тренеров
23/07/2020 В 18:20