Легкая атлетика
Рио 2016

Операция на легкой. Почему сборная России не выступает на Олимпиаде

Поделиться с
Копировать
Поделиться

Елена Исинбаева, Сергей Шубенков и Дарья Клишина

Фото: Eurosport

Автор:Павел Фельдман
14/08/2016 в 10:09 | Обновлено 15/08/2016 в 17:47
@pavelfeldman

На Олимпийских играх стартовали соревнования по легкой атлетике – Россия в них не представлена никем. Eurosport.ru – о том, почему так получилось.

Что произошло: незадолго до Олимпиады в Пекине IAAF отстранила семь российских легкоатлетов из-за подозрений в употреблении допинга. В свою очередь ВАДА дисквалифицировала еще пять представителей русской легкой атлетики – все из них были ходоками.

Рио 2016

Отстраненные от Олимпиады в Рио российские легкоатлеты получат около 40 миллионов рублей

10/09/2016 В 12:15

Что нужно понимать: трое из пяти отстраненных ходоков были подопечными Виктора Чегина – российского тренера и главы «Центра Олимпийской подготовки Республики Мордовия по спортивной ходьбе В.М. Чегина». 5 августа Чегин объявил, что допинг-проба еще одного его воспитанника Валерия Борчина дала положительный результат. Сам Борчин и главный тренер сборной Валентин Маслаков заявили, что допинг-проба чистая. История не получила продолжения, а Борчин поехал в Пекин и выиграл золото на дистанции 20 километров.

Один из самых громких на тот момент допинг-скандалов спровоцировал крупное независимое исследование: Швейцарская лаборатория допинг-анализа проверила более 2700 спортсменов, выступавших на международных соревнованиях в период с 2001 по 2009 годы, и установила, что Россия с огромным отрывом лидировала в неофициальном командном допинг-зачете. Результаты расследования были доведены до сведения президента Всероссийской федерации легкой атлетики Валентина Балахничева и IAAF.

Что сделали: IAAF закрыла глаза на массовые нарушения со стороны российских спортсменов и не стала разбираться в ситуации с Борчиным. Руководство ВФЛА сделало вид, что ничего не произошло. Валентин Балахничев заявил: «Единственное, чего я не предусмотрел, так это допинговых проблем, с которыми столкнулась команда России перед отъездом в Пекин».

Почему не сделали то, что нужно было: к моменту начала скандала президент ВФЛА Балахничев уже больше года являлся казначеем IAAF, контролируя все денежные потоки ассоциации.

Что произошло: главный специалист Российского антидопингового агентства Виталий Степанов, по его собственным утверждениям, направил первые письма в ВАДА с просьбой обратить внимание на систематические нарушения антидопинговых правил в российском спорте. В частности, он сообщил, что к Олимпийским играм в Ванкувере был сформирован список спортсменов, которые были неприкасаемыми – то есть, РУСАДА брала у них допинг-пробы только с разрешения Министерства спорта.

Что нужно понимать: до декабря 2014 года, когда вышел первый эпизод документального фильма Хайо Зеппельта, Степанов не связывался со СМИ и не стремился дать огласку тому, что он якобы на тот момент знал. Не обращался он и в правоохранительные органы. Обо всем этом публично они с женой, бегуньей Юлией Степановой, заговорили уже после того, как Степанова сама попалась на допинге. Юлия была дисквалифицирована в феврале 2013 года, а все ее результаты начиная с 2011 года были аннулированы.

По словам самой Степановой, допинг она получала либо через своего тренера, либо сама покупала в специальной аптеке, либо получала у доктора Сергея Португалова. Другие спортсмены также добывали допинг через своих тренеров. Особенно ценным было сотрудничество с Алексеем Мельниковым, как, например, в случае с Марией Савиновой.

Что сделали: ВАДА проигнорировало обращения Степанова. На вопрос Степанова, заданный представителям ВАДА, почему не последовало никакой реакции на его письма, пресс-атташе агентства Бен Николс заявил, что Всемирное антидопинговое агентство не имело права проводить расследования.

Это удобная полуправда, так как Джон Фэйхи, руководитель ВАДА в тот период, в 2011 году создал целую методологию для национальных антидопинговых агентств по борьбе с допингом при сотрудничестве с силовыми структурами. По замыслу Фэйхи, результатами расследований нужно было делиться с ВАДА. Однако само агентство так и не запросило ни у РУСАДА, ни у Министерства спорта РФ данные по документам, изложенным Степановым.

Почему не сделали то, что нужно было: чета Степановых не собиралась рассказывать всему миру о проблемах допинга в России до того момента, пока Юлию не поймали на допинге. Иначе почему она не ушла из спорта еще в 2010-м и не стала поборницей нравственности и морали, которой себя называет сейчас?

Что произошло: по утверждениям The New York Times, русская легкоатлетка Дарья Пищальникова направила в ВАДА письмо, в котором призналась в употреблении допинга и выразила готовность дать показания против российских чиновников, обвинив их в вымогательстве денег.

Что нужно понимать: Пищальникова была дисквалифицирована за неделю до Олимпиады в Пекине; в 2013 году ВФЛА забанила Дарью еще на 10 лет.

В докладе ВАДА, который опубликован в ноябре 2014 года, от лица тренера Олега Попова рассказана занимательная история о том, как Пищальникова отозвала свое письмо из-за угроз, полученных от Балахничева, главы антидопингового департамента Минспорта Натальи Желановой и старшего тренера сборной по группе выносливости Алексея Мельникова. Жена и подопечная Попова, метательница копья Лада Чернова при этом тоже была поймана на допинге.

Что сделали: ВАДА получило это письмо, но перенаправило его тем самым русским чиновникам (Балахничеву и Желановой), против которых Пищальникова собиралась дать показания, и предложило разбираться самим.

Почему не сделали то, что нужно было: существование этого письма вызывает сомнения, потому что в конечном итоге его никто не видел. Однако, как и в случае со Степановыми, Пищальникова пошла жаловаться только после того, как уплаченные деньги не помогли ей избежать дисквалификации.

Что произошло: ходоки Кирдяпкин (чемпион мира), Борчин (олимпийский чемпион), Каниськина (олимпийская чемпионка) и Канайкин (экс-рекордсмен мира) снялись с чемпионата мира по легкой атлетике в Москве. Все они – воспитанники Чегина.

Что нужно понимать: по данным «СЭ», президент IAAF Ламин Диак поставил ВФЛА ультиматум, который скорее можно считать одолжением – либо ряд спортсменов снимается с чемпионата мира, либо начинается допинг-скандал. Диак при этом в 2011 году получил «Орден Дружбы» Российской Федерации.

Что сделали: Россия выиграла чемпионат мира по легкой атлетике, а русские ходоки все равно выступили триумфально: Александр Иванов (на тот момент – лишь кандидат в мастера спорта) выиграл 20 км, Михаил Рыжов взял серебро на 50 км, а Елена Лашманова и Анися Кирдяпкина заняли первые два места на 20 км среди женщин, причем Лашманова установила мировой рекорд. Нетрудно догадаться, под чьим руководством тренировались все вышеупомянутые ходоки.

Почему не сделали то, что нужно было: все из-за той же связи между Балахничевым и Диаком, последнего позже обвинят в получении 1,5 млн евро от России для финансирования выборов президента Сенегала – по версии следствия, именно Балахничев вел переговоры с Диаком.

Что произошло: на немецком телеканале ARD вышли первые два эпизода документального фильма Хайо Зеппельта. Главные действующие лица фильма, супруги Виталий и Юлия Степановы заявили, что в России существует допинговая система, организованная государством и покрываемая на всех уровнях, начиная с тренеров спортивных школ и заканчивая Министерством спорта.

Помимо Степановых в фильме появились бегунья на длинные дистанции Лилия Шобухова и ее муж Игорь. Они рассказали, что Балахничев за решение допинговых проблем вымогал у них 450 тысяч евро, часть которых в итоге была предназначена для Ламина Диака.

Шобухова выступила на Олимпиаде в Лондоне – правда, на половине марафонской дистанции она сошла из-за травмы. Согласно версии Шобуховых, Балахничев в 2013 году пригласил их в Москву и потребовал подписать бумагу, в которой их уведомляли о дисквалификации бегуньи. Муж Шобуховой поинтересовался, за что же они заплатили деньги – стороны сошлись на том, что Балахничев вернет спортсменам 300 тысяч евро.

В фильме Зеппельт обвинил директора Московского антидопингового центра Григория Родченкова в том, что он причастен к манипуляциям с допинг-пробами.

Что нужно понимать: все герои фильма Зеппельта, которые согласились сотрудничать – люди, которых поймали на допинге; а значит, их в том или ином виде кинула ВФЛА, поскольку не решала проблемы, хотя обещала.

Что сделали: Балахничев, который предстал в фильме одним из главных злодеев, назвал расследование провокацией, направленной на подрыв российского спорта, и усомнился в показаниях всех людей, которые фигурируют в работе немецкого журналиста.

Почему не сделали то, что нужно было: после выхода фильма, который вывел системные проблемы русской легкой атлетики на поверхность, нужно было принимать резкие и жесткие решения – начать внутреннее расследование в ВФЛА и в случае подтверждения вины подозреваемых уволить президента ВФЛА Балахничева, тренеров Михалева и Маслакова, а также сотрудников РУСАДА Камаева, Португалова и Родченкова; результаты расследования стоило передать в следственные органы РФ. Но для отставки Балахничева по собственному желанию потребовался выход еще одного эпизода фильма Зеппельта.

Впоследствии ВАДА выразило возмущение в своем докладе тем, что временным главой ВФЛА стал один из членов команды Балахничева Вадим Зеличенок, а сам Балахничев избежал следственных действий и приехал в Пекин на чемпионат мира вместе с делегацией ВФЛА.

В 2011 году УФСКН по Москве вело уголовное дело по факту незаконного оборота анаболических стероидов. Главными фигурантами были Григорий Родченков, организатор, и его сестра Марина – исполнитель, ответственный за сбыт товара. Марину Родченкову задержали с поличным, подозреваемым были официально предъявлены обвинения, но Григорий Родченков внезапно сошел с ума, попытался покончить с собой и был признан судом невменяемым. Осудили только его сестру, да и то условно.

Виталий Мутко как министр спорта в тот момент должен был взять под личный контроль процесс разбирательства с допингом в РФ, начать крупное расследование на уровне силовых структур против Валентина Балахничева, возбудить уголовное дело против Лилии и Игоря Шобуховых по факту взяточничества.

Что произошло: французская полиция арестовала экс-президента IAAF Ламина Диака по обвинениям в коррупции – а именно в том, что за взятки он покрывал допинговые скандалы, связанные с российскими спортсменами. Его сын Папа Массата Диак был объявлен в международный розыск. Впоследствии их обвинили в сокрытии положительных допинг-проб россиян, вымогательстве денег у спортсменов за решение их проблем, а также незаконное получение денег от Балахничева для финансирования выборов президента Сенегала и от Олимпийского комитета Японии на счет своего сингапурского оффшора Black Tidings.

Нужно понимать при этом, что вице-президентом IAAF в последние годы при Диаке был нынешний глава ассоциации Себастьян Коу.

Что сделали: французская полиция арестовала Диака и нескольких его коллег по работе в ИААФ, но среди них не было крупных функционеров IAAF – таких, как Себастьян Коу, который работал с Диаком бок о бок с 2003 года.

Почему не сделали то, что нужно было: после ареста отстранен от членства в МОК был только сам Диак, а остальные его соратники – в частности, тот же Коу – затронуты не были. Трудно поверить, что человек, будучи вторым лицом в организации не знал о ее делах. По утверждениям BBC, Себастьян Коу стал президентом IAAF благодаря помощи Папа Массата Диака, который является одним из главных фигурантов коррупционного скандала. Также Коу получал письма о проблемах коррупции в IAAF и допинга в России еще до выхода фильма Зеппельта.

Что произошло: опубликован доклад независимой комиссии ВАДА, в котором выдвинуты официальные обвинения против России – в стране, мол, существует государственная система применения и сокрытия допинга в спорте.

Что нужно понимать: главными тезисами доклада было то, что, несмотря на положительную динамику борьбы с допингом в России, все официальные лица, включая Виталия Мутко, Александра Жукова, а также представителей ВФЛА и РУСАДА, отрицали всю серьезность проблемы. Некоторые действия носили откровенно показной характер – как, например, отставка Балахничева, против которого так и не начались следственные действия.

ВАДА выпустило ряд рекомендаций: отстранить Родченкова от руководства Московской антидопинговой лабораторией; саму лабораторию лишить аккредитации ВАДА; признать, что РУСАДА не выполняет правила ВАДА; обязать ВФЛА провести внутреннее расследование в отношении всех спортсменов и тренеров, участвовавших в международных соревнованиях с 2011 года.

Что сделали: Мутко заявил, что ничего нового из доклада не узнал, а его самого в докладе нет, потому что там говорят просто: «Министерство спорта РФ». Родченков заявил, что его допрашивали три дурака.

Почему не сделали то, что нужно было: к этому моменту прошло 11 месяцев с начала расследования ВАДА. По заявлениям Ричарда Макларена, одного из членов комиссии, следственные органы РФ сотрудничать отказывались.

В ноябре-2015 окончательно стало ясно, что никаких действий в адрес тех, кто был скомпрометирован фильмом Зеппельта, не последовало. Как пример, Чегин сам объявил, что больше не тренирует сборную по ходьбе, но Мутко это заявление опроверг.

Что произошло: IAAF решением совета временно лишила ВФЛА членства в ассоциации.

Что нужно понимать: участие России в Олимпийских играх-2016 оказалось под реальной угрозой.

Что сделали: ВФЛА получила лишь 72 часа, чтобы отреагировать на доклад ВАДА, поэтому предоставить конструктивный ответ было крайне сложно. Однако федерация сделала очень верный шаг: она сразу объяснила совету IAAF, что работа продолжается, но чистые атлеты не должны подпадать под коллективную ответственность.

Почему не сделали то, что нужно было: потому что все нужно было делать намного раньше, когда вся эта история только начиналась. По сути, решение о недопуске сборной России к Олимпиаде было принято в ноябре, но шанс спасти чистых легкоатлетов оставался хотя бы потому, что глава МОК Томас Бах не раз говорил о недопустимости коллективной ответственности. Единственное, на чем нужно было сконцентрироваться – это защита чистых легкоатлетов. За них должны были серьезно вступиться Мутко, Жуков, Смирнов и все, кто мог повлиять на мнение IAAF, ВАДА и МОК.

Что произошло: В The New York Times вышла статья под заголовком «Российский инсайдер говорит, что государственная программа допинга подпитала олимпийское золото», в которой Григорий Родченков рассказал о существовании государственной допинговой системы в России. По легенде Родченкова, во время Олимпиады в Сочи сотрудники ФСБ под покровом ночи приезжали в лабораторию и в облике сантехников приносили ему чистые пробы мочи.

Что нужно понимать: Бывший глава РУСАДА Вячеслав Синев и исполнительный директор Никита Камаев – коллеги и друзья Родченкова – один за другим скончались в феврале, причем оба – от обширного инфаркта. Сам Родченков незадолго в январе 2016 уехал в США, попросив политического убежища.

Что сделали: русская пресса напоминала, что Родченков в свое время находился на лечении в психиатрической лечебнице. Параллельно ВАДА объявило о начале нового расследования в отношении России.

Все тренеры и функционеры, упомянутые в докладе ВАДА, были окончательно отстранены от работы со сборной.

Почему не сделали то, что нужно было: потому что стало понятно, что угроза распространилась от легкоатлетов на все сборные – как зимние, так и летние.

Что произошло: IAAF продлила дисквалификацию ВФЛА и ввела новые правила, гласящие, что в случае отстранения федерации спортсмен может быть допущен к участию в международных соревнованиях только в том случае, если находился под контролем международной допинговой системы. Правила не уточняли, на протяжении какого времени нужно было находиться под международным контролем, но от России в Рио поехала только Дарья Клишина, которая уже три года живет и тренируется в США. В итоге и ее отстранили от соревнований.

При этом с ноября 2015 года все российские легкоатлеты сдавали допинг-пробы офицерам ВАДА, а проверяли их по договору в UKADA – британском антидопинговом агентстве.

Что нужно понимать: новые правила были введены за полтора месяца до Олимпийских игр на основании событий, которые происходили в 2014 году.

21 июня МОК объявил, что всем российским легкоатлетам, которые хотят поехать на Олимпийские игры, необходимо подать иски в Спортивный арбитражный суд в Лозанне, и в случае положительного решения они будут допущены до Олимпиады.

Что сделали: министр спорта РФ Виталий Мутко заявил, что необходимо распустить IAAF. ВФЛА совместно с ОКР решили, что иск будут подавать коллективный – от лица ОКР.

Почему не сделали то, что нужно было: у именитых Исинбаевой, Кучиной, Шубенкова было значительно больше шансов, подай они индивидуальные иски, но менее известных легкоатлетов не стали дискриминировать, потому что думали, что пустят всех. Плюс, подача одного иска стоит 15 тысяч швейцарских франков, а 67 исков встали бы в миллион.

Что произошло: член независимой комиссии ВАДА Ричард Макларен выступил с докладом, посвященным расследованию показаний Григория Родченкова. По итогам отчета ВАДА рекомендовало дисквалифицировать всю олимпийскую сборную России.

Доклад обернулся расшифровкой интервью Родченкова – реальные доказательства в нем не появились. Были названы прямые исполнители допинговых махинаций в российском спорте, включая замминистра Нагорных, советника министра Желанову и самого Мутко.

Что сделали: пообещали отстранить всех упомянутых в докладе Макларена чиновников, но пострадали только Нагорных и Желанова.

Что нужно было сделать: президент России Владимир Путин заявил, что все чиновники, упомянутые как прямые исполнители допинговых махинаций, будут временно отстранены от своих должностей. Мутко в докладе упоминается как ответственный за сокрытие положительной допинг-пробы футболиста ФК «Краснодар», но министр остался на посту.

В тот момент ситуация была критической – прозвучали прямые обвинения о коррупции и угрозы санкций против государственных учреждений. Глава государства должен был объявить о полномасштабном расследовании на всех уровнях российского спорта с привлечением следственных органов, а также потребовать от ВАДА проведения настоящего расследования с предоставлением доказательств, а не показаний одного свидетеля.

Что произошло: CAS отклонил коллективный иск российских легкоатлетов, тем самым похоронив их надежду поехать на Олимпиаду. 67 спортсменов понесли коллективную ответственность за действия чиновников и представителей других видов спорта.

Те, кто подавал иск, последние 4 года находились под самым строгим международным допинг-контролем. Пул из 200 русских спортсменов сдал более 15000 проб. 66 из 67 спортсменов за всю карьеру не получали претензий от ВАДА.

Что сделали: проиграли суд, подав коллективный иск.

Что нужно было сделать: с самого начала встать на защиту чистых легкоатлетов. Своевременно наказать виновных. Подключить МОК к процессу, а не поливать грязью IAAF, спекулируя на ее коррумпированности: в конце концов, Диака обвиняют в том, что он получал взятки именно от России.

Что произошло: в Рио стартовали соревнования по легкой атлетике, на которых Россию должна представить только бронзовый призер чемпионата Европы-2014 по прыжкам в длину Дарья Клишина.

Что нужно понимать: 10 августа IAAF объявила, что в скором времени восстановит членство ВФЛА в ассоциации. Кажется, всем все сошло с рук.

Что нужно сделать: поменять систему мотивации тренеров: сейчас выгоднее пять лет подряд выигрывать чемпионат России, чем один раз подготовить чемпиона мира.

Отдать большую часть допинг-контроля коммерческим структурам, которыми руководят профессионалы и эксперты, а не заинтересованные чиновники, тренеры и врачи.

Признать проблему допинга в стране и перестать говорить, что в других странах она тоже есть. В других странах тоже есть безработица – с ней что, не надо бороться?

Воспитать культуру нулевой толерантности к допингу. В России спортсменов, уличенных в допинге, назначают на государственные посты: штангист Алексей Ловчев стал советником губернатора Владимирской области, а скороход Ольга Каниськина – заместителем директора спортивной школы в Саранске.

Привлечь международных экспертов для развития фармакологии в России, а не называть ведущим экспертом в своей области доктора Португалова – человека, который виртуозно налаживает экспресс-доставку метандиенона и оксандролона в любую точку страны. В фильме Зеппельта доктор Португалов, тренеры Мельников и Гордеев обвиняются в продаже допинга спортсменам, Степанов даже продемонстрировал службу доставки эритропоэтина на дом.

Открыть хотя бы один центр реабилитации после травм в дополнение к тому, где заведует Зураб Орджоникидзе: огромное количество спортсменов, особенно в регионах, просто не имеют возможности эффективно восстанавливаться после травм, что в конечном итоге является одной из причин, почему им приходится принимать допинг.

Сделать страховки спортсменам вне соревновательного периода – и такие, чтобы покрывали нечто большее, чем диагностирование перелома большой берцовой кости.

Начать следственные действия против Балахничева: один из фигурантов дела о коррупции Диак находится под арестом, а Балахничев, который, по версии следствия, передавал Диаку деньги, не пострадал.

Министр спорта РФ Виталий Мутко, при котором Россия оказалась на грани исключения из Олимпийских игр, должен подать в отставку.

Что произошло: Дарью Клишину отстранили от участия в Олимпийских играх.

Что нужно понимать: Легкоатлетическая сборная России никем не представлена в Рио.

Подпишитесь на канал сайта в телеграме и регулярно получайте свежайшие тексты

Рио 2016

Болт склеил бразильянку через Google Translate

27/08/2016 В 20:22
Рио 2016

«Рада, что финишировала второй среди белых». Польская бегунья разгромила африканок

22/08/2016 В 22:06
По теме
Легкая атлетикаРио 2016
Поделиться с
Копировать
Поделиться