Eurosport

Атомный Приб. Как живет самое жесткое противостояние Германии

Атомный Приб. Как живет самое жесткое противостояние Германии

15/04/2017 в 19:35Обновлено 15/04/2017 в 19:39

Во второй Бундеслиге столкнулись «Ганновер» и «Брауншвайг».

Ганновер – пример немецкой компактности. В столице Нижней Саксонии все радости жизни в центре: тут и городская ратуша, и озеро, и турецкий квартал. Стадион находится чуть в стороне. Именно в ту сторону направлялся юноша в бело-зеленых цветах и во весь свой юношеский голос покрывал «Брауншвайг».

«Брауншвайг, мы тебя не любим! Брауншвайг, мы тебе не рады!» – таков был общий посыл молодого человека. Свои выкрики он поддерживал правой рукой, указывая туда, где по его мнению находится Брауншвайг. Левой он поддерживал пиво. Паренек был типичным примером немецкого серфингиста – такие ребята умеют удерживаться на волне максимального опьянения в дни матчей Бундеслиги, почти не сваливаясь при этом в пучину забвения.

У футбольной ненависти «Брауншвайга» и «Ганновера» есть, конечно, и официальная история. В 1963-м году создавали Бундеслигу, и взять все 74 профессиональных клуба не могли, поэтому решили брать только 16 – по сильнейшему из каждой земли Германии. Из Нижней Саксонии выбрали «Брауншвайг», что, мнению «Ганновера», было неправильным. Вряд ли паренек-серфингист в 2017-м году до сих пор обижен именно на это, но фанатам редко нужны логичные причины.

На паренька пристально смотрели полицейские. Пока вся страна отдыхала на четырехдневном пасхальном перерыве, для них это были самые напряженные выходные за последнее время. Кроме того, полицаи обиделись, что с ними не посоветовались при составлении календаря. Выходная пятница давала дополнительный день хулиганам обеих сторон на подготовку пакостей. Гости города, например, хулиганили прямо на возкале. Правда, вряд ли для этого понадобилась особая подготовка.

На последнее дерби в 2013-м в Ганновер стянули 1800 полицейских. Этого оказалось недостаточно: после матча по всему городу правду искали на кулаках, а всего было зафиксировано 272 нарушения порядка, включая серьезные увечия.

За четыре года изменилось многое, а мир и вовсе чуточку сошел с ума: после происшествия в Дортмунде нервы были на пределе, поэтому в этом году на обеспечение спокойствия призвали 2600 полицейских. Менеджеры клубов, работники стадиона, футболисты призвали болельщиков быть спокойными и сконцентрироваться на поддержке своей команды. Кроме того, к проносу на территорию стадиона запретили все сумки крупнее формата А4. 1500 фанатов были под под особым вниманием спецорганов, а 147 самым агрессивным был запрещен въезд в город.

Недостаток игры во второй Бундеслиги в том, что играть приходится в неудобное время – матч ставят или на вечер пятницы, или на утро субботы. В крайнем случае, на вечер понедельника. Дерби было назначено на 13:00 субботы. За полтора часа до матча в одном из традиционных биргартенов у стадиона было поразительно тихо. На руку полицейским сыграла погода – сильный дождь с ветром остудит любого. Фанаты быстро допивали напитки и спешили на стадион.

Уже после начала игры сотня активных гостей полезла на стадион без спроса и билетов. Полицейские мгновенно отреагировали, гостей быстро скрутили. Не сказать, что по этому поводу переживали остальные болельщики. Люди пришли на матч традиционно – семьями, не оставляя дома даже детей. Полиции тут принято доверять и, если организаторы обязались провести игру без проишествий, горожане не задаются лишними вопросами.

Из-за дополнительных мер безопасности некоторые сектора закрыли, но все поступившие в продажу 42700 билетов были проданы еще за пару дней до игры. Кстати, это не первый аншлаг сезона в Ганновере – матчи второй Бундеслиги собирали тут около 50 тысяч болельщиков. «Do you know your enemy?» – уточняли в это время из колонок ребята из Green Day.

Знали соперники друг друга даже слишком хорошо. Кроме того, в этом году им наконец-то было что делить – соседи борются за выход в первую Бундеслигу. Последний раз «Ганновер» одолевал соседей почти 19 лет назад – в далеком 98-м, поэтому перед игрой все переживали.

Повышенные меры безопасности при этом почти не сказались при получении аккредитации. Единственная разница в том, что немцы впервые за четыре года справились с написанием фамилии Щекутин на латинице. «Да я уж понял, что не Мюллер», – засмеялся над акцентом доброжелательный бородач и протянул пропуск. Акцент был таким характерным, что он не стал смотреть даже на удостоверение личности.

Антураж на второй Бундеслиге мало чем отличается от первой. Те же полные стадионы, те же качественные трансляции, столько же знакомых лиц. Разве что борьбы чуть больше, а футбольной идеи – намного меньше. Зато игроки обеих команд быстро сообразили, как срывать аплодисменты толпы – нужно просто пойти в подкат. Поэтому стелились ребята с уверенной стойкостью, иногда даже если были на мяче первыми, а соперников вокруг не наблюдалось.

Приб был одним из лучших: именно он подал победный угловой. Заметен был Приб и после матча – например, приобнял клубную журналистку чуть сильнее, чем она ожидала.

После игры команды сразу собрали экспресс-совещания и прямо на поле обсудили проблемы и пути их решения. Потом в кружок Ганновера кто-то принес шампанское, а с половины поля Брауншвайга им явно завидовали.

Фанаты от радости зажгли файеры, а диктор по стадиону объявил: «Мы осуждаем пиротехнику на стадионе и заявляем, что не имеем никакого отношения к тем, кто это делает».

Фанаты обиделись и на всякий случай запели, что всей душой переживают только за Ганновер и жгут только для них. Этой победы они ждали с 98-го года. Пусть многие из них тогда еще и не родились.

0
0