Eurosport

Логинов ставит личных спонсоров выше СБР. Это правильно: скоро границы между сборными сотрутся

Логинов ставит личных спонсоров выше СБР. Это правильно: скоро границы между сборными сотрутся

15/08/2019 в 09:57Обновлено 15/08/2019 в 17:54

Русский и норвежец в одной команде – такое действительно возможно.

Через пару недель лето закончится, а эпопея с неподписанным контрактом Александра Логинова продолжается. Лучший биатлонист России и второй биатлонист мира не ставит автограф на соглашении с СБР, а лидера поддерживают другие старожилы сборной – Евгений Гараничев, Дмитрий Малышко и Антон Бабиков. Сперва они подмахнули бумажку не глядя, а теперь не против отозвать подпись.

Контракт действительно так ужасен?

Образец контракта появился в распоряжении Sports.ru, и бумага не поражает воображение: это типовой рамочный документ между нанимателем (СБР) и исполнителем (биатлонистом). СБР обязуется снабжать спортсмена экипировкой и возить на соревнования, спортсмен – выполнять требования тренеров и не нарушать правил.

Дьявол кроется в приложениях к контракту, которые журналисты не добыли. Приложения могут быть индивидуальными для каждого сборника, и именно там оговаривается денежный вопрос. Спонсорство – неотъемлемая часть современного спорта, как бы ни противились этому президенты некоторых спортивных федераций (кивок в сторону Елены Вяльбе, которая уверена, что спонсоры не столь важны, а ФЛГР не проживет ни дня без поддержки со стороны государства).

Права на генеральное спонсирование СБР принадлежат «Газпрому». Также организация сотрудничает с букмекерской конторой «Париматч» и группой компаний «Инфинитум», которая оказывает услуги в области консалтинга, аутсорсинга и юридической экспертизы. СБР не посоветовался с биатлонистами и отвел своим спонсорам лучшие слоты: на винтовках и шапочках. Когда спортсмен приходит на стрельбище и попадает в объективы телекамер, логотипы сразу бросаются в глаза. Но СБР не учел, что у спортсменов, особенно топовых, могут быть личные спонсоры – а как ослушаться «Газпром»?

Сейчас Логинов, Гараничев, Малышко и Бабиков воюют именно за право наносить эмблемы персональных партнеров на лучшие места. Это позволит им заработать больше денег, чем согласованная реклама от СБР.

Максим Цветков, Евгений Гараничев, Дмитрий Малышко и Александр Логинов

Максим Цветков, Евгений Гараничев, Дмитрий Малышко и Александр ЛогиновGetty Images

Может ли СБР отстранить бунтовщиков?

– Значит, если договор не подписан, то ни одна из сторон другой стороне ничего не должна. То есть Логинов ничего не должен СБР, а мы ничего не должны Логинову. Это же нормально, так?

– Тот, кто подписал, должен выполнять договоренности, а с Логиновым мы не договорились. Ну, ничего страшного, живем дальше.

– Вы спрашиваете, что будет, если Логинов не подпишет договор? Ничего. Мы ему ничего не должны. И он нам ничего не должен! Он пройдет осенью отбор в команду. Так? Попадет, скорее всего. И будет бегать на этапах Кубка мира, но – без контракта. Это значит, что мы ему ничего не должны. Ни экипировку, ни патроны, ни лыжи. Ничего. И он нам ничего не должен. Так пусть бегает, ради бога! Молодец. В чем же он тогда будет бегать? А этого я не знаю.

Видимо, президент СБР Владимир Драчев понял, что его коллега-подчиненный перегнул палку, и постарался быть с журналистами более дипломатичным. Но вместо конкретики получилась фантастика: сначала Драчев назвал личных спонсоров пережитком из прошлой жизни (что в корне неверно – реалии современного спорта говорят ровно об обратном), а потом вдруг рассказал о динозаврах.

Владимир Драчев

Владимир ДрачевOther Agency

СБР в своем праве не допустить бунтующую четверку до международных стартов, но кабинетные клерки не могут не понимать, что в отсутствии Логинова организация лишится значительной суммы денег. IBU выплачивает призовые первым 15 финишировавшим – в прошлом сезоне победитель получал 15 тысяч евро. Определенный процент спортсмен отчисляет в СБР, и на данный момент только Логинов способен приносить союзу биатлонистов стабильную прибыль с соревнований.

Александр – второй за Йоханнесом биатлонист в Кубке мира, обошедший даже Фуркада. Из-за допингового прошлого он был хедлайнером как минимум первой части сезона-2018/19, а спонсоры из России не чураются бывших нарушителей, считая и черный пиар способом раскрутки. Гараничев, несмотря на репутацию чудака – безусловный второй номер команды, способный подстраховать Логинова. Малышко и Бабиков не блещут результатами, но благодаря былым результатам и эстафетным титулам их можно назвать твердыми биатлонными середняками, а главное – узнаваемыми. Попавших в сборную Поршнева, Поварницына и Латыпова никто не знает, непонятно как оказавшегося в списках Сидорова – тем более. Они будут попадать в кадр значительно реже Логинова и его друзей, и это не пойдет на пользу ни СБР, ни его спонсорам.

А прецеденты были?

Были – в звездной сборной Норвегии по лыжам. С 2013 года каждое лето начинался сериал с участием Петтера Нуртуга и национальной федерации. В Норвегии свято чтят права спортсмена рекламировать личных спонсоров, но в случае Нуртуга спонсоры вступили в конфликт интересов. Федерация заключила контракт с сетью магазинов Spar, Петтер – с сетью-конкурентом, Coop. Это примерно как Nike и adidas, Apple и Samsung.

Каждый год стороны добросовестно и со вкусом ругались, но в итоге договаривались: Нуртуг мог рекламировать личного спонсора за пределами международных соревнований, представляя не сборную Норвегии, а свой клуб или персонально себя. Петтер при этом не был единственной надеждой федерации, как Логинов у СБР – руководство связывало все надежды с Мартином Йонсрудом Сундбю.

В текущее межсезонье сроки сорвал Йоханнес Клебо – главная звезда мировых лыж на данный момент. Его недовольство, помимо рекламы, было связано с ведением социальных сетей: Йоханнес зарабатывает не только на лыжне, а еще в инстаграме (360 тысяч подписчиков) и на YouTube (101 тысяча фолловеров). Лыжнику и его представителям было необходимо выяснить, в каких случаях Клебо представляет федерацию, в каких – себя.

Другие тексты автора о биатлоне:

Eurosport на Android
0
0