Eurosport

Сын казака скрывался от нацистов, варил сталь и тащил мячи. Первый и величайший русский во Франции

Сын казака скрывался от нацистов, варил сталь и тащил мячи. Первый и величайший русский во Франции

13/08/2018 в 12:01Обновлено 13/08/2018 в 18:56

В честь Георгия Быкадорова даже назвали улицу – Головину есть к чему стремиться.

В 1910 году хорунжий Исаак Быкадоров развелся с женой и впал в беспросветную депрессию. Мужчину разбудила только Первая мировая война – появился новый смысл жизни. Точнее – путь к ее оправданному завершению. Казак сражался на фронте не только за родину, но и чтобы найти смерть: бросался в неравные бои и охотно соглашался на самые опасные операции.

Скелет в черном балахоне с косой маячил где-то рядом, но лишь дразнил несчастного. На третий месяц войны есаул Быкадоров получил пулю в кисть и быстро оправился. В 1916-м случилось более серьезное ранение: в конной атаке Исаак пропустил вспышку в правую скулу и переносицу, снаряд прошел насквозь. Отряд Быкадорова в малочисленном составе прикрывал отступающие русские части – казалось, что в этот раз точно конец.

Выжившие казаки утащили раненого в полк, где ему сделали операцию. Военный лишился глаза, но все равно выжил. Вместо забвения к окончанию войны Исаак получил полковника и смирился с тем, что нужно жить дальше. Уже в звании генерал-майора он женился во второй раз и больше не имел права на мысли о могиле: на свет появился сын Георгий. Когда к власти в стране пришли большевики, Быкадоровы эмигрировали. Перед переездом во Францию в 1926 году семья жила в Греции, Югославии и Чехословакии. Георгий, которому было на тот момент всего восемь, остался в Праге вместе с сестрой, чтобы получить среднее образование.

Прага, 1926 год. Георгрий Быкадоров сидит на скамейке, первый слева

Прага, 1926 год. Георгрий Быкадоров сидит на скамейке, первый слеваOther Agency

Пока дети учились, отец обустраивал дом под Парижем. Практически все деньги Исаак вложил в строительство фермы, но прогорел – пришлось ухаживать за скотом и доить коров в других хозяйствах. Параллельно бывший военный ударился в литературу: писал и издавал книги на историческую тематику. Быкадоров-старший даже предсказал неминуемость Второй мировой войны в труде «Возможности германского реванша», но работу так и не опубликовали.

Тем временем его сын в Чехословакии не показывал выдающихся академических результатов, зато отлично проявлял себя в спорте. Футбол, хоккей на траве, плавание, волейбол – парень ввязывался во все, что не связано с учебой. После школы выпускник отправился в Нормандию, куда переехали родители, и устроился на металлургический завод – после свободной жизни в Чехословакии и регулярных занятий спортом работа казалась адски скучной.

Мобилизация добавила экшена в жизнь юноши. Жоржа призвали на службу в начале октября 1939-го – спустя месяц после того, как Франция объявила войну Германии. Париж быстро пал, и Жорж Бикадорофф (именно так Георгия называли французы) перебрался на территорию «Свободной зоны» в южной части Франции, которая избежала оккупации. Солдат вернулся к гражданской жизни в 1941-м с сертификатом инструктора по физвоспитанию, женился на соотечественнице Лидии, но столкнулся с идеологическими нюансами Вишистской Франции.

Формально режим Виши в «Свободной зоне» придерживался нейтралитета, но по факту вел политику в интересах гитлеровской коалиции. Жорж угодил в первую волну списков Service du travail obligatoire – обязательной трудовой службы, которая принудительно отправляла французов на работы в нацистскую Германию. Бикадорофф не захотел к агрессорам и вместе с Лидией скрывался от преследования в городках Вир и Шере.

После высадки союзников в Нормандии летом 1944-го семья вздохнула спокойно. Постепенно жизнь возвращалась на старые настройки: Жоржу было неинтересно просто ходить на работу. Чтобы хоть как-то разнообразить рутину, по воскресеньям мужчина тренировался с любительской футбольной командой «Норманде» и первое время выступал под выдуманной фамилией Пикар – боязнь преследования не отступала. Бикадорофф хорошо отыграл в воротах сезон регионального чемпионата и заинтересовал серьезные клубы.

В 1945-м работавшему сварщиком футболисту предложил контракт «Анже» – финалист Кубка Франции-2016/17, которого еле одолел «ПСЖ». Тогда команда выступала в Лиге 2 – высочайший уровень для игрока, никогда не игравшего в футбол профессионально. 27-летний Жорж принял вызов, перевез жену с дочкой Татьяной в Анже и начал удивлять.

Жорж Бикадорофф в «Анже»-1945/46

Жорж Бикадорофф в «Анже»-1945/46Other Agency

В 1949-м 31-летний Жорж задумался о завершении спортивной карьеры, но получил слишком заманчивое предложение от «Монпелье». Клуб Лиги 1 срочно искал замену ушедшему на повышение в «Стад Франсе» Доминику Колонне – киперу, который позже сыграл в финале Кубка европейских чемпионов и взял бронзу на чемпионате мира-1958. Бикадорофф отбивал мячи в 23 матчах чемпионата, но не уберег команду от вылета в низший дивизион и отложил перчатки после завершения сезона.

Анже, 1974 год. Жорж Бикадорофф (по центру) получает медаль за развитие спорта в городе. Слева от него Раймон Копа – обладатель «Золотого мяча»-1958

Анже, 1974 год. Жорж Бикадорофф (по центру) получает медаль за развитие спорта в городе. Слева от него Раймон Копа – обладатель «Золотого мяча»-1958Other Agency

Георгий умер в 1990-м в возрасте 72 лет, но его частица осталась в городе навсегда: если вы будете в Анже и захотите в аквапарк, ищите его на Rue Georges Bykadoroff.

Другие тексты Ильи Яшинина:

0
0