Eurosport

«Чувствовала себя индейкой, разрезанной в День благодарения». Легкоатлетка, победившая рак груди

«Чувствовала себя индейкой, разрезанной в День благодарения». Легкоатлетка, победившая рак груди

11/08/2017 в 10:02

Новлин Уильямс-Миллс никому не рассказывала о болезни, пока не расправилась с ней.

Новлин не хотела, чтобы кто-то видел ее слезы. Зачем? Сразу же последуют вопросы о том, что случилось, придется рассказывать, выдумывать. В лондонской олимпийской деревне девушка плакала в душе – слезы на щеках не так заметны, когда течет вода. Спортсменка успокаивалась, выходила из ванной и делала вид, что все в порядке. На самом деле паршивость ситуации зашкаливала: врачи диагностировали рак груди.

На Олимпиаде-2012 никто не знал о диагнозе Уильямс-Миллс, все держалось в секрете. Ей было 30, и она приехала в Лондон за медалью. Физическая готовность на пике, но концентрации никакой. С помощью Игр Новлин пыталась забыть о проблемах и выиграть для Ямайки эстафету 4х400, но остановить поток мыслей не получалось. Прогуливаясь с партнерами по сборной и разговаривая с атлетами из других стран, спортсменка переключалась, но как только оставалась одна, не могла думать ни о чем, кроме болезни.

Чем ближе финальный забег, тем ближе операция. Туннель олимпийского стадиона и стартовую линию разделяли примерно 100 метров, и каждый шаг этого пути Уильямс-Миллс прокручивала возможные сценарии будущей жизни. Пока другие спортсменки пытались сосредоточиться на забеге, Новлин размышляла о самой сложной гонке в ее жизни.

Сборная Ямайки заняла третье место, и Уильямс-Миллс добавила к бронзе Афин и Пекина медаль Лондона. По пути домой печаль и отчаяние полностью овладели девушкой – возможно, это последний раз, когда она надевала джерси национальной команды и участвовала в крупном соревновании.

Посоветовавшись с семьей, Новлин пошла на крайние меры и легла под нож, но это снова не помогло. «Вы только что удалили грудь, а теперь говорите, что у меня остались метастазы? Какого черта здесь происходит?!» – возмущалась легкоатлетка.

Ее мать победила рак груди в 2007-м, старшая сестра умерла в 2010-м от рака яичника, но Уильямс-Миллс не осознавала трудности болезни. Она тренировалась в США, а родственники боролись за жизнь на Ямайке.

В ноябре 2012-го призерка Олимпиад перенесла третью операцию, а в январе 2013-го вставила импланты груди. Уже через месяц Уильямс-Миллс вернулась к тренировкам, но за полгода лечения тело очень ослабло: мышечная масса пропала, торс был хилым. Но на чемпионате Ямайки в июне того же года Новлин все равно победила – даже олимпийские медали не принесли ей столько радости.

После финиша девушка упала и заплакала. Никто из людей на стадионе не знал, через что она прошла. Пришло время раскрыть секрет.

«Я получила невероятную поддержку: письма, звонки, сообщения. Рассказав миру про борьбу с раком, мне стало легче. Я, наконец, приняла новое тело. Всегда думала, что грудь делает из меня женщину, но это не так. Я женщина, потому что сильная. Никогда не думала, что смогу так сражаться», – признается Новлин.

Уильямс-Миллс заново обрела себя и окунулась в спорт с двойной силой. В 2014-м она впервые в карьере стала чемпионкой Бриллиантовой лиги на дистанции в 400 метров, в 2015-м в составе эстафетной команды победила на чемпионате мира, а в 2016-м взяла серебро Олимпиады в Рио-де-Жанейро.

Сегодня Новлин находится в Лондоне – это седьмой чемпионат мира, в котором она участвует. 35-летняя спортсменка добралась до финального забега на 400 метров, где пересекла линию последней. Но впереди остается эстафета, в составе которой Уильямс-Миллс завоевала большую часть медалей. Пять лет назад она шагала по лондонскому олимпийскому стадиону с мыслями о раке, но в этот раз весь фокус упадет на гонку.

Другие тексты Ильи Яшинина про спортсменов, которые стали великими, несмотря на болезни:

0
0