Eurosport

«Ван Гал расслабил команду походом в стриптиз-клуб». Как попасть из ЦСКА в сумасшедший «Аякс» 90-х

«Ван Гал расслабил команду походом в стриптиз-клуб». Как попасть из ЦСКА в сумасшедший «Аякс» 90-х

08/05/2019 в 14:47Обновлено 08/05/2019 в 14:48

Бывший легионер «Аякса» Андрей Демченко – об агенте Сарсании, миллионном трансфере из ЦСКА и соблазнах.

Чемпионат Европы-1994 (U-18) открыл несколько выдающихся футболистов. На испанских полях блистали Рауль, Фернандо Морьентес, Мичел Сальгадо, Иван де ла Пенья, Ларс Риккен и Франческо Тотти. Лучшим же стал атакующий полузащитник сборной России Андрей Демченко, который вонзил пять мячей и выиграл «Золотую бутсу» турнира. Тот перфоманс изменил судьбу парня родом из Запорожья, который через месяц подписал контракт с «Аяксом» и собрал вместе с командой Ван Гала самые почетные трофеи Европы и мира.

Сегодня Демченко работает помощником главного тренера в харьковском «Металлисте 1925». В интервью Eurosport.ru Андрей вспомнил славные годы в Амстердаме.

– Андрей, 24 года назад вы были игроком «Аякса», который выиграл Лигу чемпионов. Нынешняя команда близка к повторению этого успеха. Верите в это?

– В этом сезоне «Аякс» играет шикарно. Выбили из Лиги чемпионов значительно превосходящие по бюджетам «Реал» и «Ювентус», наколотили больше 160 мячей во всех турнирах. Мне нравится дух нынешнего «Аякса» – он чем-то похож на химию команды, которая выиграла в 1995-м Лигу чемпионов. В жизни и футболе есть понятие цикличности, поэтому я считаю, что пришло время повторить успех. Для этого есть все предпосылки.

Андрей Демченко в составе Аякса

Андрей Демченко в составе АяксаImago

– Почему прорыв случился именно в этом сезоне?

– Совпало множество факторов. Команду возглавил долго работавший с молодежью Эрик тен Хаг, на пост генерального директора пришел Эдвин ван дер Сар, Марк Овермарс стал спортивным директором. Они с детства очень близки и отлично взаимодействуют. Далее – Микаэль Райцигер работает со второй командой, а «Аякс» U-19 тренирует Джонни Хейтинга. Практически на всех ключевых позициях в клубе работают специалисты, игравшие в «Аяксе» или побеждавшие в Лиге чемпионов.

Когда я играл в Амстердаме, такой целостности и преемственности не было – в основном с командами разных возрастов работали тренеры без опыта больших побед и участия в серьезных турнирах. Сегодня наличие в структуре таких победителей, а также богатый урожай воспитанников клубной академии, помогает добиваться результата без мощных финансовых вливаний.

– В «Аякс» вас позвали после чемпионата Европы-1994 (U-18), на котором вы стали лучшим бомбардиром в составе сборной России. Какие еще гранды вами интересовались?

– «Бавария», «Фиорентина», «Ювентус» и еще какой-то испанский клуб. Но самое предметное предложение последовало от «Аякса» – голландцы были готовы заплатить миллион долларов за трансфер. Сумасшедшая по тем временам сумма. По слухам, к примеру, Валерий Карпин перешел в то время в «Сельту» за меньшие деньги.

" Сарсания обещал мне 20 тысяч долларов, а в контракте оказалась прописана гораздо меньшая сумма"

– Кто из «Аякса» был инициатором перехода?

Луи ван Гал. Перед подписанием мне, как и каждому молодому игроку в «Аяксе», устроили трехнедельный просмотр. Бросают на неделю во вторую команду, если проявляешь себя – в первую. Неделю работаешь с основой, играешь две контрольные игры и только потом речь может идти о контракте.

У меня все получилось, я забил несколько мячей, но на подписании возникли проблемы. В Амстердам я отправился с агентом Константином Сарсанией, который перед просмотром пообещал мне зарплату в 20 тысяч долларов, а в контракте я увидел гораздо меньшую сумму.

Луи ван Гал с Кубком чемпионов

Луи ван Гал с Кубком чемпионовGetty Images

– Любой юниор мечтает играть в «Аяксе» даже бесплатно, но вас условия не устроили.

– Скорее не сами условия, а подход. Я объяснил Ван Галу и финансовому директору «Аякса», что я не рвач, но уж слишком сказанное агентом отличалось от условий договора. Разумеется, у них от удивления глаза полезли на лоб. Конечно, со стороны 17-летнего пацана, который получал 500 долларов в ЦСКА, это выглядело как наглость, но в тот момент было очень обидно, что определенные люди хотят на мне нажиться.

– Что было дальше?

– Руководители «Аякса» взяли 15-минутную паузу, после чего предъявили мне контракт Клюйверта. В нем были прописаны такие же условия, как и у меня, а Патрик на тот момент уже забил два гола в Лиге чемпионов. Как потом выяснилось, голландцы блефовали – они показали дублерский контракт Клюйверта, в то время как он уже подписал взрослый с гораздо лучшими условиями. В результате после очередного совещания голландцы увеличили зарплату на 40%.

– Какое самое мощное впечатление от первых тренировок в «Аяксе»?

– Сумасшедшая самоотдача и профессионализм игроков. У всех глаза горят, бешеные, азарт. Ни на секунду невозможно расслабиться. В большинстве наших команд ведь как – 11 человек получают 100% премиальных, вышедшие на замену – 50%, оставшиеся в запасе – 30%. У Ван Гала одинаковые премиальные получали 18 человек. Тем самым он подчеркивал важность каждого игрока, даже если он оставил его в запасе.

– Начиная с 1982 года, «Аякс» провел 1753 матча подряд минимум с одним воспитанником в составе. В чем уникальность академии «Аякса»?

– В клубе развита мощная скаутская сеть, особенно в Голландии, которая порой почти ничего не стоит амстердамцам. Самородков находят так называемые селекционеры-волонтеры – всего их работает в клубе около 100. Если найденные ими парни выстреливают, то клуб благодарит скаутов символической денежной премией.

В академии действует жесточайший отбор. По статистике, из 1200 детей в структуру клуба пробивается только 12 талантов. Еще один фактор успеха – тренерские кадры. В наших клубах один специалист может вести несколько возрастов, а в «Аяксе» тренер работает только с одним годом. Каждый специалист – отменный психолог, который находит подход ко всем воспитанникам.

" Требования Луи должны были выполняться на 100%. Мне в этом плане не повезло – я любил убрать мяч под себя, накрутить"

– Почему голландская система не приживается в клубах с постсоветского пространства?

– Знание системы не гарантирует качества ее воплощения в других условиях. Она настолько уникальна, что работает только в «Аяксе».

В академии молодые футболисты наряду с общей школьной программой углубленно изучают экономику – чтобы агенты не могли их обмануть. По себе знаю, насколько это важно.

Академия Аякса

Академия АяксаImago

– Как вас приняли в команде?

– Я попал в очень доброжелательную атмосферу, все помогали, подсказывали. Особенно сдружился с Райцигером, Зеедорфом, Овермарсом и Ван дер Саром. Не сошелся только с одним игроком – защитником Винстоном Богардом. Он постоянно подкалывал меня за слабый голландский, шутил неуместно. Наверное, сказалось неблагополучное детство – он родом из бандитского района Роттердама, где каждый сам за себя. Думаю, поэтому он надевал толстенную золотую цепь и на каждый палец по перстню. Браслеты, дорогие машины, всевозможные понты – с этим у него был явный перебор.

– Кто больше всех шалил в «Аяксе»?

– Рихард Витсге постоянно всех разыгрывал. После победы в чемпионате Голландии-1995 мы отправились в коммерческое турне в Гонконг. Должны были сыграть два матча, но из-за сильных тропических дождей их отменили, и мы в основном ходили на экскурсии. Нам выделили местного гида со знанием голландского языка, и вот ему досталось от Витсге.

Наш игрок придумал такую игру: два человека садились напротив друг друга и брали в рот столовую ложку. Один наклонялся, другой бил ложкой соперника по голове, а потом наоборот. Рихард договорился со вторым вратарем «Аякса», и когда гид пригибался, тот лупил ему по башке пустой пластиковой бутылкой. Бедняга никак не мог понять, почему ему так больно, а футболисту удары не доставляли никакого вреда. Команда валялась со смеху.

– Как работалось с Луи ван Галом?

– Он тактический гик и тренер-диктатор. Требования Луи должны были выполняться на 100%. Мне в этом плане не повезло – я любил убрать мяч под себя, накрутить. Ван Гал переламывал меня.

Авторитет Луи был высочайшим и за четыре года я помню лишь одну ситуацию, когда произошел конфликт. Богард возомнил себя Роем Кином, поговорил с Ван Галом на повышенных тонах в раздевалке и на месяц загремел в дубль. Оттуда он вернулся шелковым.

– В команде у тренера был любимчик?

– Яри Литманен. Он был системообразующим игроком «Аякса» Ван Гала – я бы сравнил его с Гризманном в «Атлетико» или Филиппом Ламом в «Баварии» Гвардиолы. Яри связывал и замыкал на себе все усилия команды, был идеальным проводником идей тренера на поле.

Яри Литманен в Аяксе

Яри Литманен в АяксеGetty Images

– У Ван Гала репутация классного психолога. Как он раскрепощал команду?

– Луи держал дистанцию в отношениях с игроками, но во время отдыха легко становился своим парнем. Мог немного выпить и даже потанцевать с ребятами.

В 1995-м перед игрой против «Гремио» за Межконтинентальный кубок Луи почувствовал, что команда сильно напряжена после 15-часового перелета, смен поясов и изматывающих тренировок в Токио. Поэтому за день до игры он повел игроков в стриптиз-клуб. С его стороны это был шикарный способ снять напряжение с команды. Все прошло удачно – мы взяли трофей.

– Интересно.

– Или другая ситуация. Возвращались из Дортмунда после победы над «Боруссией» в Лиге чемпионов на автобусе. Игроки устали, все мечтали скорее попасть домой. Оставалось полчаса до Амстердама, и тут Ван Гал скомандовал: «Принимаются ставки по 10 гульденов на точное время пересечения автобусом ворот стадиона!» Все мигом проснулись и началось сумасшествие. Одни футболисты кричали водителю на желтом сигнале светофора, чтобы притопил, другие просили, чтобы ехал помедленнее. Это было с одной стороны по-детски, с другой – тренер взбодрил игроков и подарил новый всплеск эмоций. Мы после этого еще неделю вспоминали и обыгрывали ту ситуацию.

– Вам не удалось пробиться в основу «Аякса». В чем главная причина?

– Много факторов сыграло. Прежде всего, языковой барьер, который помешал сходу понять схему «Аякса», адаптироваться и перестроиться. В клубе думали, что достаточно приобрести талантливого парня, бросить его в эту среду, и он сразу проникнется философией. Со мной никто особо не возился, как с нынешними молодыми легионерами в «Аяксе», которые проходят долгий этап подготовки и стажировки.

Второе – высочайшая конкуренция. Я мог сыграть на нескольких позициях: крайнего нападающего, центрального, десятку, но тренеру всегда что-то не нравилось. Ван Гал был недоволен моим восприятием схемы.

Аякс и Демченко – обладатели Суперкубка УЕФА-1995

Аякс и Демченко – обладатели Суперкубка УЕФА-1995Getty Images

– Большие деньги вскружили голову?

– Я всегда относился к деньгам спокойно. Это всего лишь возможность купить машину, квартиру, помочь близким, но не более. Наша пресса писала, что из-за денег я на полгода забыл о футболе – полная чушь! Ты работаешь в одной из лучших команд мира, играешь на топ-уровне – в таких условиях если выложился на тренировке на 95%, то сразу слетишь в дубль. Журналистам было выгодно так писать, никого не интересовала суть проблемы.

– Ваш бывший агент Сарсания заявил, что вы занимались перепродажей автомобилей в Амстердаме и неплохо на этом зарабатывали.

– Он таким образом мне мстил. Костя так и не простил, что я уперся тогда на переговорах с «Аяксом». Он говорил мне: «Андрей, что ты выделываешься – в Москве уже завертелся целый механизм по освоению миллиона долларов, люди уже поделили деньги». Сарсания рассчитывал забрать себе подъемные в 10% от моего перехода, думал, что 17-летний пацан будет только молчаливо кивать. Он потерял деньги и затаил обиду.

Самое интересное, что все три недели перед подписанием контракта Костя и его люди возили меня на Mercedes на тренировки, оплачивали дорогой отель, всячески опекали. Как только я подписал бумаги, то остался совершенно один и поселился в обычной голландской семье.

– Вас бросили после сделки?

– Да. Я уверен, что опекай меня хороший агент, в «Аяксе» все могло сложиться лучше. Я не чувствовал заботы, все постигал сам. Взять ту же ситуацию с налогами. Перед подписанием Сарсания сказал, что буду платить какой-то небольшой процент, а по факту оказалось, что 60%!

Через полтора года в «Аякс» пришел Шота Арвеладзе, узнал об этом и сказал: «Ты можешь платить налоги в своей стране. Подай прошение в голландскую налоговую и тебе сделают 30%». Было очень обидно, ведь эту информацию я должен был узнать от агента, как и о многом другом.

Победители Лиги чемпионов-1995 почти четверть века спустя

Победители Лиги чемпионов-1995 почти четверть века спустяGetty Images

– Вы прожили четыре года в Амстердаме, где много соблазнов. Позволяли себе вольности – марихуана, дискотеки, квартал красных фонарей?

– Не буду строить из себя святого, я нормальный человек – могу выпить, но без перегибов. Приехал в 17 лет в Амстердам, все было интересно, поэтому пробовал хороший алкоголь и посещал квартал красных фонарей. Приезжали друзья, отдыхали, ходили в музеи – например, музей секса. Было интересно и необычно. К наркотикам тяги никогда не было, поэтому марихуану не пробовал.

– Как «Аякс» в 1995 году отметил победу в Лиге чемпионов?

– Полное сумасшествие! Вернулись в Амстердам, на площади собралось около 200 тысяч человек. Сначала было шествие на автобусе по городу с кубком, которое продолжилось на лодке по водным каналам Амстердама.

Я попал в команду на самом ее пике, поэтому это все было похоже на какой-то бесконечный карнавал. Чемпионство, Кубок Голландии, Кубок чемпионов, Межконтинентальный трофей. Я играл за дубль ЦСКА, зарабатывал гроши, а через пару месяцев попал в лучшую команду мира, стоял на приеме у королевы Нидерландов и получал государственную награду.

Другие интервью и расследования Руслана Хрипуна:

Eurosport на iOS
0
0