Бейсбол

Афроамериканцы поднимают русский бейсбол. Отец из СССР и играл в MLB, сын мечтает о фите с Miyagi

Поделиться с
Копировать
Поделиться

Как афроамериканцы с корнями из СССР поднимают русский бейсбол

Фото: Eurosport

Автор:Александр Петров
06/05/2020 в 08:28 | Обновлено 07/05/2020 в 05:56
@_PetrovAlexandr

Неординарная карьера Виктора Коула и эпичные истории об адаптации в России от его сына.

Это может стать открытием, но у России есть национальная команда по бейсболу. Более того, в конце прошлого года сборная натурализовала пять кубинских и одного американского бейсболиста в дополнение к тренеру – тоже американцу. 52-летнего коуча и 25-летнего нового леворукого питчера сборной зовут одинаково – Виктор Коул, и да, они отец и сын, причем с русскими корнями. Александр Петров поговорил с Коулами, чтобы узнать, зачем они променяли жизнь в Америке на экзотическую работу в России?

Коул-старший: переезд из Ленинграда в Калифорнию через Сьерра-Леоне, смерть отца, старт карьеры

Бейсбол

Сбежать от Сталина и стать суперзвездой Японии. Русская легенда бейсбола, чье имя скрывали в СССР

08/08/2019 В 14:36

– Мои родители познакомились в Ленинградском государственном университете. Мама – русская, специализировалась на лингвистике, папа из Сьерра-Леоне, учился на медицинском.

Я не знаю деталей. Мама не рассказывала, для нее это было личное. Она лишь говорила, что они познакомились в университете, знали друг друга долгое время, и поженились лишь спустя много лет. Это все, что я знаю. После их свадьбы родился я, и спустя четыре года после моего рождения мы уехали из России.

Наша семья уехала в Сьерра-Леоне, потому что отец закончил учебу и собирался начать медицинскую практику в одной из больниц на родине.

Там мы прожили четыре года. Маме не очень понравилось. Для нее переезд в Африку был шоком. Это было действительно большим потрясением для нее. Например, были проблемы со змеями. Помню, как однажды змея заползла на крышу нашего дома, слава богу слуга убил ее. Утром мы проснулись и увидели огромную мертвую змею, лежащую около дома.

Сьерра-Леоне была британской колонией, у отца было несколько стран, куда ему хотелось переехать. Был вариант с Англией – его сестра жила там, но потом он получил хорошее предложение из Канады, и мы на два года переехали туда. Затем он все же переехал в Лондон, и мы уже собирались последовать за ним, но папа погиб в автокатастрофе.

Мама получила студенческую визу в США, и мы переехали в Америку – там и обосновались.

– Именно в США вы и начали заниматься бейсболом?

– Да, мне было 10 лет. До этого момента я никогда не видел бейсбол – в Канаде мы играли только в хоккей и футбол. На протяжении всей учебы в американской школе у меня было три вида спорта: американский футбол, баскетбол и бейсбол, в который я играл лучше всего. Именно им я мог заниматься профессионально, когда поступил бы в колледж – так я выбрал бейсбол.

– Что вас больше всего впечатлило в Северной Америке после жизни в африканской стране?

– Ой, много чего – начиная со школы, которая была намного лучше, заканчивая технологиями, как ТВ или радио.

Ты шел в продуктовый магазин, и там была еда со всего мира, шел в торговый центр – а там все виды одежды, которую только можно представить. Это было непривычно и это, конечно, поражало.

Коул-старший

Фото: Eurosport

– Вы до сих пор немного говорите по-русски – к этому приучила вас мама?

– Да, с самого рождения она всегда говорила со мной по-русски. Правда, я отвечал ей на английском, потому что почти всю жизнь провел в англоговорящих странах.

Она все время готовила русскую еду. У нее были русские книги, русские картины и другие предметы искусства, которые висели по всему дому. Она слушала русскую музыку на пластинках и даже как-то находила русскоязычные фильмы – не помню какие, но очень хорошо запомнил, что у нас постоянно играло и шло по ТВ на русском. Так что эта культура и язык всегда окружали меня.

– Дальше вы поступили в университет Санта-Клары.

– Когда я учился в старших классах, за мной следили несколько университетов: калифорнийский университет в Беркли, университет в Сан-Хосе и в Санта-Кларе. Университет Санта-Клары был небольшим частным учебным заведением, но там было очень хорошее образование плюс шанс получать игровую практику – студентов не так много. Тем более это место было всего в часе езды от моего дома в Монтеррее. В общем, мне предложили там стипендию, и я согласился.

– Студенческий спорт уже тогда собирал несколько десятков тысяч зрителей на трибунах?

– В Калифорнии бейсбол не так популярен. В южных или юго-восточных штатах, как Флорида, Миссисипи, Техас, Оклахома – там да, очень много фанатов этой игры. Здесь же даже лучшие университетские команды не собирали много зрителей.

Плюс в Калифорнии много профессиональных команд. Люди скорее поедут на игру команд из MLB, которые базируются недалеко от Санта-Клары. До арен тех же «Сан-Франциско Джайентс» или «Окленд Атлетикс» всего 30 минут езды. На юге штата есть «Доджерс» и «Энджелс» из Лос-Анджелеса, «Сан-Диего Падрес». То есть сразу несколько команд MLB на небольшой территории.

Лучшая лига мира, карьера в Азии, турне со сборной России по США

– Как вы попали в MLB?

– В 1988-м меня задрафтовал «Канзас-Сити Роялс» (в 14-м раунде – Eurosport.ru). Меня отправили в систему младших лиг, но я очень неплохо играл на позиции питчера, поэтому за три года дорос до высшего уровня низших лиг – один шаг до MLB. Меня обменяли в «Питтсбург Пайретс», и там я тоже выдал сильный сезон в их фарм-клубе. Поэтому, когда один из питчеров главной команды получил травму в ДТП, меня вызвали на замену – я был лучшим в фарм-команде. Так я и получил шанс сыграть в MLB.

– Какие были эмоции, когда выходили на первую игру?

– О, MLB – это совершенно другой стиль жизни, чем в минорных лигах. Огромные стадионы, переполненные трибуны, игроки, которых ты видел в детстве по телевизору. Это был совсем другой мир, по сравнению с тем, к чему я привык за предыдущие три года. И ничто, на самом деле, не может тебя к этому подготовить.

В первой игре безумно нервничал – я столкнулся с игроками, которых ребенком видел на карточках. Но уже после первой игры стало легче, я влился в команду и больше такого мандража не испытывал.

– В командах, где вы играли, часто шутили над вашим советским происхождением?

– Когда я учился, особо разговоров об этом не заходило. Может быть, потому что я не выгляжу как русский. Ребята воспринимали это как шутку, когда спрашивали: «Виктор, где ты родился? Что? В Ленинграде? Нет-нет, это невозможно». И мы начинали говорить о чем-то другом.

Это никого не волновало, пока я не попал в «Питтсбург». Вот там я чуть ли не каждый день давал интервью, рассказывая о том, как приехал из России играть в бейсбол в Америке. Им это было интересно.

– Вы отыграл всего восемь матчей в MLB. Почему так мало?

– Я провел четыре-пять игр в старте как питчер и еще пару-тройку на позиции реливера. Играл хорошо. Но к перерыву на Матч всех звезд мы шли на первом месте и имели отличные шансы в плей-офф – поэтому команда выменяла питчера, который участвовал в МВЗ. Он занял мое место в ротации, а я вернулся в фарм-клуб. Если бы мы не шли так высоко, возможно, я и остался бы на весь сезон. Но мы были в лидерах, потому новичков в команде было очень мало.

Я вновь очень хорошо играл на высшем уровне низших лиг, был в системе нескольких клубов MLB, но возможности вновь сыграть на таком уровне уже не представилось.

– Вы уехали в тайваньскую лигу – это был вызов или больше денежная история?

– 1996-й был трудным годом – я мало играл и даже не получил приглашение в весенний тренировочный лагерь, так что я самостоятельно поддерживал форму. Из разговоров с некоторыми игроками я узнал, что в Тайване делают бейсбольную лигу и ищут опытных игроков. Я уже не был перспективным бейсболистом в США, так что я поехал на просмотр в Тайвань и очень неплохо себя показал. Меня выбрали, и я сыграл в первом сезоне TML (Taiwan Major League – Eurosport.ru).

После я ненадолго вернулся в США на уровень AAA (высший уровень минорных лиг США – Eurosport.ru), на одном из матчей был скаут из Кореи. Я тогда сыграл очень хорошо – после игры корейский клуб связался со мной, чтобы узнать – заинтересован ли я играть за них. Следующие три года я провел там.

В Азии я зарабатывал примерно в пять раз больше, чем в ААА. Так что многие игроки едут туда, потому что получают намного больше, чем в младших лигах.

– Бейсбол в Юго-Восточной Азии – что это?

– В США игра более скоростная и мощная, потому что питчеры, в целом, сильнее и крупнее. Азиатские бейсболисты играют более тонко, чаще прибегая к тактике – там намного больший вес имеет стратегия.

Атмосфера на играх лучше в Азии. Она похожа на праздник: на трибунах всегда что-то скандируют, играет музыка, поют песни. Они очень болеют за конкретных игроков – для каждого есть собственные песни и кричалки. В Америке зрители больше расслаблены. Они реагируют только на важные моменты, как хоумран или отличная игра в обороне. В Азии каждый эпизод провоцирует вечеринку на трибунах.

При этом, конечно, и стадионы более компактные, и команд меньше – в Корее было, по-моему, шесть команд в лиге, в Тайване – восемь.

– Что было самое сложное в Азии в культурном плане?

– Для меня было шоком, когда мы ехали по центру города, а вокруг одни азиатские лица и ты. Ты смотришь на вывески магазинов или в меню – и ничего не понимаешь. Тогда ты понимаешь, что находишься в совершенно другом мире – к этому нужно привыкнуть.

Но люди всегда были очень добры ко мне, мне всегда обеспечивали переводчика. Плюс в тех городах, где мы жили – в Сеуле или тайваньском Гауссе – было много англоговорящих людей, это немного облегчало жизнь.

– Как случилось, что вы все же сыграли за сборную Россию?

– Эта история началась в 1992 году, когда я играл в высшей лиге. В новостях все только и говорили о том, что я стал первым игроком MLB с русскими корнями с 1917 года. Это было большое событие. Тогда я познакомился с Бобом Протекстером (один из первых тренеров советских бейсболистов – Eurosport.ru). Он помогает российской бейсбольной программе вот уже более 20 лет. А тогда он помогал русским игрокам в младших лигах – таких было два-три человека – помочь обустроиться и привыкнуть к жизни в Америке.

Мы начали с ним общаться, он узнавал время от времени, как у меня дела. И вот в 2003 году сборная России поехала в турне по США. Мой корейский этап карьеры как раз закончился, предложений не было, но я все еще поддерживал форму. Боб позвонил мне: «Русские едут в Нью-Джерси и Массачусетс. Хочешь пойти поиграть с ними?» Я ответил, что было бы здорово, и он отвез меня в Нью-Йорк – там я познакомился с командой, вместе мы провели 10 дней. Многие из тех ребят до сих пор занимаются бейсболом в России.

Я мог попасть в сборную на чемпионат Европы-2007, но возникла проблема с получением российского паспорта, поэтому как игрок я больше за нее не сыграл.

– А в Россию вы приезжали?

– Нет, с того момента, как мы уехали с семьей, я не был в России до прошлого года.

– Как возникла идея пригласить вас тренером сборной России?

– Мне снова позвонил Боб. Он спросил, интересна ли мне тренерская работа. Я ответил, что конечно да, тем более вопрос с российским паспортом для тренера не актуален. Боб также узнал, не хочет ли присоединиться к команде мой сын – у него была очень неплохая карьера в американском колледже. Так что на сбор национальной команды в Тенерифе мы приехали вдвоем. Нам очень понравилось, мы отлично поладили с другими членами сборной и решили, что мы хотим быть здесь на постоянной основе.

Виктор Коул-старший (слева) и Виктор Коул-младший (справа)

Фото: Eurosport

Мой сын живет в России уже больше года. Я около 11 месяцев. Нам обоим тут нравится.

– Когда вы принимали решение, то понимали, что бейсбол в России – экзотика. Почему согласились?

– Люди, которые стоят за российским бейсболом, действительно увлечены им, они любят эту игру. Бейсбол был частью их жизни с тех пор, как они были маленькими. То, что они сделали с «РусСтар Ареной» (главный бейсбольный стадион в Москве полностью реконструирован из остатков футбольно-регбийного поля в 2017 году – Eurosport.ru), очень важно для развития бейсбола здесь в России.

Мне очень нравится то видение, которое есть у руководства федерации. Мне нравятся их планы на будущее сборной. Я понял, что смогу помочь им с опытом и игрой. Я уже работал тренером в США, но мне хотелось быть частью большого дела. Это не вопрос зарплаты, это построение чего-то большего, что повлияет на будущее, на тех детей, которые сейчас начинают заниматься бейсболом.

Коул-младший: babushka, русская девушка, любовь к хачапури и пельменям

– Что ты знал о России, когда тебе предложили сыграть за сборную? Ты бывал здесь?

– Нет, никогда раньше не был в России. Если честно, то я знал, что в России много классных зданий: церкви и все такое. Видел несколько фотографий Красной площади, знал, что президент Владимир Путин.

Хотя моя русская бабушка рассказывала мне кое-что о России, еще она всегда заставляла называть ее babushka, а не grandmother. Возможно, она учила меня еще каким-то словам, но уже их не помню, просто помню бабушку. Так что для меня было очень волнительно увидеть, насколько велика эта страна.

Я был с командой в Сочи, объездил всю Москву, и это было невероятно. Действительно потрясающе.

– Ты пошел по стопам отца. Как решил, что будешь играть в бейсбол?

– Ребенком я всегда был рядом с отцом, где бы он ни играл. Когда мне было два года, мы тогда жили в Тайване, и у меня был любимый игрок в команде. Я даже начал бросать бейсбольный мяч левой рукой (мне было два или три года), как и этот игрок – его звали Да Пан.

Лет в шесть я уже играл вместе с ребятами на пару лет постарше. Я рано начал, потому что видел, как играет мой отец, игроки рядом с ним – это помогло мне. Для меня бейсбол приносил большое удовольствие, и я видел, как папа этому рад.

Ну и также я знал, что бейсбол может принести немного вкусной еды – на Тайване она была у нас превосходная, ахах.

– Отец сильно повлиял на твою карьеру?

– Конечно. Очень повезло, что я мог использовать опыт моего отца – это почти то же самое, что иметь все ответы на школьные тесты. Он постоянно давал мне лучшие советы, причем не только по бейсболу, но и по другим сферам жизни.

Это помогло мне стать не только физически, но и морально сильным, и это одна из причин почему я тоже поехал в Россию – его наставничество. Я очень ему благодарен.

– Ты был близок к MLB, где твой отец играл?

– После моего четвертого сезона за университетскую команду я получал некоторые письма и звонки из клубов высшей лиги, но затем случилась травма, которая лишила меня возможности побороться за место в MLB.

Я начал работать в сфере развития бизнеса и B2B продаж, а в конечном счете начал собственный бизнес. В течение трех лет перед поездкой в Россию я испытал, что такое жизнь вне бейсбола. 22 года в спорте, нужно было привыкать к жизни в офисе. Это было трудное время, но я нашел способ вернуться в игру – я начал тренировать, помогать в этом людям, и это в свою очередь помогло уже мне вновь найти страсть к бейсболу. И как только это случилось, нам с папой позвонили и предложили переехать в Россию.

– Ты долго размышлял над тем, ехать или нет?

– Нет, как только меня спросили: «Эй, а ты бы хотел?», я ответил: «Да, определенно».

– И вот ты приехал в первый раз в Москву…

– В мой первый день после самолета мы гуляли, даже зашли в церковь – была Пасха. На следующий день я проснулся и просто не знал, что поесть, поэтому пошел в магазин купить хлопья и молоко. Я знал, что точно смогу найти хлопья, но у меня еще не было интернета, так как не было русской симки, соответственно, не было и переводчика. Ищу я молоко и вижу огромную стену с различными видами молока. Я такой: воу. Но русского названия молока я не знал, как и не знал, как попросить о помощи. В общем, я думал, что купил молоко с хлопьями, но на самом деле принес домой кефир. Мне хотелось плакать, потому что это было очень плохо – шоколадная каша с кефиром. В тот момент я понял, да, это совсем другое место.

– Как произошло твое знакомство с климатом и другими культурными особенностями?

– О боже, это была моя первая зима. Я слышал истории о том, что ресницы покрываются инеем в это время, так что как только я начинал замерзать, то всегда надевал самую теплую куртку. Все мои одноклубники смеялись надо мной, они такие: «Ты еще ничего и не видел». Но я просто люблю теплую погоду. Я просто должен быть как минимум в двух куртках, когда приходит русская зима. Хотя я слышал, что это была не очень холодная зима, я никогда в жизни не видел такого количества снега, моей реакцией было: «Воу, сколько его здесь». А для русских людей этой зимой вообще не было снега, и эта разница в восприятии очень интересна.

Очень быстро люди тут хотели приобщить меня к грузинской и армянской кухне. Так, однажды я попробовал хачапури, и это изменило мою жизнь. Хачапури, пельмени… В первые дни здесь я попробовал борщ – теперь я очень люблю его. Я наслаждаюсь тем, что здесь еда свежая, нет так много консервантов, как в Америке. В общем, я люблю здешнюю еду, особенно пельмени и хачапури, oh my goodness.

– К чему ты все еще не можешь привыкнуть здесь? Может, что-то шокирует или наоборот приятно удивляет?

– Я не знаю, привыкну ли я когда-нибудь к кефиру после того негативного первого опыта с ним, ахах. Кроме того, реально очень интересно, насколько отличается язык. Я все больше и больше учу его с каждым днем. Но звучание столь отличается, что запомнить непросто, если честно. Хотя я уже адаптировался к повседневной жизни. Езжу на метро или автобусе, гуляю по городу. В Москве много парков, и это очень отличается от Мемфиса, где я вырос. Там парки намного более опасны, велик риск, что на тебя нападут. Здесь же я чувствую себя в безопасности. Это очень приятный опыт, иметь возможность просто пройтись через красивый парк. Это потрясающе.

– В твоем инстаграме есть фото с девушкой на 14 февраля. Это твоя подруга, вы познакомились уже в России?

– Как-то ночью я шел с другом – познакомились на вечеринке экспатов – просто гуляли по центру города и увидели двух девушек. Ее зовут Кристина, она была с подругой. У нас случайно завязался разговор и мы обменялись контактами, чтобы продолжить знакомство. Ну.. и теперь мы в отношениях, мне очень повезло.

– Она тоже имеет отношение к спорту?

– Нет, она не работает. Она закончила учебу, потом немного путешествовала. Прямо сейчас ее работа – быть хорошей девушкой. И у нее это хорошо получается. Она очень помогает мне в изучении языка.

– Знала ли она что-то о бейсболе до встречи с тобой?

– Не так уж много, но она хотела узнать. На одном из наших первых свиданий она хотела научиться играть в бейсбол – у нее, кстати, очень естественно это начало получаться. Ей нравится эта игра, она считается ее интересной и очень ждет, когда мы сыграем на чемпионате Европы здесь в Москве в сентябре.

Мечта о фите с Miyagi, фото со Шведом, языковой барьер

– Ты выпустил мини-альбом из трех песен на годовщину пребывания в России. Как давно занимаешься музыкой?

– Игра на фортепиано была частью моей жизни с детства. С тех пор, как мне исполнилось пять или шесть лет, я радовал этим родителей, американских бабушку и дедушку и, конечно, русскую бабушку. Это дало мне какую-то дополнительную творческую энергию. Когда я слышал песню, мне хотелось сыграть ее на фортепиано. В старшей школе мы собрали группу и записывали песни. Тогда меня и заинтересовала звукозапись. Я слушал разную музыку и уже в университете, когда появлялось свободное время, я конвертировал этот интерес в создание собственной музыки.

Конечно, бывает и музыка, которая портит хорошие тексты песен, но мне очень не нравилось, когда наоборот хорошую музыку поганил плохой текст. Так что я хотел просто делать инструментальную музыку, чтобы люди наслаждались мелодией. Это просто хобби, я не стремлюсь к славе, я бейсболист. Бейсболист, который просто любит музыку.

Я очень люблю музыку. Она помогает мне отвлечься от некоторых мыслей или просто расслабиться.

– Ну а какой-то мечты о создании собственного лейбла или хотя бы парочки концертов у тебя не было?

– Звучит неплохо. Один из моих любимых русских исполнителей – Miyagi. У меня есть мечта: играть в бейсбол в России, попасть на Олимпиаду-2028, у нас есть профессиональная бейсбольная команда, мы играем здесь, в Москве, и я получаю шанс встретиться с Miyagi – он узнает, что я делаю музыку и, может быть, мы с ним сделаем песню или еще что-нибудь. Это было бы круто.

Но с точки зрения лейбла.. Я не знаю, как это работает. Я знаю, что есть много аспектов этого, с которыми я в корне не согласен, поэтому я просто хочу делать музыку для себя.

– Какие у тебя еще любимые музыканты? Необязательно в России

– Один из моих любимых исполнителей ушел из жизни в этом году – Juice Wrld. Мне нравится Уиз Халифа. Дрейк – хороший парень, делает что мне близко. В России я был на концерте Скриптонита. Один из моих друзей достал мне билеты на концерт – это было потрясающе. Мне очень понравилось. Мне нравится русская музыка, она интересна, развлекательна.

– Фото с Алексеем Шведом. Как это получилось? Вообще ты часто ходишь на спорт в России?

– Врач команды отвез нас на баскетбольный матч в Химки. В тот вечер он договорился, чтобы нам позволили остаться на паркете после игры, посмотреть несколько интервью и сфотографироваться с парой игроков. Так я познакомился с Алексеем. Это было действительно круто. Он действительно хороший игрок. Я помню его еще по Америке, когда он играл за «Тимбервулфс». Так что это было круто. Я уже был на нескольких играх «Химок», это моя любимая баскетбольная команда здесь.

Также я был на нескольких хоккейных матчах: с ЦСКА, «Динамо». Это первый хоккей, который я смотрел со стадиона – замечательный опыт. Я определенно соскучился по походам на спортивные матчи.

– Вернемся к бейсболу. Как тебя приняли в команде? Не было ли проблем из-за языкового барьера?

– Некоторые трудности в общении были, но не слишком большие, потому что бейсбол – это своего рода язык сам по себе. Могу похвалить русских игроков – у них очень четкое понимание базовых понятий игры. По крайней мере, в моей команде мы не осваиваем, а уже оттачиваем навыки – и очень приятно видеть, как мы становится все лучше в этом аспекте.

Мой отец и все тренеры смогли по-настоящему сплотить нас. У нас очень трудолюбивая команда. Ребята работают усерднее, чем многие из тех, с кем я играл в бейсбол ранее. Это двигает нас вперед.

Конечно, были ситуации, когда тренер объявлял упражнение, и вся команда начинает его делать, а я сижу такой: «What, chto on skazal?» В этом я отставал, потому что не понимал, что говорят люди. Но это было ожидаемо и вызывало у ребят только добрую улыбку. Сейчас мы общаемся намного лучше. Мы одна большая счастливая семья.

Сборная России: уровень бейсбола, мечты об Олимпиаде и могут ли русские игроки играть в MLB

– Вы сказали, что сборная России может поехать в 2028 году на Олимпиаду? Вы правда в это верите?

Коул-старший: «Да. Прямо сейчас Россию очень тяжело будет обыграть другим европейским командам. Мы становимся все лучше с каждым днем. Я думаю, у нас есть неплохой шанс попасть на Олимпиаду-2028, если сохраним такой же темп развития.

Для победы в бейсболе не нужна команда из лучших игроков. Нужна команда игроков, которым нравится играть вместе, нужна командная химия. Тогда возможно обыграть любых соперников. Это то, что мы сейчас создаем – то, что происходит между игроками и тренерами в течение сезона.

Те игроки, которые играют у нас в команде, могут играть где угодно на международном уровне: хоть в Тайване, хоть в Америке. Главная проблема в России заключается в том, что их не так уж много. Именно в этом и состоит наша задача: развивать молодых игроков, чтобы к 2028 году у нас было бы ядро примерно из 20-25 российских бейсболистов высокого уровня. Таков наш план.

– Сколько из них теоретически могли бы играть в MLB?

– Для уровня MLB требуется около трех лет поиграть в системе младших лиг. Без этого необходимого опыта вряд ли хоть кто-то готов там играть. Мне тоже потребовалось три или четыре года, прежде чем попасть туда. И некоторые из тех уровней, которые я прошел, действительно очень трудны. AA (уровень ниже AAA – Eurosport.ru) – это самый сложный уровень в низших лигах Америки. Вы должны пробиться через этот этап, чтобы получить хотя бы небольшой шанс в будущем играть на уровне высшей лиги.

Прямо сейчас мы играем на уровне A. АА требует немного больше работы. Четыре лучшие команды Европы – Нидерланды, Италия, Израиль и, возможно, Испания – играют на этом уровне. Если мы приблизимся к ним, то тогда можно будет говорить о сопоставимости нашей игры AA в Америке.

– Что ты можешь сказать об уровне чемпионата России? Желательно честно.

Коул-младший: «То, что он – конкурентный. Чемпионат развивается, все очень усердно работают, изучают много материала. В основном конкуренция между командами определяется тем, кто чему учится с лучшей скоростью. За этим интересно наблюдать, особенно в стране, где бейсбол не является популярным видом спорта. Ребята работают так, как будто это, наоборот, самый популярный вид спорта в стране. Для успеха просто нужно собрать воедино правильные куски информации, и некоторые команды определенно делают это хорошо».

Коул-младший

Фото: Eurosport

– На что, по-вашему, сейчас способна российская команда?

Коул-старший: «Цель этого лета – выиграть чемпионат группы В, в следующем году – войти в пятерку лучших в Европе, а затем уже иметь возможность конкурировать с азиатскими и американскими командами.

Думаю, что к следующему году мы сможем войти в четверку или пятерку лучших команд Европы. А после этого мы будем стараться каждый год становиться немного лучше, чтобы конкурировать с северо- и южноамериканскими, карибскими командами».

Коул-младший: «Мы очень конкурентоспособны. 100 процентов. Прошлым летом мы дважды играли против сборной Израиля и были в паре шагов от победы. То есть мы почти обыграли команду, которая едет на Олимпиаду и находится в четверке лучших команд Европы.

Так что мы очень близки к тому, чтобы быть командой олимпийского уровня. За следующие восемь лет у нас есть все, чтобы научиться побеждать тот же Израиль, обыгрывать Нидерланды, Испанию, Германию, Чехию – укрепить репутацию как в Европе, так и внутри страны. Я думаю, что чемпионат Европы, который пройдет в сентябре в Москве, – это хорошая возможность повысить популярность. Чтобы люди увидели, как усердно мы работаем, и видели, что мы очень близки к тому, чтобы стать еще одной российской сборной олимпийского калибра.

– Мечтаешь ли ты вернуться в MLB или все твои мысли связаны с Россией?

– MLB – это здорово, но, честно говоря, я думаю, что быть частью чего-то, что только начинается, и начать что-то большое для страны, в которой нет такого вида спорта – значило бы для меня намного больше. Привести сборную на Олимпиаду, быть частью команды, которая начала набирать интерес по всей стране, быть одним из тех первых игроков, о которых люди смогут сказать: «Эй, он был частью чего-то, что положило начало великой традиции здесь, в России».

Я хочу, чтобы через 20 лет мы с товарищами по команде могли оглянуться назад на эти времена и сказать: «Эй, мы это начали». Через 20 лет, я надеюсь, мы сравняемся с азиатскими командами или даже с низшими лигами Америки. С тем талантом и самоотдачей, которые есть у российских спортсменов, мы можем выйти на этот уровень. Это просто вопрос того, чтобы правильные люди видели это, вызывали интерес к нам и таким образом давали больше мотивации продолжать выступать.

В некоторых странах бейсбол развит, потому что есть большая поддержка фанатов, и эта поддержка дает столько энергии, что выводит вашу игру на совершенно новый уровень. Я верю, что бейсбол действительно может зарядить энергией всю Россию. И это очень здорово – быть частью чего-то развивающегося подобным образом.

Другие монументальные тексты Александра Петрова:

Испуганные английские фанаты, скандальное вью Аршавина. Как жил «Мой футбол», главный журнал 2000-х

«После камбэка с 1:5 проспал самолет на «МЮ» – «Арсенал». Уткин в «Что? Где? Когда?»

Сравнения с Гитлером, протесты во Франции. Тони Шумахер чуть не убил Баттистона на ЧМ и стал изгоем

Подписывайся на нас Вконтакте

Бейсбол

«Я играла с накладной бородой». Как первая женщина в мужском бейсболе уделала легенд MLB

01/08/2017 В 08:05
Бейсбол

Джей Ло и Алекс Родригес хотят приобрести «Нью-Йорк Метс» за 1,83 млрд евро

30/05/2020 В 17:52
По теме
Бейсбол
Поделиться с
Копировать
Поделиться

Последние новости

Бейсбол

Джей Ло и Алекс Родригес хотят приобрести «Нью-Йорк Метс» за 1,83 млрд евро

30/05/2020 В 17:52

Последние видео

Бейсбол

5 хоум-ранов подряд. В 6 лет

00:02:36

Тренды

НХЛ

Плющев: «Панарин начал понимать, что, сидя на золотом унитазе, учить кого-то жизни еще рановато»

ВЧЕРА В 21:20
Снукер

Лисовски выдал серию в 122 очка, срезался на розовом, но ни на секунду не расстроился

02/06/2020 В 21:23
Больше