From Official Website

Алексей Попов: «Если позовут работать на федеральный канал, я соглашусь»

Попов: «Если позовут работать на федеральный канал, я соглашусь»
Eurosport

01/11/2013 в 14:27Обновлено 01/11/2013 в 15:25

Алексей Попов, завершив карьеру посередине сезона, рассказал Eurosport.ru о тренере Черчесове, с которым не хочет больше общаться, друге Гениче, за которого очень обидно, и о том, что ему самому никогда не было стыдно. Даже за матч с «Анжи».

– Почему вы решили закончить играть именно сейчас?

– Потому что мысли о завершении стали возникать буквально недавно, а раз уж задумался об этом, то зачем тянуть? Чего ждать? Понимаете, сложившаяся ситуация не приносила мне счастья. А я очень хочу быть счастливым человеком. Я в этом сезоне играл только за дубль. Когда ты отдаешь команде всю душу, все силы, здоровье, а результата нет, тогда и задумываешься – зачем все это нужно?! Тем более, главной команде я оказался не нужен.

– Как это Алексей Попов оказался не нужен главной команде?

– Спросите Черчесова. Он, когда пришел в команду, сразу сказал, что я не нужен ему. Я не знаю, что его заставило поступить так некрасиво, ведь он даже не видел, как я тренируюсь. Было много прецедентов, на самом деле. Скажу так: это не тот человек, с которым бы я хотел общаться. Далее мои агенты начали искать варианты. Я сразу сказал, что в первую и вторую лигу ни ногой, а предложения были как раз из ФНЛ, в основном. Из Казахстана поступило очень хорошее предложение в финансовом плане. Но я не стал бросать семью, несмотря на большие деньги.

– Руководство не предлагало должность в клубе?

– Они знают, на что я рассчитываю и что я хочу. Нет сейчас должностей. Быть на вторых-третьих ролях не хочу. Президентом или вице-президентом – на меньшее я не рассчитываю. Я хочу всячески помогать клубу. Хочу, чтобы клуб исполнял мои решения, чтобы поддерживал меня. Не хочу просто сидеть в офисе, отбывать номер. Это как на скамейке запасных. Не для меня. Хочу сам принимать решения и чтоб к ним прислушивались.

From Official Website

– С кем «Амкар» будет ассоциироваться после ухода Чупракова, Оборина, Парамонова, Попова?

– Конкретно не могу сказать. Человека ведь не назначишь на должность «лицо клуба». Это определяет народ, его не обманешь. Нужно до последнего биться за клуб, любить его по-настоящему, а люди сами оценят. Сейчас мне сложно назвать кого-то, время покажет.

– Вы играли в первой лиге, когда в российском футболе не было больших денег…

– Я себе в двадцать лет уже мог позволить купить машину, играя во второй лиге. Она была подержанная, конечно, вся разбитая, но это была моя машина. А в 2000 году я отдал все свои деньги до копейки, семьсот тысяч, и купил в Перми квартиру. Может, это были не самые большие деньги, но я ставил себе цели и долго копил. В «Амкаре» всегда были одни из самых низких зарплат, но мы все равно стали хорошо зарабатывать, особенно в последнее время. В чем-то уже даже мог шикануть.

– Например?

– Я купил себе дорогие часы Rolex. Я и сейчас себе хочу купить еще одну модель этой же фирмы, но они уже стоят в три раза дороже. Не знаю, обдуманная или необдуманная это покупка, но хочу – и все.

– Вы с «Амкаром» прошли путь из самых низов. Что это была за команда в те года?

– У нас всегда была команда семейная. Мы все собирались семьями на свадьбы, дни рождения. Это все помогало на поле потом. Мы обоймой в тринадцать-четырнадцать игроков отыграли 42 матча и вышли в Премьер-лигу. Было круто.

– Бытует мнение, что только «Амкар» и «Спартак» из Нальчика выходили в Премьер-лигу честным путем.

– Так и есть. В том сезоне у нас конкурентами были «Кубань», «Терек», «Томь», но мы вышли с первого места. Хотя у нас никогда не было никакого административного ресурса. Мы даже на судей, которые ошибались, не писали жалоб. Все равно ничего не изменится. Видимо, правильно и делали, раз добились результата.

– Самый удивительный выезд?

– Когда я был в «Рубине», мы полетели на игру в Нальчик. Но я тогда вместе с хорватом Степаном Томасом выступал за дубль. А Томас до России уже поиграл в Италии, Англии, Германии. По прилету в Нальчик выясняется, что местный дубль проводит матчи в каком-то маленьком городке в Кабардино-Балкарии. Представляете, что там за стадион и поле? И тут Томас начал сокрушаться: «Вот, дожил. Я ведь играл против «Манчестер Юнайтед», «Ливерпуля», а теперь здесь». Смеялись с ним вместе стояли. Такова футбольная жизнь, сегодня ты здесь, завтра ты там.

– Перейдя в «Рубин», почувствовали разницу с «Амкаром»?

– Сам клуб уровнем выше. База, поля, много персонала – все что-то делают. Игрок на базе должен быть за час до тренировки. Все строго, все сконцентрированы. С одной стороны, это немного в напряг, с другой – так и должно быть: ничего не отвлекает от футбола.

– Курбан Бердыев в жизни другой?

– Такой же тихий, спокойный. Иногда, правда, может наорать. Все тренировки, теорию ведет сам. Его помощники иногда подгоняют лентяев, когда Бердыев наблюдает в стороне. Что касается Бердыева как человека, я помню лишь наш первый разговор. Он сказал, что рад меня видеть здесь и вообще давно уже хотел пригласить. Больше у нас и разговоров-то не было – так, поинтересуется, как дела, чем нужно помочь? У него свой подход к каждому человеку, и подпускает к себе ближе он только тех, кого считает нужным. Если бы я был одним из них, думаю, я до сих пор бы играл в Казани. Бердыев не давал времени на раскачку, адаптацию. Если игрок не подходил или не тянул, ему сразу искали замену. Тем более «Рубин» себе это может позволить. Там на каждой тренировке с первой до последней минуты надо доказывать, что ты лучший. Причем лучший не в команде, а в России. Но я в любом случае не жалею о переходе. Я знал, куда шел. Я играл с сильными футболистами под руководством сильного тренера. В конце концов мне удалось, пускай немного, но сыграть в том самом матче с «Барселоной». Все это того стоило. 

" Черчесов бросался громкими словами в адрес болгар, но у них в команде хорошая поддержка. Пришлось вернуть"

– Футбол Сергея Оборина вы как-то назвали прошлым веком.

– На тот момент так и было. Мы это поняли, когда пришел Рахимов. Человек пожил в Европе, там же выучился на тренера. Подход к тренировочному процессу стал совсем другим. Может, это банальные вещи, но результат налицо. Игроки-то остались те же, а результаты стали совсем другими. И футболисты уже стали чувствовать себя уверенно. Для меня ясно одно – не нужно быть суперталантом или иметь в команде одиннадцать Месси, чтоб все выигрывать. Для каждого человека нужен свой подход в тренировочном процессе. Смотрите, при Оборине мы много пропускали. При Рахимове стали пропускать практически меньше всех – строго играли сзади. Приходит Божович – стали больше играть в атаку, и успешно. И все это, повторюсь, с одними и теми же игроками – состав у нас менялся редко.

– Если только не очередной болгарин добавлялся в команду.

– Это кажется, что их много было. А на самом деле всего четыре. Изначально пришел один, прижился, заиграл. Команда его приняла. Потом Жору Пеева взяли. Человек уже был адаптирован к нашему футболу на Украине, поиграл в Лиге Чемпионов. Им вдвоем легче было, веселее и самое главное, что играют хорошо. От добра добра не ищут, зачем где-то еще искать футболистов, если болгары себя зарекомендовали? Вот и Мартина Кушева взяли, когда он уже поиграл в России. Сейчас Занев приехал. Они все нормальные парни, друг другу помогают, быстрее осваиваются. Они от нас ничем не отличаются. Может, чуть более закрытые и более обидчивые.

– Особенно после перевода в дубль?

– Странная история. Черчесов бросался громкими словами в их адрес. Но у болгар, видимо, была хорошая поддержка в команде, и ему пришлось их вернуть. Все, конечно, были в шоке. Никто не понимал, почему это произошло? Так же, как и в ситуации Волкова с Поповым. Я, кстати, считаю, что про Черчесове Волков мог раскрыться и заиграть так, как от него давно ждут, но тренер не захотел нянчиться. А Волкову, чтобы заиграть, нужен человек, который бы его направил в нужное русло.

From Official Website

– Почему у болгарина Димитара Димитрова не сложилось в Перми?

– Меня тогда не было в команде, точно сказать не могу. По слухам, он слишком много воли дал игрокам, понадеялся на профессионализм.

– Зато у Божовича сразу пошло.

– У него весь тренировочный процесс расписан на месяцы вперед. Все занятия с мячом и на высокой скорости. Все очень интенсивно. Команда у нас в то время уже сложилась, вот мы и заиграли еще лучше. Добавьте сюда еще атмосферу при Божовиче.

– Здесь не обойтись без байки.

– Всем известно, что у него все шутки сексуального характера. На тренировке он нам показывает разжатую кисть руки, когда все пальцы выпрямлены. Показывает на большой палец, который смотрит вверх и говорит: «Это ты в двадцать лет». Второй палец чуть ниже уже – это ты в тридцать лет. Следующий – это ты в сорок лет. И так далее. Команда со смеху каталась по полю.

– Зато когда Миодраг второй раз уходил из команды, вы резко отреагировали.

– Он поступил некрасиво, факт. И он сам это знает. Он столько говорил о клубе, что ему все нравится, а сам за день до начала сезона просто кинул команду. Вот тогда я и высказался, что не могу этот поступок понять. Сейчас я понимаю, что это все-таки лучший тренер, который был у «Амкара». Возможно, он и сам сейчас сожалеет. Но такова жизнь.

– Еще одна знаковая фигура для Перми – Иван Левенец. Что с ним?

– Никто не знает, где он и чем занимается. У нас в команде есть человек, который с ним хорошо дружит. Но даже он не может до него дозвониться, номера не отвечают. 

– Почему в Перми не произошел футбольный бум, даже когда команда вышла в Лигу Европы?

– У нас город очень мирный в этом плане. Зато среди детей сейчас идет жесткий отбор в футбольную школу, потому что их огромное количество. Для них большая мечта оказаться когда-нибудь в составе команды. А взрослым болельщиком, увы, мы не завладели. Может быть, потому что не добивались высоких результатов. Но мы стараемся, пытаемся что-то менять.

– Как находить мотивацию, когда команда не ставит перед собой никаких задач?

– Мы ставим высокие задачи для себя каждый раз. Каждый раз мы хотим выиграть. Другое дело, что это не всегда получается. Но мы же не выходим на поле с мыслями: «Да ладно, все равно проиграем». Независимо от соперников цель всегда – победить. К тому же футбольный матч – это кураж, шоу, болельщики, мы зарабатываем этим деньги. А то, что не всегда зарабатываем очки – такова участь середняков.

" Если можно было бы вернуть время назад, стал бы хоккеистом"

– В «Амкаре» вы играли с Константином Геничем. Он на телевидение не звал?

– Нет. Мы с ним теперь совсем мало общаемся, наши пути давно разошлись. У него свое видение футбола, у меня другое. Я всегда отстаивал и буду отстаивать интересы «Амкара». Ему это не нравится, особенно, когда я ему это высказываю. Но я рад его успехам на телевидении. Мне обидно за него – у нас страна слишком суеверная, и мне кажется, его больше не позовут комментировать матчи сборной. Хотелось бы надеяться, что это лишь мои домыслы.

Мне, конечно, интересно попробовать себя на телевидении. Но в Перми очень мало программ на футбольную тему, а на федеральные каналы не звали. Если поступит предложение, я соглашусь.

– Вы заговорили о суеверии. Расскажите о своих приметах.

– У меня всегда была примета – надевал сначала левую бутсу, потом правую. И завязывал, соответственно, в том же порядке. Хотя я не могу себя назвать ни суеверным человеком, ни церковным, но «Отче наш» я перед каждой игрой читал. И просил помочь всей своей семье, родственникам. Меня это почему-то заряжало, придавало сил. Вообще, у каждого футболиста есть свои приметы. Но на то они и приметы, чтоб о них никто не знал.

– За какой матч «Амкара» вам стыдно?

– Нет такого. Мы проиграли даже 0:6 один раз. Но никогда меня нельзя было обвинить в безволии. Да, может где-то не хватало физических сил. Но я всегда выкладывался на максимум.

– Я думал, вы назовете матч с «Анжи».

– А почему я его должен называть? Чего в этом матче особенного? Мне мои друзья не из мира футбола говорили: «Да ладно тебе, вон же говорят, что сдали». Я отвечаю: «Покажи того, кто говорит». Я никогда в эти игры не играл, ко мне бесполезно даже с такими вещами обращаться. Мы пропустили-то уже в добавленное время, хотя до этого у «Анжи» были убойные моменты. Что их игроки, специально, что ли, не забивали? Вы посмотрите, после пропущенного гола у нас еще был момент, не повезло. Обидно, когда люди выкладываются, бьются, а им потом вот такое говорят. В футболе же много таких примеров, как Керимов и «Уралкалий», но никто же не говорит, что это договорная игра. «Уралкалий» давно нас спонсирует, и мне обидно, что они «Амкару» дают немного денег.

– В нашем футболе когда-нибудь будет порядок?

– Я всегда говорил, что российский футбол – это лакмусовая бумажка нашей жизни. Нельзя наладить какую-то отдельную отрасль, пока в стране такой бардак. У нас все клубы государственные, о чем можно говорить? Сейчас, правда, Галицкий появился – может, он сможет изменить наш футбол…

– Если время вернуть назад, что изменили бы в своей карьере?

– Стал бы хоккеистом. Я очень долго занимался хоккеем. Владел всеми финтами хоккейными. Потом пошел на футбольную секцию, и мне два года снились хоккейные сны. После тренировок по футболу ездил на хоккейные соревнования. Кто знает, может быть, хоккеист из меня бы вышел лучше, чем футболист?

– Обида осталась, что в сборную так и не попали?

– Тогда была обида. Мы ведь действительно хорошо играли, команда мало пропускала. Но тренер оказался прав – все мы знаем результат на Евро-2008. Хотя с друзьями шутил, что это должен был стать мой чемпионат.

0
0