Три черные точки медленно ползли по ослепительно белой поверхности горы. На высоте в несколько тысяч метров у ветра будто появляются заостренные лезвия, которыми он шинкует тело даже сквозь защиту. Солнце отражается от обледенелой корки снега и выжигает глаза через защитные очки и кладет тропический загар на открытые полоски кожи лица. Трое советских альпинистов в сентябре 1933 года карабкались на самую высокую точку СССР – пик Сталина высотой 7495 метров.
Ни один альпинист к тому времени не покорял такую высоту. Академия наук несколько лет изучала горную систему Памир в Таджикистане – осталось забраться на ее вершину. На высоте более шести тысяч метров из отряда остались трое – лидер Евгений Абалаков и его напарники Александр Гетье и Николай Горбунов. Альпинисты тащили метеостанцию весом в несколько десятков килограмм, чтобы по заказу Академии наук установить ее на пике.
Но постепенно высотная болезнь брала свое. Сначала стало плохо с сердцем Гетье, а затем Горбунов остановился из-за сильнейшего обморожения ног. Абалаков оглядел напарников и их тяжелый груз. Если он пойдет дальше, то рискнет жизнью: карабкаться в одиночку, таща метеостанцию, а затем одному устанавливать тяжеленный прибор на высочайшей точке страны. Это был выбор между жизнью и смертью, и Абалаков оказывался перед ним не впервые.
Скалолазание
16-летняя чемпионка мира по скалолазанию разбилась в результате падения
16/06/2020 В 09:56
Евгений родился в 1907 году в Енисейске в семье казака. У Жени было двое братьев – Михаил и Виталий, который в будущем тоже стал знаменитым альпинистом. Спустя всего три года после рождения младшего сына родители погибли, и троих братьев отдали на воспитание дяди из Красноярска. Для многих местных детей того времени главное развлечение дарили горы. Возможно, ребята, рано потерявшие родителей, подсознательно испытывали тягу к смерти – Женя и Виталя залезали в такие места, куда у остальных подростков не хватало духа забраться.
Братьев интересовало не только опасное хобби – со временем они перебрались в Москву: Виталий поступил на инженера-химика, а Евгений – в престижный художественный институт имени Сурикова. В то время был особенно востребован соцреализм, и Евгений выбрал его, став скульптором.
Со временем Абалаков стал признанным мастером, а его произведения регулярно побеждали на выставках. Но горы не шли из мыслей Евгения ни во время учебы, ни после. Его памятник альпинистам до сих пор украшает «Лужники». А другие произведения Абалакова, вроде «В.П. Чкалов», «Защитники Кавказа», памятник Ленину в Керчи, «Альпинистка» в Евпатории и т.д., разбросаны по всему СССР.
В 1932-м Евгений закончил институт и перед ним маячило обеспеченное будущее престижного художника, но смертельная опасность и разряженный воздух гор не отпускали. Братья Абалаковы стали профессиональными альпинистами и устроились на работу в Академию наук, совершая спортивно-научные восхождения.
В середине ХХ века альпинизм был плотно связан с политикой, а сами спортсмены становились знаменитостями наравне с летчиками-испытателями. Образ покорителя вершин идеально рифмовался с целями коммунизма. А еще альпинисты выполняли две важные функции – наносили на карты малоизученные районы страны. И занимались поиском возможных залежей полезных ископаемых – особенно урановых руд, необходимых для создания атомного щита. Отношение с одной стороны к богеме, а с другой – к секретным данным привлекало к знаменитым альпинистам внимание спецслужб. Их вербовали в качестве агентов, либо принуждали к сотрудничеству с НКВД и КГБ.
Абалаков почти не знал неудач в горных экспедициях. В 1931 годуЕвгений с братом Виталием и его женой Валентиной Передовой совершили траверс (покорение нескольких вершин за один заход) Дыхтау – Миссес-Тау. Это было первое советское восхождение на сложные кавказские вершины. Евгению дважды пришлось вернуться, не дойдя до цели. В первый раз одному из участников экспедиции стало плохо из-за обморожения, и лидер группы попросил Абалакова сопроводить пострадавшего обратно в лагерь. В другой раз восхождению помешала смерть.
В феврале 1933 года Евгений вместе с Даниилом Гущиным отправились на Эльбрус под руководством Алексея Гермогенова. Группа готовилась к траверсу двух вершин. Первую они прошли по плану, спустились в низину и двинулись ко второму пику. Вдруг у Гермогенова горлом пошла кровь. Абалаков и Гущин решили не бросать тело, а спустить его в лагерь. С тяжелый грузом и с простенькой экипировкой первой половины века альпинисты едва не провалились в расселину.
Щель в скалах закрывала снежная шапка, и Евгений, Даниил и привязанное к ним тело провалились в дыру. Как в кино, спортсмены повисли цепочкой с трупом внизу и Абалаковым в центре. Кое-как Евгений зацепился за скалу и привязал себя к ней. В это время Даниил обрубил веревку и отправился за помощью один. Целую ночь Абалаков провисел в расселине с привязанным к нему трупом до появления спасателей.
В сентябре того же года Евгений отправился покорять пик Сталина, чтобы по просьбе Академии установить на нем метеостанцию. Члены его отряда не справились из-за сердечного приступа и обморожений, и Абалаков решил тащить тяжеленный гаджет в одиночку. Несколько часов он пер станцию на пик. Самая высокая точка страны встретила отчаянного спортсмена режущим ветром, слепящим солнцем и величественным спокойствием древних гор. Абалаков едва не лишился зрения от солнца, в одиночку устанавливая станцию.
Полуослепший с двумя пострадавшими напарниками Абалаков спустился с высочайшей точки планеты, которая к тому времени покорялась человеку. За потрясающее достижение альпинисту выдали жалкую премию – 105 рублей 11 копеек. Только год спустя Абалакову выбили звание заслуженного альпиниста СССР и к ста рублям добавили именные золотые часы.
Сталинских репрессий Евгению Абалакову удалось избежать, а вот его брату – нет. В 1938 году Виталия и нескольких других альпинистов обвинили в шпионаже. Многих спортсменов тогда расстреляли по фейковым обвинениям. Но Виталию повезло: в 1940 году его освободили. Все два года Евгений отчаянно просил за брата везде, где мог.
Когда началась Великая Отечественная война, Абалаков пошел на фронт добровольцем. Он попал в знаменитую мотострелковую бригаду особого назначения – ОМСБОН, – которая была составлена из лучших спортсменов Советского союза. Первые два года альпинист воевал под Москвой, и когда линию фронта, наконец, отбросили от столицы, Евгения перевели на Кавказ – заниматься тем, что он умеет лучше всего. С 1943 года капитан Абалаков воевал на ключевых перевалах, а после стал инструктором и готовил офицеров горно-стрелковых частей к боям на Закавказье, Балканах и в Карпатах.
После войны Абалаков вернулся к любимому делу. Всего Евгений покорил более 50 вершин, проводил научные исследования, наносил на карты невиданные ранее хребты и ледники Памира и Тянь-Шаня. Альпинист побывал на всех семитысячниках СССР и совершал уникальные траверсы из семи вершин подряд – в то время никто в мире не делал подобного. Абалаков выступал с лекциями и был настоящей звездой. А еще спортсмен знал расположение крупных рудников, из которых добывалось сырье для секретного атомного оружия.
В начале 1948-го самый знаменитый альпинист СССР захотел выйти за рамки страны и заговорил о путешествии в Гималаи и покорении Эвереста. Идею поддержал адмирал Иван Папанин – знаменитый исследователь-полярник. Дело двинулось, и Евгений сформировал группу из самых надежных альпинистов, с которыми он и покорял горы, и воевал на Кавказе.
24 марта Евгений вместе с другом-альпинистом Юрием Арцишевским пришел в гости к еще одному спортсмену, который работал врачом. Мужчина жил в коммуналке, хозяин которой Георгий Беликов, по слухам, занимался разработкой ядов в НКВД. Друзья выпивали, смеялись и обсуждали будущую экспедицию. Ночью в ванной коммуналки обнаружили два трупа – Абалакова и Арцишевского.
«Они принесли с собой бочонок вина. Мы немного посидели, выпили, потом они пошли в ванную мыться. Примерно через час я зашел туда и обнаружил их мертвыми, а из газовой колонки шел газ. Вызвали «скорую», милицию», – рассказал в интервью «МК» Беликов.
В версию отравления не поверил никто, кроме милиции и НКВД. Никто так и не объяснил, зачем двое мужчин пошли мыться в чужой коммуналке среди ночи, не говоря о том, почему газом отравились только они. «Газ не выбирает. Или все жильцы квартиры должны были погибнуть, или все остаться живы», – говорил член Академии наук профессор Летавет.
Трупы тоже выглядели странно. Синюшный оттенок кожи говорил об отравлении – либо ядом кураре, либо калием, которые были популярны у КГБ в те годы. В самой ванной были следы борьбы. А когда тела вернули родственникам, у Абалакова не было половины грудной клетки и желудка – под похоронный костюм вставили каркас. Официальное расследование смерти началось лишь спустя два месяца после похорон и показало отравление угарным газом.
Жена и сын погибшего Евгения Абалакова никогда не верили в версию следователей. Годами они добивались правды, но так и не узнали, как альпинист умер на самом деле. Чтоб бы ни убило спортсмена – газ или яд – это никогда не отменит научных достижений экспедиций отважного спортсмена.
В честь Евгения Абалакова назвали пик на Памире, и горные вершины на Тянь-Шане, Коммунаре и Такмаке. Именем братьев Абалаковых в родном для них Красноярске названа улица. В городе до сих пор проводятся всероссийские соревнования по скалолазанию, посвященные памяти знаменитых братьев-альпинистов.
Еще тексты о скалолазах:
Группу Дятлова убила лавина. Почему через 60 лет люди верят в инопланетян и заговор КГБ
«Продал себя в сексуальное рабство». Украинский скалолаз обвинил тренера сборной в педофилии
Скалолазание
Чемпион мира совершил опаснейшее восхождение по Пещере трех мостов
07/10/2015 В 11:00
Скалолазание
70-летняя бабуля покорила крупнейшую горную вершину Америки
06/10/2021 В 15:48