Eurosport

«Перед гонкой астматики пшикали лекарства в рот». В лыжах на Западе новые допинг-истории

«Перед гонкой астматики пшикали лекарства в рот». В лыжах на Западе новые допинг-истории

29/01/2019 в 16:58Обновлено 29/01/2019 в 17:59

Пока МОК отбирал золото Олимпиады у Легкова, австриец Йоханнес Дюрр рассказал невероятные вещи про переливание крови, астму и эритропоэтин.

Документальный фильм с признаниями Дюрра «Жадность к золоту» появился на немецком телеканале ARD, который мочил Россию несколькими годами ранее. Среди авторов указан Хайо Зеппельт – один из главных палачей русского спорта. Раскаявшийся допингист Дюрр наговорил много любопытного. В феврале он очень хочет выступить на домашнем чемпионате мира в Зеефельде и вернуть признание национальной федерации – для этого выбрал путь открытости, который пока обходит стороной Александр Логинов.

Новостники русских спортивных медиа основное внимание уделили фрагменту про астму, что правильно в условиях информационной войны с норвежскими журналистами. Европейские медиа увидели в пересказе фильма другое: манипуляции с кровью. Дюрр совершал запретные действия на территории Германии и Австрии, и прокуратура Мюнхена завела дело о кровяном допинге в лыжных гонках.

Спортсмен уверяет, что раскаивается – в Зеефельде он не хочет слышать упреков от возмущенных соперников. «Когда у меня нашли допинг, я хотел выпрыгнуть из окна, – признается лыжник. – Эта мысль была настолько осязаемой, что только в последний момент, стоя у парапета, я подумал о сыне».

Йоханнес Дюрр

Йоханнес Дюрр SID

Кто такой Йоханнес Дюрр?

Австрийцу было 26 лет, когда начался олимпийский сезон-2013/14. Гонкой-открытием стал пасьют из точки в точку на «Тур де Ски» – последний в истории многодневки. Легков, Черноусов, Халварссон, Нуртуг и Йесперсен гнались за идущим впереди Сундбю, но безуспешно – Йесперсен откровенно тормозил группу, а Нуртуг привычно болтался сзади. Переломить ситуацию попытался только внезапный Йоханнес Дюрр – он догнал незадачливых преследователей и возглавил погоню.

Дюрр не вывез лидерство, но через несколько дней сенсационно стал третьим на Альпе ди Чермис, а Нуртуг традиционно проиграл. Аналитики стали учитывать кандидатуру австрийца в предолимпийских раскладах на подходящей ему горной трассе Сочи. В скиатлоне Дюрр стал восьмым и уехал тренироваться домой – спринт и гонка классикой ему не подходили. Оставался марафон: тот самый, где медали взяли Легков, Вылегжанин и Черноусов. Но 22 февраля, за день до гонки, Дюрр узнал о положительном анализе на эритропоэтин – подвела проба, взятая на этом домашнем сборе.

Йоханнес получил два года дисквалификации. Отсидев их, он захотел вернуться, но лыжная федерация Австрии не желала принимать допингиста, сознательно манипулировавшего кровью. Сперва Дюрру не разрешали даже активировать FIS-код, и он выступал в любительских гонках. Лыжник даже открывал краудфандинг, чтобы оплатить сборы и инвентарь – о спонсорах он не мечтал. Но в начале сезона-2018/19 фамилия Дюрра вновь появилась в протоколах FIS: австрийская федерация приняла его обратно. Оказалось, для этого нужно было рассказать Зеппельту про кровяной допинг.

Йоханнес Дюрр

Йоханнес Дюрр Imago

Что такое кровяной допинг?

Манипуляции с собственной кровью спортсмена, признанные допингом в 1987 году. Порция крови забирается, а затем вводится в организм через несколько недель. Согласно исследованиям, уровень МПК (максимального потребления кислорода) увеличивается на 8-10%. Чаще всего кровяной допинг применялся именно в видах на выносливость: лыжных гонках, беге на длинные дистанции.

Когда его запретили, на помощь спортсменам пришли спортивные фармакологи и состряпали эритропоэтин, имеющий аналогичное действие. После уколов эритропоэтина аэробная мощность организма увеличивалась, не задействуя объем циркулирующей крови. Эритропоэтин попал в черный список ВАДА в 2000-м, но сборные России по разным видам спорта баловались им еще очень долго. Негласно кровяной допинг и эритропоэтин считается самым вопиющим методом мошенничества в спорте. Русский лыжник Николай Панкратов в начале десятилетия отсидел два года дисквалификации только за то, что таможенники на границе между Австрией и Швейцарией нашли в его багажнике оборудование для переливания крови.

Йоханнес Дюрр с помощью неких иностранных помощников занимался именно этим. В интервью ARD он рассказал, что помимо эритропоэтина принимал запрещенный гормон роста, колол инсулин, а также переливал себе кровь. Метод был выгоден с соревновательной точки зрения и абсолютно незаметен. Дюрр проводил манипуляции, выезжая в Германию. «Я был очень внимателен – смотрел, нет ли где-нибудь полиции или кого-то еще, кто может за мной наблюдать. Во время забора крови я очень волновался, потому что эти устройства работают очень громко. Так что я всегда боялся быть пойманным», – сказал лыжник.

Таинственным помощникам Дюрр заплатил около 5 тысяч евро. Манипуляции с кровью проводились в разных местах: гостиницах в центре Мюнхена или у аэропорта, мотеле на автомагистрали А8 через Иршенберг в Баварии, в отеле Оберхофа. Последний раз был особо наглым – кровь переливали в отеле Ramada Innsbruck. Аккурат напротив этого здания расположена штаб-квартира федерации лыжных гонок Австрии. Мюнхенская прокуратура возмутилась: недопустимо, чтобы на добропорядочной немецкой территории кто-то совершал такие вопиющие процедуры.

Пробирка с кровью

Пробирка с кровьюSID

Астма все же не безобидна?

Йоханнес Дюрр был совершенно ошеломлен, когда допинг-помощник предложил ему симулировать астму, чтобы получить терапевтическое исключение. «А вокруг меня действительно многие использовали TUE. Перед гонкой они доставали лекарства и два-три раза пшикали в рот», – заявил Дюрр.

Значит, норвежские рассказы о бесполезности астма-препаратов для здоровых лыжников – очередное вранье? Они почти убедили в своей версии лыжный мир, но потом Сундбю в 10 раз превысил допустимую норму сальбутамола, а журналисты из Норвегии в кои-то веки проявили себя профессионалами. Издание VG провело расследование и выяснило, что перед чемпионатом мира 1993 года существовал госзаказ на массовое использование лекарств для астмы больными и здоровыми лыжниками. По статистике около 70% норвежских медалей с 1993 по 2016 годы завоевали астматики. Опрошенные журналистами ученые подтвердили, что астма-препараты могут дать преимущество на лыжне здоровым лыжникам.

В 2011-м Норвегия запустила исследовательский проект: 25 лыжникам и биатлонистам предлагали препараты от астмы вне зависимости от наличия болезни. Может быть, это совпадение, но именно тогда норвежские результаты стали расти в геометрической прогрессии. До 2011-го на подиумы систематически попадал только Петтер Нуртуг – кстати, никогда не принимавший астма-препараты. А через несколько лет никто не удивлялся шести, семи и даже восьми норвежцам в топ-10 Кубка мира. Вот и искренний Дюрр подтвердил подозрения.

Александр Большунов/Мартин Йонсруд Сундбю

Александр Большунов/Мартин Йонсруд СундбюGetty Images

Что скрывают норвежские юниорки?

Норвежцев прижали с астмой, но в лабораториях Olympiatoppen не сдаются. На смену больным астмой приходят страдальцы с нарушенным гормональным фоном. В январе федерация лыжных видов спорта Норвегии опубликовала релиз с информацией о гормонотерапии двух лыжниц. Кристине Ставос Шистад и Хелене Мари Фоссесхольм якобы лечили независимо друг от друга – у них были разные проблемы – но вновь совершенно случайно они оказались самыми перспективными юниорками Норвегии, уже собравшими золото юниорского чемпионата мира..

Фоссесхольм лечилась гормоном роста: в 13 лет девочка выросла всего до 137,5 сантиметров. Гормон роста запрещен ВАДА, и антидопинговое агентство Норвегии выдало ей терапевтическое исключение. Сложно поверить, что в таком возрасте руководство норвежских лыж увидело в Хелене новую звезду. Скорее воспользовалось диагнозом и подсадило юную спортсменку на запрещенный препарат. Президент СБР Владимир Драчев сказал буквально недавно, что в России спортом занимаются здоровые, а в Норвегии сложно попасть в сборную без справки. Врач юниорской сборной Швеции Оса Телаус высказался в аналогичном ключе: «Мы работаем со здоровыми молодыми атлетами».

Шистад принимала разрешенные препараты для ускорения полового созревания и контроля роста. Рост проконтролировали так успешно, что девушка едва не перещеголяла Йоханнеса Клебо. И тем более неясно, зачем лыжнице и ее семье было рассказывать о гормональной терапии, если лекарства абсолютно легальны. По официальной версии, для открытости и демонстрации, что все было сделано честным путем. На деле же гормоны Фоссесхольм и Шистад запросто обернутся полным доминированием на лыжне.

Что будет с лыжными гонками, когда дело Дюрра раскроют?

Во-первых, могут и не раскрыть за истечением срока давности – Олимпиада в Сочи прошла пять лет назад. Во-вторых, даже пойманные преступники вряд ли сильно изменят ситуацию. Вариант, что они вдруг назовут фамилии мировых лидеров, которые пользовались их услугами, все-таки утопичен.

Но насторожиться нужно. Дюрр принимал эритропоэтин в течение нескольких месяцев, и все это время его не могли вывести на чистую воду. Сколько еще таких Дюрров сейчас бегает на Кубке мира? Не легче и от норвежских астмы с гормонами: выясняется, что в лыжах есть много способов мошенничества, и самые новые запросто появятся в скором времени.

Самое страшное – если базовый зимний вид накроет печальная судьба тяжелой атлетики, где за многочисленные нарушения антидопинговых правил дисквалифицировали сразу 10 национальных федераций. В кулуарах уже шепчутся об исключении тяжелой атлетики из олимпийской программы. Если такие разговоры пойдут в лыжах – будет катастрофа.

Другие тексты Валерии Кукалевой:

Eurosport Вконтакте
0
0