Eurosport

«Все мечтали быть, как Шварценеггер. Но получилось только у меня». Невский – о США, кино и стероидах

«Все мечтали быть, как Шварценеггер. Но получилось только у меня». Невский – о США, кино и стероидах

04/12/2017 в 12:30Изменено 04/12/2017 в 15:25

Бодибилдер, актер, писатель и продюсер рассказал о скандале с Харви Вайнштейном, отношениях с BadComedian и политиках России и США.

30 ноября в российский прокат вышел фильм «Максимальный удар». Продюсером картины и исполнителем одной из главных ролей стал Александр Невский. По случаю премьеры и презентации новой книги «Бодибилдинг и другие секреты успеха» Невский приехал в Москву, где и поговорил с Eurosport.

– Вы общаетесь с голливудскими звездами. Самая невероятная встреча?

– Не было такой. Это Жан-Клод Ван Дамм рассказывает, что с продюсером своих первых фильмов – Менахемом Голаном – столкнулся в ресторане. Показал феноменальную растяжку, тот тут же пригласил его в «Кровавый спорт». Все мои судьбоносные встречи оказывались просчитанными и ожидаемыми. Даже самая первая встреча со Шварценеггером.

– Расскажите.

– Она произошла благодаря Михаилу Сергеевичу Горбачеву, знакомством с которым я очень горжусь. Перед моей первой поездкой в Америку он подписал книгу для Арнольда. Это стало причиной встречи, хотя до этого со Шварценеггером я не был знаком. Меня представил Ральф Мёллер – наш общий друг. Он чемпион мира по бодибилдингу, «Мистер Вселенная». Играл в «Гладиаторе» с Расселом Кроу, «Универсальном солдате», а для Арнольда как младший брат. Для меня – старший.

Помню, сидим тогда в 2000 году, Ральф толкает: «Ну спроси что-нибудь у него». Говорю: «Арнольд, а что делать-то вообще? Как двигаться?» Он ответил: «Единственный шанс – от Голливуда не зависеть. Ты сам должен выстраивать жизнь. Разберешься как – все будет получаться. Не разберешься – только твоя вина».

– В каких отношениях вы сейчас?

– Дружеских. И это говорю не я, а он.

Я приехал в Москву на премьеру фильма «Максимальный удар» (в широком прокате с 30 ноября – прим. Eurosport.ru). А знаете, кто стал его первым зрителем? Арнольд. Он член киноакадемии, голосует за «Оскар». Все киностудии посылают ему картины для голосования. И я точно знаю, что если Шварценеггеру что-то не нравится, через 15 минут выключает. Но месяц назад он почти два часа смотрел «Максимальный удар» в Беверли-Хиллз. После этого минут 40 обсуждали. Арнольд меня обнимал и в глаза говорил, что картина ему понравилась, что он гордится другом.

Потом показал ему международный постер, он пошутил: «А почему меня на нем нет?» Я тоже отшутился: «Не хотелось бы потом с вашими адвокатами разговаривать».

– Часто перезваниваетесь?

– Его номера телефона у меня нет – только имейл. Но для меня честь просто знать и общаться с легендарной личностью. На телефонный звонок которой ответит и Обама, и Медведев, и президент Китая. И Трамп сразу ответит и забудет обиды.

Александр Невский

– Зачем вы изначально переехали в Америку?

– Правильный вопрос, потому что это рисковый шаг. Ведь в 90-е в России меня знали все. Я вещал со всех ТВ-каналов – хотя их и было всего четыре – рассказывал про бодибилдинг.

Первый документальный фильм обо мне показали в декабре 1993-го. Перед «Вестями». Его посмотрело примерно 20 миллионов человек. А мне 21 год. Ездил тогда на метро, спустился на следующий день – понял, что знаменит. Начал писать статьи для журналов, газет. В 1997-м выпустил первую книгу. Смотрите, что на днях написал человек в инстаграме (показывает сообщение в директе – прим. Eurosport.ru): «Спасибо за книгу. Во времена без интернета была для меня энциклопедией». И с моим автографом еще.

– Ого.

– Она вышла тиражом 30 тысяч экземпляров. Потом два раза печатали по столько же. 90 тысяч – чудовищно много. Так что в России все шло отлично. Но я хотел двигаться дальше – в кино. А его не было. Оно закончилось – из кинотеатров сделали мебельные и автосалоны.

Решил переехать в Калифорнию. Честно, это как на луну. 1999 год, в Америке меня не знал никто. Но я понимал: если хочу сделать карьеру, надо пробиваться там.

– Без денег?

– Их казалось достаточно. Мог купить Hummer, о котором мечтал. Другое дело, если бы поступил так, финансы на этом закончились. Вместо этого жил на них больше полутора лет, пока не стал получать первые крошечные роли. А до момента, когда начал продюсировать и играть главные роли, прошло больше трех лет. Совсем непростых.

– Голодали?

– Ну нет. Это Арнольд рассказывает, что приехал с одной сумкой. Я снимал хорошую квартиру – не в Беверли-Хиллз, но в Вествуде. Ездил не на Hummer, но на Ford Explorer. Только деньги заканчивались, а результат все не шел. Тут еще предложения сыграть русских уродов.

– Кого?

– Бандитов, головорезов из России. Вы же знаете наших актеров и спортсменов. Раз в пять лет они играют там подобное. Потом приезжают в Россию и продолжают «карьеру» в дешевых сериалах. Но я от таких ролей отказывался. Во-первых, не хотел делать недостойных вещей – предавать моих зрителей. Во-вторых, этим не заработаешь в Голливуде имя. Вместо этого я инвестировал деньги в образование. На курсах калифорнийского университета (UCLA) учил английский. В театральном институте Ли Страсберга – актерское мастерство.

Я терпел, понимал, как надо двигаться, и оказался прав. Сейчас у меня за плечами не только десяток картин. Я вхожу в ассоциацию зарубежной прессы Голливуда и голосую за «Золотой глобус». Все потому, что с юности понимал: быстрых результатов не бывает. А если бывают, то все может закончиться плачевно. Пришел к этому через бодибилдинг.

– Каким образом?

– Посмотрите, что сейчас происходит с этим спортом из-за анаболиков, химии. Он потерял не только шансы на олимпийское признание, но и интерес людей. Взгляните на классические фотографии Арнольда и культуристов его эпохи. На них хотелось быть похожими. А кто сейчас мечтает походить на этих товарищей?

Сам Шварценеггер говорит, что бодибилдинг зашел в тупик. Разве нормально, когда появляются такие монстры? Ребята с гигантскими ногами, которые еле ходят и говорят с одышкой? У них феноменальная мускулатура, но и животы растут. Потому что от гормона роста увеличиваются не только руки и ноги – еще и внутренние органы. Профессиональные бодибилдеры умирают постоянно. Только за последние два месяца скончались Рич Пиана и Даллас Макарвер, который был одним из главных претендентов на титул «Мистер Олимпия». Это жесть!

– Что делать?

– Я не поддерживаю IFBB (Международную федерацию бодибилдинга – прим. Eurosport.ru), особенно ее российское отделение. Считаю, что функционеры ничего не делают для пропаганды здорового образа жизни, а чудовищное количество поглощаемых анаболиков сводит профессионалов и любителей в могилу. Хорошо, что сейчас появляются альтернативные истории. Та же WFF или WBBF (Всемирная федерация фитнеса и Всемирная федерация бодибилдинга – прим. Eurosport.ru), по версии которой я трижды выиграл «Мистер Вселенная».

– По этому поводу в интернете есть много картинок: вы и другие бодибилдеры. Рельеф не в вашу пользу.

– Это логично. Без анаболиков – на одном протеине и аминокислотах – вы никогда не получите рельеф, как у них. Не накачаете такие мышцы.

Александр Невский

А то один «Мистер Вселенная» по другой версии (Алексей Нетесанов – прим.Eurosport.ru) в свое время критиковал меня за недостаточную проработку пресса и ног. В итоге его осудили (на три года; реальный срок заменили условным из-за наличия малолетнего ребенка – прим. Eurosport.ru) за продажу анаболических стероидов. Так что с проработкой ног у него сейчас тоже не очень.

– Я правильно понимаю, что он выиграл «Мистера» по той же версии, что и Арнольд, а вы – нет? Это одна из главных претензий к вам.

– Да, они оба – по версии федерации NABBA. Арнольд еще по IFBB. Но тут надо понимать, что в один момент NABBA развалилась на две структуры (NABBA и WFF – прим. Eurosport.ru). Вице-президент NABBA Эдмундас Даубарас понял, что организация может прийти туда же, куда и профессиональная IFBB – к монстрам, которые интересны только пяти тысячам человек во всем мире. И создал WFF. Стал ее президентом.

WFF и WBBF проводят своего «Мистера Вселенная». Когда я выигрывал его, он проходил уже в 12-й раз. Все в мире бодибилдинга это знают. Но, конечно, многие злятся, завидуют, видя, как я развиваюсь. Им покоя не дает, что я фильмы продюсирую и сейчас с вами в отеле «Ритц» на Тверской сижу, а они из подвала не вылезают. И колют себя каждые три часа гормоном роста.

– Каждые три часа?

– Конечно. У них будильник на руке или в телефоне. Как начинает работать – идут в туалет со шприцом. Поэтому и умирают от химии часто. Разве это стоит того, чтобы иметь суперрельефную руку?

Александр Невский

– Вам предлагали стероиды?

– Я их даже пробовал.

– Когда?

– Как только пришел в первый тренажерный зал в 1989-м. Тогда при росте 198 сантиметров весил 80 килограммов. Сразу подошел крупный парень: «Ты чего тут?» – «Хочу стать здоровым» – «А хочешь сделать это быстро?» – «Конечно». Предложил 100 простейших и дешевых таблеток. Я купил, начал есть.

– Результат пошел?

– Еще как. Спасло, что еще до поступления в ГУУ (Государственный университет управления – прим. Eurosport.ru) занимался там боксом. Отец преподавал – устроил по блату. И я показал те таблетки спортивному врачу из секции. Он спросил: «Прибавил уже?» – «Конечно. Чувствую, как вес и мышцы растут» – «Естественно, растут».

Он не стал перечислять жутких побочных эффектов. Мог бы сказать, что к 30 годам стану импотентом, лысым. Но в 18 кажется, что 30 – это старость. Я бы не стал слушать. Зато он проговорил то, что меня задело: «Смотри. Если ты сейчас это делаешь, то дальше без таблеток набирать не сможешь. Ты всегда будешь привязан к ним. Если устраивает – вперед».

– Слезли?

– Конечно. И потом, став известным, по радио и ТВ всегда говорил, что не нужно принимать анаболики. Хотя в 1996-м мне их предложили снова. Тогда при тех же 198 сантиметрах весил под 140 килограммов при узкой талии. Но не было высушенности, суперрельефа. Чемпион мира по пауэрлифтингу среди ветеранов, который тренировался рядом, заявил: «Если хочешь выглядеть как профессионалы IFBB, вот что надо делать…» И написал список примерно из 8-10 медицинских препаратов, которые следовало принимать практически ежедневно. Я отказался.

– С тех пор не предлагали?

– Нет смысла. Все знают, что я против этого. Да я своими выступлениями о смертельном вреде анаболиков столько клиентуры отбил у дельцов, которые продают химию по залам. Думаете, кто записывает или финансирует все эти ругательные ролики или бредни про меня? Те, кому я порушил бизнес.

Масса проблем и у Федерации бодибилдинга России. Полгода назад ее закрыли, сейчас как-то перерегистрировали. Но вместо того, чтобы поддерживать атлетов и пропагандировать чистый спорт, ее представители занимаются ерундой. Мне их жаль. Как и тех, кто поливает меня грязью.

– Только из-за рухнувшего бизнеса?

– Есть еще причина. Называется психологическая защита. Когда человек обесценивает для себя то, чего не может получить.

– Что имеете в виду?

– Поймите, каждый из них мечтал стать, как Арнольд. Иметь такой же бицепс. Зарабатывать такие же деньги. В кино так же попасть. Да просто рядом стоять. И у кого получилось в реальности? У меня. Больше ни у кого. Думаете, они порадуются? Да бросьте… Какая радость, если они сидят на медикаментах, которые во всем мире приравниваются к наркотикам.

Люди не понимают, как можно не жить без химии. Но это не мой бодибилдинг.

– Какой ваш?

– Фитнес. У других он может быть свой: игровые виды спорта, ходьба, штанга. Главное, чтобы человека делал спортивнее. Но у некоторых другое мнение. Поэтому они везде ищут подвох. В 90-е мои руки считались самыми массивными в Европе. Диаметр мускул – 57,5 сантиметров. Только люди писали, что это не правда, что видят на фото искривленные стены – как бы фотошоп. Хотя это просто тень от тренажера.

Такое про меня часто говорят. И со Шварценеггером я никогда не встречался – все монтаж. Фильмы он мои не смотрел. И в фильмах меня нет – компьютером вставляют. Да и в «Ритце» мы не сидим. Это не «Ритц» на Тверской, а какой-то дешевый отель в Подмосковье.

Александр Невский

– Есть объяснение, почему так много говорят именно про вас?

Не только про меня. Взять вас. Наверняка было непросто занять тот пост в серьезном медиа, который вы занимаете в вашем возрасте. Вам его не на тарелке принесли в момент окончания школы. И я уверен, что у кого-то из ваших одноклассников или однокурсников это вызывает не только восторг. Много кто хотел бы оказаться на вашем месте.

То же и со мной. Только я всегда учился на чужом успехе. А они пытаются чужой успех обесценить. Но что от этого выиграют? Станет спокойнее, когда поедут домой на маршрутке? Вспомнил тут историю.

– Какую?

– Несколько лет я работал советником губернатора Тульской области по спорту. Внештатно, ни копейки не получал. Но каждый раз, приезжая в Россию, посещал Тулу. Привозил спортивный инвентарь, книги, проводил бесплатные семинары. Как-то после поездки «Комсомольская правда» дала новость: «Невский подарил гантели всем тульским школам». Знаете, какой был первый комментарий?

– Не представляю.

– «Вот урод!»

Так что на всю эту историю я уже смотрю со смехом. Кстати, обычно гнусности не читаю – и позитива навалом. Но вот когда делать что-то лень, обязательно просматриваю гадости. Они меня заряжают. Сразу думаю: «Надо их еще больше порадовать».

– Хейтеров?

– Именно. И иду качаться, думаю над новым фильмом, книгой.

Конечно, хочется, чтобы писали только хорошее. Но мы живем в мире интернета. Сейчас все имеют возможность получать любую информацию, выражать мнение. Другое дело, что жить надо своей жизнью. Не обязательно всех любить, но жизнь должна быть своя. За меня не переживайте – у Невского все отлично. Лучше тратьте время на себя и близких.

– Лично с хейтерами общались?

– Посмотрите на меня. Можете представить, что кто-то выскажет все претензии в глаза? Да и что говорить?

Только какую-то чушь исподтишка делают. Недавно выходил из издательства, где только что вышла моя новая книга. Навстречу шли три молодых человека щуплой комплекции. Лет по 17, в шапочках. Увидели меня – обошли. Когда оказались метрах в 10, крикнули: «Вот так вот, вот так вот». И побежали. Такие своеобразные фанаты.

Но я каждый день встречаю и людей, которые благодарят, что мой пример помог им изменить жизнь. Таких очень много. Разве с ними сравнится какой-то балбес, который материт меня в интернете?

– Не хотите с ним встретиться?

– Представьте, что вы идете сейчас домой. В хорошей одежде, классно выглядящий, успешный. И бомж, который сидит в грязной луже, плюет вам на ботинок. Что будете с ним делать? Конечно, мимо пройдете. Не бить же: где вы и где он. Вот и ответ. Тем более драться честно никто не станет. Я это рано понял.

– Как?

– Видите шрам на руке? На дворе стоял 1991 год. Я пошел драться, а человек взял бритвенное лезвие. Положил между пальцев. Бил по лицу, хотел попасть в глаз. Получилось только по руке. Хлынула кровь, я засосал ее ртом и стал выглядеть, как вурдалак. Но боли не чувствовал, хотя до вены оставался миллиметр. От того человека, естественно, мало что осталось.

От другого товарища получил на память нож. Такая хорошая выкидуха, сделанная на зоне. Полез с ней на меня.

– На съемочной площадке травмы получали?

Видели в «Максимальном ударе» сцену, где беру в руку скутер, трясу его, потом отбрасываю в сторону? Раскрою тайну – не держал я его так на весу. Его подвесили на тросе, который потом стерли компьютерной графикой. Но смысл в чем: в момент, когда отбрасываю, трос должны отпустить, скутер – упасть. Только ребята случайно отпустили трос чуть раньше. Если бы не убрал руку, ее бы могло вырвать из плеча. Хорошо, что реакция не подвела.

Александр Невский

– «Максимальный удар» ваша 10-я актерская работа в Голливуде. Часто пересматриваете предыдущие девять?

– Не очень. Но всегда с удовольствием.

– Видите прогресс?

– Конечно. И в новом фильме он особенно заметен, потому что я играю совсем по-другому. Не показываю мышцы и под Арнольда челюстью не работаю. Все потому, что за полгода до съемок Анджей Бартковяк (режиссер «Максимального удара» – прим. Eurosport.ru) нанял мне преподавателя по актерскому мастерству – Наталию Ногулич. Она американка родом из Сербии – актриса театра и кино. Работала с Джетом Ли, Сигалом. Киностудии приглашают ее, чтобы поднатаскать актеров для роли. Вот и мы с ней работали – над сценарием, персонажем.

– Что нового узнали?

– Целый мир. Дело в том, что на курсах актерского мастерства я учил The Method – систему Станиславского в пересказе Ли Страсберга. Она мне жутко не нравилась. Вот это: «Учитесь надевать маски, копаться внутри себя, искать личные драмы».

Ногулич тоже преподает эту систему. Только не по версии Страсберга, а по Стелле Адлер и Стенфорду Майзнеру. Они плясали не от копания в себе, а другого постулата Станиславского. Он же говорил гениальную вещь: «Вы не будете плохим актером, если правдивы в той ситуации, которая вас окружает. И неважно, как вы натренированы в актерском плане».

– А вы были правдивы?

– Задал этот вопрос Ногулич. Показал фильмы и говорю: «Ответь, пожалуйста». Наталия посчитала, что да.

Мои фильмы могут нравиться или нет. Но, думаю, они стали такими успешными по двум причинам: крутые актеры и та самая правдивость.

– Замечания она какие-то сделала?

– Не без этого. Я и сам понимаю, что во многих картинах кажусь терминатором.

Если присмотритесь, в «Московской жаре» Сережа Горобченко все время ест. Майкл Йорк то перстень теребит, то из кармана что-то достает. Кристанна Локен в «Черной розе» постоянно чем-то занята. А я до «Максимального удара» частенько в кадре просто стоял. Не научили меня. Зато я умею иное.

Вы не назовете ни одного другого российского актера, кроме меня, желания которого достаточно, чтобы запустить международный проект с большим бюджетом и звездами. Закончить его и выпустить в прокат по всему миру. Без поддержки государства и каналов. Вот вам еще один ответ на вопрос, почему мне так завидуют.

– Представим, что человек не видел ни одного вашего фильма. С чего ему начать?

– Мне нравится «Черная роза». Я ее продюсировал, играл главную роль, выступил автором идеи. И впервые работал как режиссер. В апреле она вышла в США в ограниченном прокате, а в июне на Netflix и других платформах – Hulu, Vudu, Google Play, iTunes.

Кстати, The Hollywood Reporter наехал на «Розу». Написал, что это классическая тупая картина для Америки Трампа. Как же так: история о русском менте, который приезжает в Калифорнию и начинает стрелять в бандитов перед тем, как зачитывать им права, а американец-начальник говорит, что он все делает правильно. Понятно, что этот полицейский произвол им не понравился. Но разве это объективная критика? Они что, серьезно рассмотрели художественные достоинства и недостатки? Нет, конечно.

Вот американский Forbes сравнил «Черную розу» с фильмами Хичкока и Уолтера Хилла. Взял у меня большое интервью. Я стал первым актером из России, с которым они общались.

– Максимальный рейтинг фильмов, которые вы продюсировали, на «Кинопоиске» – 2,62 («Разборка в Маниле» – прим. Eurosport.ru). Почему все так плохо?

– Да не плохо. Просто этот самый чувак дает команду своим хомячкам.

– Кто?

– Ну как это зовут… Который делает обзоры…

– BadComedian?

– Зачем он дает ее?

– Конкретно этот парень хотел на меня работать со времен «Розы». В пиаре. Какие-то ролики записывать. До этого я никогда о нем не слышал. Рассказала пиарщица – на тот момент Лена. Сказала, что звонил человек. Прислала ссылку на его обзор «Форсажа да Винчи».

– Посмотрели?

– Первый и последний раз. Мне стало противно.

Фильм он не громил, только хохмил в гнусном виде. Но напрягло даже не это. А то, что человек вставляет свою физиономию в мой контент. Поэтому я позвонил пиарщице и объяснил, что работать с ним не буду. Она говорит: «Как же так? Он для интернета, это раскрутка». Ответил, что раскрутим по-другому.

– Как?

– Помню, написал в твиттере: «Показали обзор от какого-то бездаря, предложили с ним работать. А я направлю к нему адвокатов». С этого момента чувак столько пиара мне сделал! Просто живет моей жизнью.

Думаю, он любит меня. Я вот влюблен в девушку Марию, а он – в меня. Но это ничего. Хорошо, что не в Кевина Спейси. А то тот мог бы и взаимностью ему ответить. А Кевин в любви жесток, как мы теперь знаем.

– Эти обзоры смотрят по несколько миллионов человек.

– Это самое смешное. Что люди ждут от него каких-то творений. Что вставит физиономию в очередное мое кино и начнет гундосить. Ну и дай бог им здоровья, если они это воспринимают. Хотя закрыть его обзоры стоит полторы тысячи долларов. Официально. Через людей, которые занимаются защитой авторских прав. Пару раз я из принципа заплатил – закрыли. Потом он этим ребятам письмо писал: «Да как же так? Я четыре дня работал, а меня заблокировали. Да что это за безобразие?»

Четыре дня он работал, ага. Он вставляет физиономию туда, над чем люди годами трудятся. Но больше я не трачу полторы тысячи.

– Почему?

– Зачем? Есть дела намного важнее. Вот сегодня Deadline Hollywood – главное медиа о киноиндустрии США после The Hollywood Reporter – анонсировал американский прокат «Разборки в Маниле». После всех интервью и тренировки я буду звонить дистрибьюторам в США по этому поводу, договариваться о деталях релиза. Вот что важно.

Грузиться совковым блогером? Конечно, нет. За полторы тысячи лучше хороших сигар прикупить!

Александр Невский

– Рейтинг «Розы» на IMDB – 4,1. Это в любом случае мало.

– Так это мой режиссерский дебют. Дайте немножко развернуться. Еще чуть-чуть поснимать. Будут семерки, восьмерки, десятки. Все будет хорошо. Главное, чтобы движение шло. А оно идет. Помню, после одного фильма интернетный критик написал: «Так бы хотелось, чтобы Невского ждала судьба «Титаника». Вместо этого он прет, как атомный ледоход». Он прав.

– Восемь фильмов как продюсер. Какой из них самый сложный?

– Новый. «Максимальный удар». Это самый большой проект в карьере. Не только по бюджету и уровню актеров. Еще и снимали очень долго. Начали в 2015-м, продолжили в 2016-м, закончили в 2017-м. Сейчас конец 2017-го – только выходит в России. На следующий год закроем все международные сделки, и только после этого предстоит релиз в США и Канаде. Короче, процесс небыстрый.

– Почему так?

– Анджей Бартковяк – режиссер такого масштаба. Он никогда не снимал независимого кино, только для студий – Warner Brothers, Universal, Sony. Конечно, он поднял уровень картины. Из-за этого выросло число съемочных дней. Даже месяцев. Бюджет увеличился, постпродакшн. Но зато на выходе смотрится, как большое кино.

Хотя оно большим и является. Посмотрите на команду. Постановщик трюков Джеймс Лю только что получил «Эмми» за «Люка Кейджа». Сценарист Рос ла Манна написал франшизу «Час Пик» для Джеки Чана. А актеры? Марк Дакаскос, Келли Ху, Том Арнольд, Дэнни Трехо, Билли Болдуин… Хотя вместо него должен был Алек. Но не смог – все время играет Трампа на американском ТВ. Подстраховал Билли, который сейчас выглядит почти как брат.

– Кого уговаривали дольше всего?

– Под Бартковяка все шли с удовольствием. Скажу, кого не удалось затащить. Но не сюда, а на первую картину – «Московскую жару». Помните, одну из главных мужских ролей там играл Майкл Йорк?

– Так.

– Так вот должен был Роджер Мур.

– Тот самый?

– Да. Исполнитель роли Джеймса Бонда. Я хотел с ним сняться. Он тоже. Но отказался из-за загруза по иным проектам. Другое дело, что и Йорк прекрасно выступил. Все-таки номинант на «Эмми». А меня жестко критиковали.

– Кто?

– Любимейшая с детства «Литературная газета». Написала в рецензии, что по сравнению с бодибилдером Невским, который дебютирует в главной роли, Шварценегер – это Де Ниро, Аль Пачино и Ли Страсберг вместе взятые.

Через несколько месяцев рассказал об этом Арнольду. Говорит: «Да ты не расстраивайся. Тебя хоть со мной сравнили. Вот когда вышел фильм «Конан-Варвар», Chicago Sun-Times написал, что физиономия коня, на котором скачет молодой актер Шварценеггер, значительно более выразительная, чем физиономия актера». Знаю, что Арнольд даже вырезал подобные рецензии на себя и развешивал в офисе для смеха.

– Вас вообще не задевало?

– Нисколько. Это просто мнение. А я видел цифры и понимал, что фильм успешный. Только с проката в России «Московская жара» собрала больше миллиона долларов. Со 100 кинотеатров. Цифры «Дозора» были значительно выше, но его делал Первый канал. А у нас независимое кино. Которое на Новый год в 2005-м показали по Первому, выпустили на DVD. В сумме это уже было полтора миллиона.

Столько же принесли международные контракты. Мы продали фильм для кинотеатров на несколько территорий из 40, но все остальные все равно его купили, чтобы показать по ТВ или выпустить на дисках. Кто-то платил за права 50 тысяч евро, кто-то 200 тысяч долларов. Но 40 стран приобрели фильм!

Потом картина вышла в Америке на DVD. Продали 200 тысяч дисков. Дальше ее купили телеканалы Cinemax и Showtime. Тогда же в США впервые написали про меня как про русского Шварценеггера. Не я про себя, а кто-то из крупных медиа. В итоге «Жара» не принесла 100 миллионов. Но с бюджетом в 2 миллиона заработала в три раза больше, хотя не добралась до широкого проката в Штатах.

– Почему?

– Все просто. «Мстители» стоят 100-150 миллионов долларов. Чтобы выйти в кино, нужно еще по 10 тысяч на экран. В Америке их пять тысяч. Значит требуется еще минимум 50 миллионов к бюджету. И это не считая международного проката. У моих картин таких средств никогда не было.

Александр Невский

– Три лучших фильма в истории человечества?

– Назову то, что люблю. Из комедий – «Ирония судьбы». Серьезное, тяжелое кино – «Восхождение» Ларисы Шепитько.

В Голливуде нравятся «Славные парни» Скорсезе. Гангстерская крутая сага, которая сделана в попсовом виде. Жесткая история, но вкусная, как конфеты. Голливудская комедия – «В джазе только девушки». Вообще люблю старое кино, периодически пересматриваю. Хотя чаще приходится включать новое – я голосую за «Золотой глобус».

– Во всех номинациях?

– Да.

– В 2015-м за «Левиафан» Звягинцева голосовали?

– Конечно.

– Есть объяснения, почему его фильмы так заходят на Западе? Иностранцам действительно нравится немытая Россия?

– Нет-нет. Никто не будет давать наград только за то, что сделал чернуху, а не агитку. Исключено. Да и ничего особенного в этом нет. Масса американских режиссеров снимает Америку в сером цвете. Только художникам не нужно приклеивать ярлыки. Давайте лучше поддержим их. Тем более Звягинцев создает талантливое кино.

– Кроме него и Сокурова на Западе кто-нибудь котируется?

– Ну что вы. «Утомленные солнцем».

– Я про сегодняшний день.

– А никакого уважения Никита Сергеич Михалков не растерял. Его фильмы продолжают считаться классикой жанра, его все знают.

– Даже «Предстояние» и «Цитадель»?

– Я считаю, что они сняты на уровне голливудских блокбастеров. Это реально большие и качественные проекты. Плюс я никогда не кину камень в любого режиссера, потому что кино – колоссальный труд огромного числа людей. Рассуждать, кто хорош и плох – легко. Но я знаю, как тяжело создать кино. Это адский труд. И ничего кроме уважения к коллегам не испытываю.

Фильмы Михалкова вы найдете в любой стране мира. 15-летней давности, ну и что? Вы много знаете режиссеров, которые получили «Оскар» за зарубежное кино? Звягинцев не получил еще.

– У русских актеров в Америке не получается. Они там не нужны?

– Проблемы не только у русских. У других иностранцев, да и у самих американцев – тоже. У них огромная конкуренция.

В актерском киносоюзе Америки – Screen Actors Guild – около 120 тысяч членов. Его членами становятся только те, кто несколько раз снимался в голливудских проектах. Чтобы иметь страховку от профсоюза, в год вы должны зарабатывать не меньше 12 тысяч долларов актерской профессией. Это пара недель съемок. При этом страховку, а значит и хоть какую-то работу, имеют только около 10% членов профсоюза.

То есть примерно 100 тысяч актеров сидят без работы. Конкуренция чудовищная. Чтобы выстроить карьеру, надо такой пазл собрать и такую пуленепробиваемую уверенность иметь! Вот я всегда знал, что буду сниматься. И никогда веры в собственные силы не терял. Даже когда только переехал в Калифорнию, был без работы и только ждал нормальные роли. Предложения-то и тогда имелись, но звали играть только бандитов из России.

– От чего отказались с трудом?

– Самый первый оффер. Ван Дамм лично приглашал в фильм «Тайна ордена» – The Order. Для меня в юности Жан-Клод значил немногим меньше Арнольда. Да еще перед отъездом из России я раздал 100 интервью, как буду завоевывать Запад. И пропал на полтора года. Тут такое предложение. Всего эпизод в начале, но все же. Отказал. Объяснил, что не эти роли хочу в Голливуде играть.

– Правда, что после ухода в политику некоторые свои роли Шварценеггер отдавал вам?

– Ха-ха, нет. Такая информация ходила, когда я снимался в «Убийстве в Вегасе». Даже знаю, что ее специально запустили продюсеры. Но это лишь слух.

Александр Невский

– Россия и США сейчас в сложных отношениях. На вас в Голливуде это сказывается?

– Нет. Негатива вообще не испытываю. Хотя не скрываю, что я патриот, у меня красный российский паспорт в кармане. В отличие от коллег, которые пытались сниматься в США, а теперь с трудом в России работу находят, я не гражданин Америки. Только грин-карта есть. При этом я не против этой страны. Мне нравятся американцы, Лос-Анджелес – прекрасный город.

Мое мнение: Россия и Америка – великие страны, которые должны дружить и управлять миром. Главные враги друг другу не мы и даже не Северная Корея, а терроризм. Те отморозки ничего не говорят, они просто убивают людей. Им все по барабану. Поэтому тратить силы на гонки вооружений, на накопление злобы – в корне неверно. Хорошо, что президент Путин и президент Трамп хотят эту историю исправить. Только им никто не помогает.

– В смысле?

– Посмотрите на медиа, других политиков, деятелей искусств. Разве многие из них проявляют заинтересованность в дружеских отношениях между нашими странами?

Один пример. Обычно во время полета из Москвы в США я смотрю фильмы. В прошлом году за один такой перелет посмотрел сразу три картины. Самое интересное – какие. «Человек ноября», в которой Пирс Броснан мочил русских. «Великий уравнитель», где Дензел Вашингтон резал русских. И «Заложница 3», где Лиам Нисон душил русских.

Когда зрители это видят, потом включают CNN, а там идут документальные фильмы о том, какой ужас в России… А наши здесь делают зеркальную историю. Понятно, что это сказывается на умах людей и их отношении к стране.

– В ноябре Овечкин объявил о создании общественного движения Putin Team. Туда уже вошли Малкин, Ковальчук, Проводников, Карякин. Не хотите присоединиться?

– Я вне политических объединений. Но скажу, что думаю.

Я переехал из России в США в 1999-м, потому что кино в стране было угроблено. Его не существовало. Кинотеатры превратились в автосалоны, хорошие актеры считали за счастье сниматься в рекламе колбасы. А политика Путина изменила страну. Сейчас она входит в пятерку по бокс-офису. Он превышает полтора миллиарда долларов в год.

Театры переполнены. Посмотрите, как относятся к физкультуре. Наверняка вы застали сверстников, которые пили пиво по улицам. Сейчас это уже не модно. Модно спортом заниматься.

– То есть вы за Путина?

– Я всегда за конкретные дела. И считаю, что лидера надо поддерживать. Это касается не только нас. Когда голливудские коллеги готовы распять Трампа только потому, что он республиканец – это же бред. Кому они этим помогут? Чего хорошего от того, что они топчут лидера своей же страны?

То же самое у нас. Когда пытаются сказать что-то некорректное о нашем лидере, думаю: «Вы что вообще делаете?» Он законно избранный президент, который реально изменил страну к лучшему.

Знаете, я не вступил ни в одну партию. Не претендую на госфинансирование, никогда им не пользовался. Не планирую в Думу. Всегда говорю что думаю. И сейчас хочу сказать: я считаю Путина великим президентом. Горжусь тем, что лично видел его.

– Где?

– Посмотрите ролик 2012-го года. Он только выиграл выборы, стоит на ступеньках и читает Есенина. Кто виднеется сзади? Я. И я счастлив, что наблюдал его. Как и Михаила Горбачева, с которым общался лично.

– Вы были доверенным лицом Путина?

– Нет. Политика мне не очень интересна. Лучше книгу напишу или фильм сниму. Просто всегда говорю что думаю. Как и про Трампа. В Голливуде про него нельзя сказать хорошо. Но как-то меня там спросили: «А что вы думаете о нем?» Ответил честно: «Я симпатизирую президенту Трампу. Он говорит добрые слова про Россию, призывает дружить с ней – это же круто».

Александр Невский

– История с Харви Вайнштейном. Верите в боязнь актрис, что их перестанут снимать после признаний?

– Не мне судить. Но после тех гнусностей, которые творил Харви, они имеют право говорить о нем, что считают нужным. Хорошо, что подобных людей наконец-то призывают к порядку.

Другое дело, что в Голливуде многое цинично. Проделки Вайнштейна там ни для кого не новость. Эти ситуации давно обсуждались. Девушки поднимали вопрос. Только их никто не слушал, а фильмы братьев Харви и Боба собирали в прокате и получали «Оскары».

– Что изменилось?

– У The Weinstein Company большие проблемы с финансированием. Это началось до скандала. Серьезные люди поняли, что есть возможность совсем их завалить, и понеслось. Хотя хорошо, что понеслось. О таких вещах нужно рассказывать. Кстати, эту ситуацию можно связать и со здоровым образом жизни.

– Что имеете в виду?

А посмотрите, как выглядел Вайнштейн и как закончил. Это взаимосвязано. В Голливуде есть такие печальные истории распутного и нездорового образа жизни. Несчастная Линдси Лохан, которая была суперзвездой и что с ней стало… Но существуют и обратные примеры.

В будни я тренируюсь в Беверли-Хиллз, где живу. По выходным езжу в Gold's Gym в Венис. Это самый известный зал в стране, с большой историей. И в нем можно встретить не только Ван Дамма или Арнольда. Там качается Райан Рейнольдс. Клуни заезжает. Кирк Дуглас, которому сейчас 100, еще 10 лет назад тренировался с сыном Майклом. Представляете? Качался в 90!

– Как часто вы ходите в зал?

Минимум пять раз в неделю. Когда в плотном графике, как сейчас, часок занимаюсь силовыми упражнениями. Потом минут 20 делаю кардио и 10 минут плаваю. Дальше немного в джакузи сижу.

– Вы говорили, что взяли псевдоним…

– Невский не псевдоним. Это фамилия, которая стоит во всех моих документах (показывает паспорт с фамилией Невский – прим. Eurosport.ru).

– Тогда так: правда, что вы сменили фамилию, потому что очень понравился фильм про князя?

– Что вы! Просто папа говорил: «Не надо позорить бодибилдингом фамилию Курицын». Хотя я ее никогда не скрывал. А тот детский сад, который устраивали по этому поводу в интернете, это просто смешно… Но видите, сколько у меня скелетов в шкафу: бывшая фамилия Курицын, три титула «Мистер Вселенная» не по версии NABBA. Опасный я человек, ха-ха-ха.

– Рассматривали варианты кроме Невского?

– Македонский. Хорошо, что не взял. В 90-е появился такой известный наемный убийца. Представляете, какие ассоциации вызывал бы? Еще нравился герой книги Луи Бусенара «Похититель бриллиантов». С фамилией Шони. Александр Шони. Думал, что возьму себе такую.

– Вы говорили, что нельзя лежать на диване, всегда надо двигаться и идти к новой цели. Ваша цель сейчас?

– Одна из них – фильм «Максимальный удар».

– Это уже прошедшее время.

– Ну что вы. Сейчас только российская премьера. Потом я вернусь в Америку, буду выпускать «Разборку в Маниле». Договариваться с Netflix, Redbox, одним из телеканалов. Дальше «Удар» выйдет по всему миру. И только после этого я начну снимать следующую картину – Savage Attack. В России ее почему-то переводят как «Яростная атака». Скорее «Безжалостная атака». Поработаем вместе с ребятами, которые создали «Рейд». Классный индонезийский фильм.

Все, что происходит со мной – волшебство и сказка. Посмотрите на эти два фото из моей новой книги «Бодибилдинг и другие секреты успеха».

Александр Невский

Слева я на первых боксерских соревнованиях в 1986-м. Ни мышц, ни образования, ни связей, ни денег. Отец, профессор МГИМО, ничем не помогал маме. Она работала в химчистке в две смены, чтобы нам было на что кушать. Советский Союз, вроде нет бедных. На самом деле они были. Мы ими были.

В том возрасте я только смотрел на фотографию Арнольда на стене. И, кажется, не подвел того тощего паренька, каким являлся. Потому что на фото справа – я в Беверли-Хиллз в 2016-м, во время работы над 10-й голливудской картиной. 30 лет жизни мечтой!

Но то, что я сейчас делаю – никакой не итог. Всего лишь этап. Следующие фильмы будут еще большего бюджета, в них поучаствует еще больше звезд. Не успокоюсь, пока не снимусь вместе с Арнольдом и Ральфом, а также с Сильвестром Сталлоне и Энтони Хопкинсом. Сейчас я только разогреваюсь, как говорят в настоящем бодибилдинге.

Другие интервью Александра Головина:

0
0