Eurosport

«Если задумаетесь, он прочтет ваши мысли и отразит удар». Десантник Гитлера, ставший легендой «Сити»

«Если задумаетесь, он прочтет ваши мысли и отразит удар». Десантник Гитлера, ставший легендой «Сити»

15/01/2017 в 10:32Обновлено 15/01/2017 в 12:04

История Берта Траутманна, прошедшего войну, четыре плена, смерть ребенка и перелом шеи в финале Кубка Англии.

1944 год. Молодой капрал немецкой армии едва успел перевести дух от нового побега из плена, в ушах все еще был слышен свист от пролетающих пуль. 21-летний мальчишка, который уже повидал многое, получил очередной приказ: «Выдвигаемся на Клеве». Сердце паренька забилось еще сильнее. Казалось, оно выпрыгнет из груди, пробив ребра: точка высадки находилась в 300 км от родного Бремена. Но возвращения домой не случилось.

Полк капрала попал в самую гущу адского месива, которое закипело после бомбардировки Клеве. Из тысячи бойцов выжило намного меньше сотни, а юный солдат, оказавшись под обломками одного из зданий, думал, что его жизнь завершена. Но парень спустя три дня выбрался и решил для себя: «Жизнь не закончена, а война – да». Он крался сквозь обломки, трупы и врагов, думая о страшном наказании за дезертирство, которое его ждало в случае поимки. Когда осталось совсем чуть-чуть, перепачканный кровью и пылью юноша опять попался. Тайное убежище обнаружили американцы, а взведенный курок приблизил его к тому, что за три года не сделали советские воины.

Это был уже третий плен: ранее солдат с идеальной арийской внешностью гостил у советских и французских войск. Через пару дней после поимки враги куда-то повели юношу. Немец ни минуты не сомневался, что через несколько секунд его жизнь оборвется, и мысленно уже прощался с миром, но американский конвой отвлекся, и секундное замешательство способствовало третьему побегу. Он бежал быстрее пуль, ветер срывал кожу с лица, а за прыжок через забор лагеря должен был удостоиться олимпийской медали. Парень не успел отдышаться, как услышал до мурашек знакомый звук – взвод затвора. Капрал поднял голову и осознал, что, едва сбежав от третьего плена в жизни, свалился в четвертый. Перед ним стоял британский солдат, который с легкой ухмылкой спросил: «Ну что, фриц? Может быть, чашечку чая?» Никто не мог представить, что в эту секунду началась карьера Берта Траутманна – возможно, лучшего голкипера в истории «Манчестер Сити».

Спустя каких-то 11 лет солдат, несколько раз в жизни стоявший на коленях под дулом ружья, сорвет овации легендарного «Уэмбли». В 1956 году «Манчестер Сити», за год до этого проигравший финал «Ньюкаслу», получил еще один шанс завоевать Кубок Англии. Схватка с «Бирмингемом» была страшная, но большую ее часть Траутманн не помнил (а вспомнил только благодаря записям игры). Этот матч стал самым ужасным в карьере Берта, но именно благодаря ему немецкий вратарь навсегда выгравировал свое имя в истории английского и мирового футбола.

Никто не хотел проигрывать: форвард «Бирмингема» Питер Мёрфи понимал, что при счете 3:1 в пользу «горожан» надо рисковать, пошел в стык и жестко столкнулся с Траутманном, который спас ворота, но подняться не мог. В глазах Берта помутнело, силуэты раздвоились, а гул в ушах вернул его в страшный 1944-й. Немцу сразу же бросились на помощь, но шея болела жутко. Спустя несколько лет Берт мог бы спокойно покинуть поле, но в 56-м в Кубке Англии не разрешались замены, и даже травма оставила бы «Сити» в меньшинстве. «Что я – слабак что ли?» – подумал Траутманн в тот момент. Немец, прошедший войну, видевший сотни трупов и побывавший в худших местах на планете, переборол боль и вернулся на поле. В оставшиеся 15 минут он еще несколько раз выручил команду, а счет остался прежним – «Манчестер Сити» выиграл Кубок Англии.

Столкновение Траутманна и Мерфи

«Уэмбли» встречал героев овациями, а громче остальных поддерживали Траутманна, потому что даже с трибун был виден весь ужас столкновения с Мёрфи. Если бы этим же фанатам в 1949-м сообщили, что они пели песню Берту, то они бы разбили голову рассказчику. За семь лет до легендарного финала Траутманн был врагом №1 всей футбольной Англии. Покупка немецкого вратаря, воевавшего за Гитлера, была агрессивно воспринята болельщиками. На тренировках, перед матчами и вовремя игр болельщики с «Мейн Роуд» третировали вратаря, дразнили его нацистскими приветствиями и бросали перед ним аналогичную символику. Главными инициаторами гонений были евреи, которые после войны эмигрировали в Манчестер. Для них навсегда осталась в неведении история, когда войска Гитлера устроили массовый расстрел евреев на Украине. Именно тогда Траутманн столкнулся со всеми ужасами и противоречиями немецкой идеологии и незаметно скрылся от однополчан, чтобы не участвовать в страшном суде.

" «Почему я пошел в армию? Когда ты молодой парень, все это больше похоже на приключение. Но изо дня в день тебе приходится видеть все больше страшных вещей: смерть и тела погибших, вызывающих ужас у живых. Ты перестаешь контролировать себя, тело охватывает дрожь. От этого можно просто наложить в штаны», – вспоминал Траутманн."

В неравной борьбе Берта с гневом фанатов сторону вратаря занял главный раввин Манчестера доктор Альтман. «Безусловно, мы сильно пострадали от рук немцев, которые были очень жестоки. Но давайте сдержим ненависть и не будем наказывать одного человека за преступление целой страны», – обратился он к болельщикам.

Гнев фанатов «Сити» утих, а несколько успешных матчей кардинально изменили отношение «Мейн Роуд» к бывшему десантнику Гитлера. Великолепная игра Берта разбила в прах всю агрессию болельщиков других клубов, которые освистывали и оскорбляли «немецкую свинью» во время игр. Самоотверженные сэйвы исправили мнение всей страны, а многие мальчишки, мечтавшие о карьере голкипера, брали за идеал Траутманна.

Берт Траутманн

Не все гладко складывалась у бывшего наци и в раздевалке «Сити». Партнеры косо смотрели на него и ждали вердикта капитана команды Эрика Вествуда, прошедшего высадку союзников в Нормандии (Берт воевал на противоположной стороне). На одной из тренировок футболисты обступили немца и долго сверлили глазами. Потом слово взял Вествуд: «В раздевалке «Сити» нет места войне. Ты дома». После этих слов футболисты обняли партнера, который в ту минуту ощущал накатывающий к горлу ком и был готов разрыдаться как ребенок.

Возможно, в эту секунду Траутманн вспомнил того самого британского солдата, который посмеялся над ним в 44-м и любезно предложил чаю. Сразу после того неудачного (а может, и решающего в жизни) побега Берт был допрошен, получил категорию В (не нацист) и провалился в британскую колонию для военнопленных, которых изначально собирались депортировать на родину. Но британское правительство не желало так скоро отпускать бывших врагов и заставило их участвовать в восстановлении страны, пострадавшей от налетов люфтваффе.

Сначала будущая звезда футбола был разнорабочим в лагере Ланкашира, а потом крутил баранку в Аштон-ин-Макерфилде и развозил местных начальников.

Доброволец Берт Траутманн

В 1948 году этим чиновникам пришла идея о создании футбольного клуба, который помог бы в деле интеграции бывших военнослужащих в демократическое британское общество. Траутманн, который в довоенное время отличался отменной физической подготовкой и прекрасными спортивными показателями, с удовольствием занял место на фланге полузащиты. Во время одного из товарищеских матчей он получил первую (и судьбоносную) травму: после столкновения тренер приказал Берту встать на ворота, чтобы не усугублять повреждение. С этого момента немец никогда не покидал рамку.

Решающей для арийца стала товарищеская игра с клубом «Сент-Хеленс Таун», который после ряда невероятных сэйвов Берта выложил перед ним первый контракт в жизни. Бывший солдат быстро понял, что это не только шанс на профессиональную карьеру, но и возможность легально остаться в Англии (по окончании восстановительных работу Траутманну грозила депортация в Германию). Берт отдавал игре всего себя и очень быстро эволюционировал из какого-то немца в звезду «Сент-Хеленс Таун». Фанаты забивали стадион, чтобы посмотреть на волшебника в воротах, а посещаемость клуба резко возросла в два раза. А потом последовали визит «Манчестер Сити» на товарищеский матч, божественная игра Траутманна и покупка немецкого вратаря. Именно эта история должна была за секунду пролететь в воспоминаниях кипера, когда Вествуд и другие футболисты «Сити» сжали его в объятиях.

Столкновение с Мёрфи – самое страшное событие в футбольной жизни Траутманна. Матч он доиграл на адреналине и воле к победе и жизни, но на следующее утро шея стала болеть еще сильнее. А еще через день боль стала невыносимой. Медобследование после матча ничего не выявило, развели руками и медики «Сити» через пару дней. Берт забил на частные клиники и обратился в больницу, где после серии утомительных рентгеновских снимков все стало понятно: вывих пяти шейных позвонков, второй из которых был сломан, а третий сместился на его место, тем самым предотвратив повреждение, которое могло стоить голкиперу жизни. Траутманну объяснили, что все его путешествия после матча на «Уэмбли» были крайне опасны: если бы автобус наехал на кочку, то Берт скончался бы на месте. Казалось, что какие-то невероятные силы оберегают немца: человек, выживший в бомбежках, под пулями и в плену, не имел права погибать на футбольном поле.

Травма Траутманна

Но трагедии в жизни бывшего солдата Вермахта не закончились. Через месяц после страшной травмы Траутманна автомобиль насмерть сбил его 6-летнего сына. Семья Берта не пережила горя и развалилась: жена забрала двух других детей и навсегда покинула футболиста. Получив очередной удар судьбы, Траутманн не рассыпался. Он рыдал от горя, но работал, чтобы спустя семь месяцев вернуться в игру, несмотря на вердикт врачей: «После перелома шеи играть в футбол ни в коем случае нельзя».

За время карьеры Траутманн отразил более 60% пенальти, а соперники боялись даже покушаться на его владения. «Не думайте перед ударом, куда будете бить. Просто бейте и уже потом думайте. Если вы чуть задумаетесь, Траутманн прочитает ваши мысли и отразит удар», – сказал о немецком голкипере легендарный шотландец Мэтт Басби.

Из изгоя и мерзкой нацистской свиньи Берт превратился в законодателя мод английского футбола. Он первым на Туманном Альбионе примерил бутсы adidas и стал лицом знаменитой немецкой компании. А еще Траутманн научил британских вратарей выбрасывать мяч партнеру рукой, а не выпинывать его с ноги (эту манеру в Англию Берт привнес, изучив игру легендарного Белы Гуттманна).

Памятник Берту Траутманну

По окончании карьеры Берт участвовал в международной программе обмена опытом и работал тренером сборных Бирмы, Либерии и Пакистана, а в 2004 году стал офицером ордена Британской империи за улучшение отношений между Германией и Англией. Другие военные награды Траутманн уничтожил, чтобы быстрее зажили раны ошибок юности.

«Я ничего не храню с войны и никогда не хотел быть храбрым солдатом. В немецкой армии тебя просто убивали, если ты не выполнял приказ. Было жутко страшно на войне, и далеко не только мне. Даже представить невозможно, сколько миллионов людей погибло. Я оказался счастливчиком», – с горечью вспоминал Траутманн.

Сложно осознать неизмеримые масштабы силы воли и духа этого человека. Он сотню раз смотрел смерти в лицо и проделал путь от 20-тысячной акции протеста до прощального матча, на который нереально было достать билеты даже по двойной цене, и памятника на новеньком «Этихаде».

В 2013-м Траутманн скончался в Испании на 89-м году жизни.

Другие тексты Артема Буторина:

0
0