Eurosport

Из Калмыкии и магазина электроники – в герои 2-й Бундеслиги. Интервью с Русским Варди из Кореи

Из Калмыкии и магазина электроники – в герои 2-й Бундеслиги. Интервью с Русским Варди из Кореи

02/08/2019 в 17:16Обновлено 02/08/2019 в 17:33

Знакомьтесь, Станислав Ильюченко.

Из всех западных стран, пожалуй, именно Германия ближе всех к России и на ментальном, и на культурном уровне. В ней столько всего русского, что если все талантливые в самой России закончатся, можно не переживать: там в Германии еще остались. Тимофей Загорский поговорил с нападающим Стасом Ильюченко, который родился в России, но еще в детстве покинул страну с родителями, а сегодня вообще играет в Корее. Он рассказал, съест ли собачий кебаб, почему его прозвали Русским Варди и что там с мигрантами в Европе на самом деле.

– Я родился в Калмыкии, а в 1995 году, когда мне было 5 лет, мы переехали в Германию, потому что мой прадедушка немец. А прабабушка русская. Он после войны остался в России. У меня до сих пор в Калмыкии семья, но в памяти ничего не осталось – слишком маленький был. Все со стороны матери – братья двоюродные, сестры – все там живут до сих пор. Подростком ездил туда, но в последний раз был шесть-семь лет назад. Из-за футбола не получалось, мало времени. Родители каждый год ездят.

Стас Ильюченко

– Как к тебе относились в Германии после переезда? Были проблемы?

– Нет, все нормально. Надо было немецкий выучить. Мы только приехали, нам квартиру предоставили, потом родители работу нашли. Отец сварщиком работал много лет, какое-то время даже в карьере пахал. Нам нормально жилось. Не сказал бы, что богато жили, но и не бедно. Папа деньги зарабатывал, мама дома детей воспитывала. Я самый старший, у меня еще два брата и сестра.

– Вопрос к эксперту по Германии. Я слышал, у вас какая-то мода на русское: у Романа Нойштедтера фотки в инстаграме на корточках, есть популярная немецкая группа RUSSKAYA, есть популярный блог на YouTube OstBoys. Почему так происходит?

– Много русских в Германии. Мы тут пытаемся друг с другом общаться. Есть русские рестораны, русские дискотеки, русские магазины, продукты – все наше. Почти все мои друзья – русские. И мы как-то все вместе пытаемся жить.

– Когда ты решал вопросы с Кореей, в России про тебя писали новости с заголовком «Русский нападающий перешел в корейский чемпионат». А ты как сам себя определяешь: ты больше русский или немец?

– Думаю, больше русский – я родился там, родители русские, дома мы только по-русски разговариваем. Хотя я в Германии вырос, поэтому можно сказать, что я полунемец такой. Но больше считаю себя русским. У меня даже жена русская. Дети по-русски говорят. Дочка Ирина, 5 лет, и сын Эрик, 3 года. Дома с ними говорим по-русски. А как пошли в садик, они стали немецкий учить.

– Где с женой познакомились?

– В Германии, но она, как и я, из России приехала.

– Ты следишь за Россией? Читаешь новости какие-то? Смотришь наш YouTube?

– Честно говоря, не так уж и много. Почему, не могу сказать.

– Ну Дудя знаешь?

– Нет. Сильно много русского телевидения я не смотрю. Родители дома смотрят, но я нет.

– А музыку?

– Да.

– Кого?

– Например, Диму Билана. Кого еще… Егора Крида.

– Пацаны в России тебя бы подкололи.

– Англоговорящих тоже слушаю. Рэп в основном.

Стас Ильюченко

– Еще такой вопрос: в России на ТВ часто говорят, что Германию пожирают мигранты с Ближнего Востока. Это правда?

– У меня лично с ними проблем не было. У нас у самих в Германии на ТВ показывают, какие тут большие проблемы. Конечно, много мигрантов понаехало, да. Я просто знаю, потому что теща работает в магазине, и вот они там могут своровать что-то, напиться и вести себя непристойно. С этим бывают проблемы в Германии, да. Но не так, как показывают по телевизору – что они убивают и все в этом роде. На телевизоре всегда что-то показывают, и я не знаю, где правда и где ложь.

– А ты сам как к мигрантам относишься?

– Ну смотри: многие мигранты приезжают в Германию с семьей, у них тут есть права. Если они проблем не делают, то почему нельзя? Но если делают, это нехорошо для Германии и людей, которые здесь живут и работают. Как тебе правильно объяснить… Не сказал бы, что я против них, но и не сказал бы, что за. Если я и моя семья живем спокойно, тогда у меня с ними проблем нет.

– Ты тоже по сути иностранец там, только русскоговорящий. А еще есть мигранты из Турции. Вы нормально ладите?

– Конечно, бывают проблемы. В каждой национальности есть плохие и хорошие люди, да? С нормальными людьми можем семьями общаться без проблем.

– У тебя есть хоть один друг немец, который бы следил за российским футболом?

– В «Дуйсбурге» были одноклубники, которые играли с Костей Раушем и теперь следят, как у него идет карьера в России, но в целом российский чемпионат в Германии не смотрят. Больше смотрят Италию, Испанию, Англию, потому что там в сильный футбол играют.

– А по ТВ нашу лигу показывают?

– Не-а. Вообще ноль. Единственное, если в Лиге чемпионов кто-то играет, тогда да. Или чемпионат Европы какой-нибудь. Вот «Локомотив» в прошлом году смотрел.

– Расскажи, где ты начинал играть в футбол.

– Я вырос в городе Зост. В футбол начал играть там же.

– Во сколько лет начал?

– В 8 лет. Играл сначала чисто с друзьями, потом в команду местную записался и пробыл в ней до 19 лет. Были предложения из «Шальке» и «Боруссии» Дортмунд.

– Скажи: это большая разница, когда ребенок начинает играть в 8 лет и в 6 лет?

– Думаю, нет, можно и позже начинать. Конечно, лучше раньше, но главное – интерес. Знаю многих, кто начал в шесть и хорошо играл, а потом забросил, потому что просто неинтересно стало.

– В «Зосте» среди вас был кто-то, кто дорос до уровня Бундеслиги?

– Вообще никого не было, даже близко.

– То есть ты дошел до второй Бундеслиги и ты самый известный выпускник, получается?

– Ну у нас в городе да.

– Опиши девятую лигу Германии. Сколько там получают? Сколько зрителей на матчах?

– Людей ходило человек 50-100. А денег мы вообще не зарабатывали. Играли для себя.

– Что, даже премиальных не было? Я вот сейчас подрабатываю с Мирославом Штепанком в чешском колл-центре – это когда-то перспективный чешский защитник, игравший за «Гамбург». Он сейчас иногда в седьмых-девятых лигах Германии бегает и говорит, что платят нормально.

– Ну сейчас, может, платят что-то, а тогда я был молодой и мне лично ничего не платили.

– А ты когда в девятой лиге играл, думал, что станешь профессиональным игроком?

– Нет, никогда даже про это не думал и не верил. Я учился и планировал закончить университет, пойти потом куда-то работать.

– Куда?

– Продавцом… подожди, слово не могу вспомнить. Ну, компьютеры, эстейт. Продажником, короче. Я два с половиной года учился и получил диплом, попутно поигрывая в девятой лиге.

– А как получилось в пятую лигу сразу подняться?

– Они в 25 км от нас базировались, наблюдали периодически, а я как раз хороший сезон провел. Предложили потренироваться у них. Потренировался. Подписали контракт на два года. Разница между пятой и девятой лигой колоссальная. В девятой мы один или два раза в неделю тренировались, в пятой – четыре раза. Качество выше: бывали профессиональные игроки даже.

– Теперь я понял, почему тебя называют Русский Варди.

– Ну да, потому что в Германии очень сложно стать профессиональным футболистом. Потому что все профессиональные немецкие игроки с 12-13 лет играют в академиях Бундеслиги. А у меня совсем по-другому получилось.

– У тебя такая возможность была?

– Да, мог перейти в «Шальке» и «Боруссию» Дортмунд, когда мы на юге страны играли в каком-то турнире, но тогда мои родители еще плохо по-немецки говорили, волновались, а мне, скорее всего, каждый день предстояло ездить на тренировки в другой город, поэтому отпускать меня одного они не хотели. Я решил остаться дома и в школе учиться.

Когда я учебу закончил, играл тогда в пятой лиге. После учебы всегда на тренировочку. При этом после учебы я пошел работать по профессии.

– Так, а кем ты работал?

– Продавцом электроники в большом магазине.

– А как ты успевал так?

– После работы садился в машину и ехал на футбол.

Стас Ильюченко

– Окей, Варди. После этого ты шагнул в третью лигу. Сам или агенты?

– Агенты позже появились, а тот сезон я просто хорошо провел. Зимой в Германии скауты активируются в низших лигах, так вот они меня увидели. Третья лига полностью профессиональная, я долго не думал – поехал сразу.

– Ладно, давай сразу про самый известный твой клуб – «Дуйсбург». В России про него знают. Я в фейсбуке видел твои мемы и уважение от болельщиков. Как тебе там игралось?

– Большой город и традиции. Четыре года я там играл, отличное время. Друзья остались.

– В Германии, когда футболист пьет пиво, это нормально?

– Кстати, вот нет. Никто не любит видеть футболистов с пивом, тут уважают профессионализм: нельзя пить, курить, надо правильно питаться – не бургерами, а нормальной пищей. Но, конечно, мы все люди нормальные и можем пива, вина выпить чуть-чуть.

– Я видел курьезный гол вашему вратарю Флеккену, когда он отошел попить и пропустил. Что вы ему сказали после матча?

– Естественно, подкалывали его еще долго. В самой игре мы были в шоке, но потом все пришло в норму, так как ту игру мы все-таки выиграли. Потом уже можно было посмеяться.

– Как это случилось вообще?

– Ну смотри: мы забили, на стадионе музыка включилась, она у нас очень громкая. Он праздновать побежал и, когда возвращался пешком в ворота, музыка еще играла. При этом наш гол не засчитали из-за офсайда, игра продолжилась, а музыка все не заканчивалась. В это время Флеккен решил попить. И тогда нам забили гол. Но мы его поняли: музыка реально громкая, на игре 15-20 тысяч человек, бывает, ты за 10 метров уже не слышишь подсказок.

– Были еще такие курьезные истории?

– Да, с тем же Флеккеном. За год до этого мы вылетели в третью лигу и играли там в матче, в котором он вышел и забил пяткой.

– Пяткой?!

– У тебя была возможность когда-нибудь переступить в первую Бундеслигу?

– Нет, никогда.

– Читал, что год-два назад тобой интересовались в России. Конкретно из «Рубина» и «Динамо». Что из этого правда?

– Не только они. У меня было много предложений из России год-полтора назад. Думал, идти-не идти, но в конце концов остался в «Дуйсбурге». Подписал контракт еще на два года. Этим летом он закончился, и у меня было еще одно предложение из России.

– Серьезно? Кто?

– Не могу сказать.

– Хотя бы из какой лиги?

– Из Премьер-лиги.

– А почему решил не ехать-то? Шестая лига в Европе же.

– Потому что решил, что для меня и карьеры лучше продолжить в Азии. Для меня это шанс. Увижу что-то новое – и в футболе, и в жизни. Кстати, помимо России были другие интересные варианты тоже, но в итоге вот Корея.

– Какие еще были варианты?

– Из Латвии, Польши, Бельгии, Кипра.

– Почему отказывался? Это же наверняка хотя бы квалификация ЛЕ или даже ЛЧ.

– У меня друг в Китае играет и говорит, что все нравится. Мне было интересно чего-то новое увидеть, поэтому поехал в Азию. Европа есть Европа, а Азия есть Азия. Не знаю почему так, но вот так вышло.

Стас Ильюченко

– Предложение из Кореи сильно выгоднее, например, чем предложение из Польши?

– В деньгах? Ну, есть разница, но не прям уж такая сильная. Тут не только деньги решали. Слушай, в Европе я все знаю и везде был. А здесь нет, и мне это интересно. Мы с женой думали, что делать, решили в итоге в Корею перебраться.

– Как вообще появляются экзотические варианты с Кореей? Скауты?

– Да. Приезжают периодически смотреть. Более того, у меня полтора года назад – когда из России были предложения – тоже был вариант с Кореей, но я тогда отказался. Летом вот пришла еще раз заявка. Согласился.

– По уровню теперь. Что сильнее: вторая Бундеслига или Кей-лига?

– Если смотреть по игрокам, то корейский чемпионат точно не выше второго немецкого. Примерно одинаковый.

– Есть в Корее хотя бы одна команда, которая смогла бы побороться в обычной Бундеслиге?

– Нет.

– В чем главное отличие Кей-лиги от Европы?

– Здесь стиль другой. В Европе тактика, а здесь игра туда-сюда и без тактики. Тренировки можно сравнить, разницы особо не вижу.

– Режим отличается?

– Не сказал бы. То же самое, что в Германии.

– Профессионализм?

– Точно нет. Те же отели, та же еда. Перед играми отборная персональная статистика – все все смотрят. У нас тут новый атлетический центр, так что большой разницы не вижу.

– А уровень вовлеченности населения? По болельщикам там как?

– Конечно, интересуются здесь тоже, но сравнить с Германией невозможно. Там даже в третьей лиге на стадионах по 10-20-30 тысяч зрителей, а в Корее меньше.

– Сколько?

– Не знаю пока точно, я здесь недавно, когда играл, шли сильные дожди, и много людей не приходило вообще. Может, четыре-пять тысяч максимум. В будущем уже буду знать точно.

– В городе узнают уже?

– Да, уже да. Спрашивают инстаграм, делают фотки. Ну это логично: я из Германии приехал и немного по-другому выгляжу.

– Какие примерно средние зарплаты у футболистов?

– Ни с кем не разговаривал и не могу сказать вообще. Но уверен, что в Премьер-лиге русской можно намного больше заработать.

– Ты говоришь, что хочешь чего-то нового. Чего нового ты в Корее уже нашел?

– Во-первых, еда вообще другая. Люди другие. Честно говоря, я еще не осматривался особо, потому что сезон уже на ходу и 22-й тур, так что я пока много тренируюсь, чтобы выходить и помогать. Пока не ездил и не смотрел достопримечательности, но в будущем собираюсь этим заняться.

– По уровню жизни где лучше будет, как думаешь?

– Нет, конечно, Германия, но здесь тоже хорошо. Я ехал сюда и не знал куда еду. А друг из Китая рассказывал, что уровень жизни в Китае и Германии не сравнить вообще. Но приехал и понял, что здесь все есть.

– Последний и самый важный вопрос: ты уже вертел собак на гриле?

– Не-не, не видел даже. Рассказывают еще, что тут пауков едят, но я ничего не видел. Я даже спрашивал про собак, кушают их тут или нет, и мне отвечали, что их уже не едят. Едят их только, может, старые люди в маленьких селах, но так в ресторане собаку нигде не заказать – я проверял.

– А сам попробовал бы?

– Не, я, наверное, нет.

Кстати, мы же уже делали интервью с русскими из Германии:

Eurosport на iOS
0
0