Eurosport

«Русский? Терпеть не могу русских». Что за город принял ЦСКА и кто здесь живет

«Русский? Терпеть не могу русских». Что за город принял ЦСКА и кто здесь живет

20/09/2018 в 01:02Обновлено 20/09/2018 в 01:27

Живой репортаж Тимофея Загорского из Пльзени.

ЦСКА приехал в Пльзень – огромный по чешским меркам и самый западный мегаполис республики – на Лигу чемпионов с «Викторией». Как и пять лет назад, когда в шестом туре москвичи влетели 1:2 и не вышли даже в Лигу Европы.

В среду история повторилась, только за армейцев приехали потопить поляки («Видзев») и сербы («Партизан»): и те, и другие заполонили центральную площадь еще днем; татуировки, длинные волосы, черные майки с символикой, по дороге братаются с болельщиками ЦСКА славянским рукопожатием (за запястье). Футбольная атмосфера как-то не чувствуется: в отличие от Оломоуца, куда прошлой осенью заглядывал «Локо», фанаты не оккупировали центральные бары, а на улицах тихо и даже не пахнет конфликтами.

***

Здесь пахнет марихуаной. Пльзень – любимчик немецких туристов, потому что близко, дешевый алкоголь, можно достать любые наркотики, а проститутки разрешены и начинаются от 1500 рублей. Возле пяти из десяти баров точно стоит зеленый дым. Один из таких – бар «Вржесина».

Довольно дружное место, потому что с ходу нас поприветствовали местные, а на стенах флаги постсоветских государств.

Официально в Чехии запрещена продажа каких-либо наркотиков, тем не менее они декриминализованы. Стоит просто зайти во «Вржесину», подойти к бару и с улыбкой произнести «пиво а едничка просим» – и вам дадут пакетик марихуаны и бокал Pilsner Urquell.

Интересно, что улица, где стоит бар, начинается с полицейского участка, а вокруг всего этого где-то еще пять схожих заведений. Периодически обыватели видят в них полицейских, которые приходят с портфелями, а уходят без, или наоборот. Добро пожаловать в Восточную Европу.

Во «Вржесине» мы, разумеется, взяли только пиво и пошли на задний дворик, где сидели какие-то странные люди с черными волосами и глазами и говорящие на чешском.

– Вы из Москвы?, – спросил чешский цыган по-русски.

– Да, – ответили болельщики ЦСКА, с которыми я чисто случайно провел следующие восемь часов.

– Я работал с русскими и немного знаю язык. Знаете, что я вам скажу?

– Нет.

– «Викторка» выиграет 2:1.

***

После мы отправились на центральную площадь. По-прежнему мало футбола, но уже видны стикеры, а некоторые – ну такое. Самоиронично.

Совсем недавно тут проходили митинги по поводу советской оккупации Чехословакии в 1968-м. Город обставлен информационными табличками, чтобы все знали: 50 лет назад здесь убили, расстреляли и задавили около 300 чехословаков. Для народов поменьше, вроде чехов, это момент национального объединения, как для русских – ВОВ. Каждый год здесь устраивают подобные шествия, а поколения воспитываются с ненавистью или хотя бы пренебрежением ко всему русскому: если русский, значит рядом какой-то криминал.

Вот такие информационные блоки встречают туристов на центральной площади Пльзени.

Некоторые события здесь приравнивают. Общаясь с чехами, я часто слышал мнение, по которому чехи всегда любили и обожали русских, потому что между нами никогда не было конфликтов. До 1968-го.

«1968 год – переломный год чешско-русских отношений, потому что уважительный взор братского славянского народа исчез практически за один день».

«Пережили Гитлера, переживем и Брежнева».

Как-то раз, года два назад, я поругался с комендантом местного общежития, потому что закурил у входа. «Отойдите за шлагбаум, тут нельзя курить», – сказала она. Я послушался, но обернулся и увидел, как та сама достает самокрутку и, смотря мне в глаза, ехидно поджигает ее. «А почему это вам можно курить у входа, а мне нет?», – удивленно спросил я. – «Потому что я здесь работаю, молодой человек. А вы, кстати, кто по национальности?» – «Русский» – «Я терпеть не могу русских. Ваш отец разъезжал здесь по Праге в 68-м».

Объяснять, почему это невозможно (отцу было на тот момент четыре года), было необязательно, поэтому я громко послал женщину в задницу («Йди до прделе, ты кундо стара») и покинул площадь, демонстративно выкинув окурок на парковку.

Второй случай произошел год назад, когда я пришел в бар Uncle Paya (если можете, поставьте ему низкий рейтинг в отзывах Google – буду признателен) и стал обсуждать политику, но вполне цивилизованно и не громко. Уже уходя, дедушка Пайя, заметно попустившись, заявил, чтобы я больше не возвращался в его бар, потому что «ты русский, а политику здесь русским обсуждать запрещено».

***

Впрочем, это не про всех чехов. Некоторые уважают Россию и считают ее жертвой западной пропаганды. Один из них – Карел из Bikers bar.

Карел выглядит как Рейден из Mortal Combat. Он встречает вас сразу, как вы проходите в зал.

– Давно не виделись! – Карел узнал меня, потому что однажды я ходил к нему в бар 14 дней подряд. Я подружился с ним, потому что:

а) когда-то он учил меня говорить по-чешски; сам говорил по-русски;

б) любит милитари тематику, следовательно многие советские штуки.

«Товарищи, время кончать с алкоголем» (с) И. В. Сталин.

Еще он болеет за ЦСКА.

– Нет, ну я не болею за ЦСКА, но из русских команд почему-то самая русская ассоциируется с названием ЦСКА. Армия. Красная армия. Просто машина.

Помнишь, у тебя была старинная форма ЦСКА? Где ты ее достал?

– У меня много друзей, да и туристы заезжают к нам в город. Со многими мы общаемся, дарим подарки. Нам тоже дарят подарки.

***

Игра началась. Стадион забился, потому что все-таки долго не выступали в Лиге чемпионов. Но было и новшество: прогремевшие в интернете скамейки-банки из-под пива чехи замазали плакатами Лиги чемпионов. А зря – достопримечательность ведь.

А вот под ЛЧ.

По звуку Пльзень была громче, да и по качеству игры. В середине первого тайма Крменчик подстроился под отскок от Бекао и с трех метров расстрелял Акинфеева.

– МИ-ХА-ЭЛ, – произнес голос стадиона.

– КРМЕНЧИК! – добавили зрители.

ЦСКА не слышно.

Десять минут спустя все повторилось:

– МИ-ХА-ЭЛ.

– КРМЕНЧИК!

ЦСКА не слышно, но видно. Кто-то вот забирался повыше.

Но ближе к этому действию, однако, были не чехи.

Другие супер крутые репортажи Тимофея Загорского:

0
0