Биатлон

«Нет системы честного спортивного отбора». Анфиса Резцова о том, почему лихорадит женскую сборную

Поделиться с
Копировать
Поделиться

Анфиса Резцова

Фото: Eurosport

Автор:Ян Матвеев
04/02/2016 в 13:55
@IanMatweew

Олимпийская чемпионка и двукратная победительница Кубка мира рассказала про положение Дарьи Виролайнен и ошибки тренерского штаба.

Результат Антхольца – стечение обстоятельств или закономерный итог работы сборной?

– У меня они вызвали глобальное удивление. Казалось, мы идем постепенно вверх, как по ступенькам. В Германии сборная выступала куда лучше, чем в начале сезона, но не настолько, чтобы ожидать значительного прорыва уже в Антерсельве. Не только меня, всех удивило, как это мы сгребли столько наград, – довольно подозрительно и необъяснимо. Надеюсь, тренеры выяснят, как это случилось.

Биатлон

Крутой лыжный спуск с Мартеном Фуркадом и его друзьями от первого лица

29/01/2016 В 19:22

– Опасаетесь ли вы, что результаты Антерсельвы станут оправданием за весь сезон для тренерского штаба?

– Если они трезвомыслящие специалисты, то будут работать в прежнем режиме. Один этап не показатель. Если бы это было в Норвегии – тогда да, можно сказать, что провели сезон правильно. А одним этапом выстрелить и считать подготовку и сезон успешными нельзя. И тех тренеров, которые удовлетворяются подобными прорывами, нужно менять.

Ребята и до этого имели медали. Женя Гараничев по сезону поднимал свой уровень, Антон Шипулин шел к победе. А по поводу девчонок все задаются вопросом: как так взяли и вытянули? Но надо не почивать на лаврах, а работать над ошибками. Медали-то выиграли, но отставание от лидеров не уменьшилось, показатели так не прыгают, как результат.

В российском биатлоне потеряна схема подготовки. Я начинала в лыжных гонках, и тогда мы тренировались вместе – взрослый и юниорский составы. Да, молодые получали чуть меньше ОФП, меньшие объемы, но тянулись к основе. И выделялись деньги на подготовку разных поколений. Сейчас же все нарушено, юниоры работают неправильно. Например, было такое: два сбора они проводят, а вместо двух следующих – дома отдыхают. А сборы должны круглый год проводиться.

Обычно в женской команде не бывает хорошей атмосферы

– Есть ли проблемы с атмосферой в женской команде?

– Я не знаю, что там у них, но обычно в женской команде не бывает хорошей атмосферы. Это физиология: друг другу завидовать, пакости делать, соперничать во всем. В любом деле девушки всегда «доброжелательнее» друг к дружке, чем мужчины. Частично из-за этого я и попросилась в свое время тренироваться в мужскую команду. Понятно, что девушки тогда ходом были слабоваты. Но важнее, что выросла я с тремя братьями – в мужской команде мне было удобнее. А у девчонок сплоченной банды никогда не будет, как бы они ни хотели. Поодиночке каждая хорошая, я знаю. Но не думаю, что они друг за друга горой.

– Получается, биатлонистки психологически сильнее мужчин?

– Да, можно и так сказать. Кстати, поэтому и не случилось у сборной взаимопонимания с Анатолием Николаевичем Хованцевым. Он всю жизнь работал с мальчишками и пришел работать конкретно со Светой Слепцовой, а ведь перестроиться в такой ситуации очень сложно, нужно время, которого ему не дали.

– Вы говорили, что гонщикам может помочь личный психолог. Чем именно?

– Психолог владеет всей обстановкой в команде. Что спортсмен ел, с кем общался, о чем думает – все должен знать, досконально. И определять психологическую готовность. В каждой сборной с лидерами работают личные психологи. Они могут не ездить на этапы, но все равно каждый день общаются. Такой специалист вовремя подскажет тренеру, что спортсмен не готов психологически, даже когда внешне физически все отлично. Большая помощь как спортсмену, так и тренерам.

Психология работает даже в незначительных вещах. Например, сервисеры готовят лыжи одинаково, но почти всегда знают: кто их похвалит после гонки, а кто будет недоволен. У меня был момент в карьере. Подходит ко мне спортсменка из нашей команды и говорит:

– Анфис, дай мне свою лучшую пару.

– Люба, не вопрос, вот выбирай какую хочешь.

– Нет, ты сначала оттестируй и лучшую отдай мне.

То есть раз я бегаю хорошо, значит, у меня хорошие лыжи, на которых и остальным будет легко.

Почему бы не попробовать Виролайнен на другом этапе?

– Вы можете объяснить метания тренерского штаба в отношении к Дарье Виролайнен?

– Это ошибки руководителей и тренеров. Я не знаю, как они готовят команду к чемпионату мира и допускают такое отношение. Это же психологическая травма для спортсмена. Всегда говорю: команде необходим психолог. Прежде чем делать выводы и решать, кого куда направить, тренеры советуются с психологами, доктором и спортсменом. А с Виролайнен даже не поговорили после провального выступления в эстафете (два круга на втором этапе). Не спросили, что с ней случилось, почему так произошло. И это называется мы готовим команду.

«Это не эстафета, а шоу». Владимир Драчев о пятом этапе в Рупольдинге

Сначала принимаются скоропалительные решения, а потом идут оправдания. Кто придумал отправить Дарью на чемпионат Европы? Кто вернул обратно? Теперь крайних не найти. Конечно, президент федерации постоянно берет на себя ответственность, но почему он не делает этого изначально, чтобы не допускать такие ошибки? «Захотим – туда пошлем, захотим – вот туда, или вовсе никуда не отправим. Они ничего не умеют». Так они под руководством кого тренировались, откуда эти ошибки? Почему всегда только спортсмены отвечают? В Антерсельве отлично выступили – и какой же был счастливый Александр Кравцов. Говорит, можем же, когда захотим. Как будто они в другое время не хотят побеждать. Да спортсмены всегда хотят!

– Вы говорили, что Виролайнен не хватает психологической выносливости.

– Конечно. У нее характер мягкий, спокойный, она все на себя принимает – любую реплику, осуждение. Этот как раз тот случай, когда нужен психолог. Повторюсь, Сергей Александрович Коновалов – хороший человек, тренер, спокойный и уравновешенный. У него со спортсменами человеческие отношения, но когда вы тренируете спортсмена – отвечайте за него. Если что-то произошло, пообщайтесь, выясните, как будет лучше. Но он сказал прямо и однозначно: «Да, она поедет на этап Европы, мы с ней так решили».

Вместо него какой-то дядя Федор, исполняющий обязанности какого-то тренера, сказал: «Вот так должно быть». Пусть чиновники контролируют снабжение команды. Тренировочным процессом руководит тренер и он отвечает за то, кто куда поедет – он видит готовность спортсмена на каждом этапе.

Биатлонисты по-разному воспринимают такие ситуации. Я бы сказала: «Да пошли вы. Я иду по Кубку с таким-то рейтингом, имею право выступать». Все время говорят о том, как важна для нас квота. Так Виролайнен квоту и зарабатывает, идет в тридцатке, какое вы право имеете ее куда-то посылать? Она же потеряет очки. Сначала бьют по психике, а там попробуй восстановись. Физически ты можешь как-то переболеть, температуру сбить, восстановиться. А на психологию нужно куда больше времени.

Да, в эстафете Даша плохо сработала. Давайте нормально решим этот вопрос. Почему бы не попробовать Виролайнен на другом этапе? Понятно, когда есть человек 20, большой выбор. Но у нас мало спортсменов, к сожалению. Надо пробовать их на разные этапы, весь 4-летний цикл после Сочи есть для этого. Я понимаю, Антон Шипулин зарекомендовал себя на последнем этапе, хотя раньше он первый бегал, и его не меняют. А у женщин я не вижу таких. Надежным финишером была Оля Зайцева, стартером бегала Яна Романова. Сейчас мы пробуем первой Екатерину Шумилову. Но у нее тоже не всегда четко получается. Почему бы не попробовать Дарью?

– И нет высоких результатов, чтобы держаться за конкретный состав.

– Ну, конечно. Вот кто сказал, что Юрлова обязательно должна бежать третий этап? А, может, ее на второй поставить? Раньше за мной был закреплен последний этап, и даже когда я плохо выступала, девочки не дрались за него. Тренеры не хотели меня ставить, но те боялись, потому что не хватало опыта. И финиш был моим железно, если я его заваливала, значит, и виновата была я.

А у девушек ничего не определено, ни у кого нет такой уверенности. Надо пробовать, менять местами. Да, завалила Виролайнен этап в прошлом году, но попробуйте поставьте ее на другой сейчас. Это ошибка тренерского штаба. Когда Кравцов летел в Антхольц, я ему посоветовала поставить Юрлову на второй этап. Ведь если первой бежала бы Загоруйко, то Катя могла выбраться из толпы и дать разрыв для команды. Она чемпионка мира, пусть докажет, что сильнейшая. Но он не послушал.

– Дмитрий Васильев сказал, что кроме Юрловой и Подчуфаровой в сборной никого и нет. А ведь до Антерсельвы Виролайнен с Катей шли практически одинаково по результатам. Что это, предвзятое отношение к спортсменке?

– Может быть, это из-за того, что мама Дарьи не дружит с Димой Васильевым. Я лично за результат, и неважно, кто лучший: Юрлова, Подчуфарова, Виролайнен. Они все могут, но с ними надо работать. Нет у нас безоговорочных лидеров. Почему Ольга сначала побеждала, а затем три мишени не закрыла на рубеже? Тренеры не могут объяснить, а со слов Васильева – это работа лидера. Я в свое время с Олей Зайцевой обсуждала, что ей как мировому лидеру непозволительно занимать семидесятые места. Да, плохое самочувствие, можно финишировать не в тройке, а в двадцатке, но никак не семидесятой.

Я ни к кому понятие «лидер» не применяю. Они биатлонистки, которые могут бороться, выигрывают и право на проигрыш имеют. На сегодня говорить, что кто-то лучше или хуже, неправильно. Ту же Юрлову я великой спортсменкой пока не считаю. Надо исправлять ошибки, выяснять, общаться. Я так понимаю, взгляды Димы и Юры Кашкарова, который тоже выступил – «Пора Виролайнен заканчивать карьеру», – здесь сходятся. Так нельзя. Может, это потому что Юрлова ленинградская? Но мы же честь России защищаем, а не региона.

– Зачем Виролайнен выступает с травмой?

Да, у нее есть проблемы со спиной. Что там происходит, неясно – окончательный диагноз не поставлен. У Даши уходит много времени между соревнованиями на встречи со специалистами, массажистами, она ездит в центр реабилитации. Но для качественного результата требуется обстоятельное лечение, а не наездами, как сейчас. Бывает, что она ездит к массажисту в перерыве между тренировками. То есть некогда восстановиться и отдохнуть. Но эта внутренняя травма у нее не первый сезон, периодически дает о себе знать, и Даша переживает страшную боль.

Никто этого не заметит в гонке, увидят только, что завалила. Так надо тренерам подойти, спросить – и все станет ясно. Полноценное лечение может затянуться очень надолго, и рисковать нельзя. Еще в мае Дарья делала операцию на носу и приехала в сборную сразу на второй сбор. Она сходу включилась в объем, и выход из подготовки затянулся – до сих пор не вошла в норму. Но никто не сделал ей снисхождения – тренеры неправильно отнеслись к восстановлению. Виролайнен не может лечить спину, потому что это растянется на полгода, не меньше.

Нет системы честного спортивного отбора

– Нужна ли женской команде максимальная квота?

Основные команды делают выводы по ЧМ, результаты Норвегии – определяющие в сезоне. Но неожиданно у всех уже в правило вошло – квота, квота, квота, квота. Для руководства она важнее медалей чемпионата мира. Чтобы за квотой гнаться, надо летом правильно готовить спортсменов, выкатывать расширенный состав. В мое время в лыжном спорте на одно место претендовало по десять человек, практически равных по силе.

Сейчас же слишком большой разброс между девушками. Да, шестую пробуем подключать, но явной претендентки на основной состав нет. У нас ведь есть спортсмены, много молодежи, но мы ее не охватываем, на сборы ездят единицы.

– По распределению очков Кубка мира складывается впечатление, что конкуренция у девушек выше, результаты равномернее. Вы это ощущаете?

Не задумывалась над этим, конкуренция везде: и у ребят, и у девчонок. Но у мужчин новые лидеры появляются постепенно, единицами, а в женских гонках пачками приходят. Тренерам сборной России надо на это ориентироваться. Я хоть и хаяла Михаила Дмитриевича Прохорова, но он помогал спортшколам, юниорам деньги выделял. Для меня загадка, почему государство не может себе позволить массовую централизованную поддержку. Без этого и биатлон помрет. Раньше на чемпионате СССР даже дети выступали, а теперь у юных ребят совсем нет соревнований. Ковыряются на двух-трех гоночках смешных и все.

– Вы говорили, что Светлана Слепцова сама себя погубила. Окончательно или есть шансы вернуться?

Шансы остаются, и Светлану нужно приглашать в основу. Для меня странно, что Загоруйко позвали, а Слепцову – пока нет. Но опять-таки, там свои разборки. Если она нравилась той команде, Прохорову и Кущенко, то новой может не нравиться. Это играет большую роль, нежели результат. По Слепцовой надо Коновалова спрашивать, хотя что он может ответить? У них там ЦУ дают сверху: кого брать сегодня, кого завтра.

А от прежнего мнения я не отказываюсь. Слепцова – талантливая девчонка, но из нее слишком рано сделали звезду, и она повелась. Теперь сложно отойти. Для удачного возвращения желательно быть на голову выше всех, пахать больше остальных. У нее пока не получается, есть какие-то недоработки.

– Получается, отбор на Кубок мира проходит не совсем по спортивному принципу?

– К сожалению, нет системы честного спортивного отбора. Сейчас у нас отбор: кто кому понравился, кто кого попросил взять. Поставили в эстафету Малышко, а почему не попробовать другого спортсмена, который заслужил это место? По той же Виролайнен если смотреть. Я лично не имею ничего против ее отъезда на чемпионат Европы, но раз она по рейтингу идет в тройке, разве справедливо выгонять Дарью?

– В Кубке IBU российские биатлонисты побеждают, но проваливаются в Кубке мира. Почему так?

Да потому что они сырые. Спортсмены тренируются в разных командах, а не в первом составе. После игр в Сочи надо было набрать 20-30 сильнейших биатлонистов в стране и готовить в одной группе, работать с их личными тренерами. И только после этого вычислять отстающих, отправлять обратно, во второй состав. Готовиться надо по единому плану. А у нас получаются крайности: либо в Кубке мира, либо на IBU. Спортсменки показывают на Европе результаты, их тут же выхватывают и пихают в непривычную атмосферу.

Подконтрольная, целенаправленная подготовка важнее успехов Кубка IBU. Спортсмены стремятся в главную команду, дерутся за результаты, но остаются сырыми, неподготовленными. Будут общие сборы и тренировки – руководители проследят за всеми и выберут, отфильтруют состав. И на сезон уже поедут человек 10-15 лучших. Такую группу набрать несложно, люди у нас есть, если поглубже копнуть. В маленьких городах многие занимаются, хотят гоняться. Но условия не позволяют подняться выше, банально не хватает патронов для тренировок, и биатлонисты не доходят даже до чемпионата России.

– В марте прошлого года вы не слишком позитивно высказывались о перспективах Рикко Гросса в сборной. Но теперь изменили свое мнение?

– Нет, вы не правы. Я сравнивала Рикко с Пихлером¸ журналисты переиначили мои слова. По Гроссу были отрицательные высказывания, а я не выступала против, потому что знаю Рикко как хорошего спортсмена, отличного стрелка. Прежде всего я говорила, что должен быть результат, и он есть. Вот Женя Гараничев развивается, есть просветы у Леши Слепова. Леша – хороший малый, но доверяет только себе, и с Рикко у них пока недостаточно взаимопонимания.

– Как лучше подходить к чемпионату мира – пропуская этапы или нет?

Не хочу ничего комментировать, с этим вопросом надо очень серьезно подходить к руководителям. Правильно ли они делают и кого отправляют за океан? Это определяющий момент для выступления на чемпионате мира. Подождем, как получится, и дай бог в Норвегии показать хотя бы половину от результатов Антхольца.

Довести до шипения. Как Антон Шипулин вновь опередил Симона Шемппа и победил

Память – девичья. Когда ждать русских девушек на верхней ступени пьедестала

Смотрите трансляцию этапа в Канморе на Eurosport Player

Биатлон

Der Spiegel: в моче Зайцевой найдена ДНК ее мужа

05/07/2020 В 13:16
Биатлон

Зеппельт – о Зайцевой в правлении СБР: «Продолжается уничтожение авторитета русского спорта»

25/06/2020 В 18:53
По теме
БиатлонСветлана СлепцоваЕкатерина ЮрловаАнтон ШипулинБольше
Поделиться с
Копировать
Поделиться