Other Agency

Билялетдинов: «Карпин оскорблял футболистов. Коряга, мешок с говном – в адрес заслуженных людей»

Билялетдинов: «Карпин оскорблял футболистов. Коряга, мешок с говном – в адрес заслуженных людей»
Eurosport

27/10/2014 в 15:08

Полузащитник «Торпедо» Динияр Билялетдинов рассказал, почему у него не получилось закрепиться в «Спартаке».

«В «Спартаке» мне помешал уход Эмери. Пришел Карпин на его место, и все закончилось. Причем закончилось резко и навсегда. Наверное, Эмери тяжело было привыкнуть работать в некоторых условиях. Было разгильдяйство со стороны игроков. Кого-то приходилось уговаривать тренироваться. Кого? Это неважно. Просто такая ситуация была. Какая разница, с кем это происходило. Ну, и во-вторых, когда у тебя за спиной бывший тренер, пусть даже на посту гендиректора, это тоже накладывает определенный отпечаток, я думаю. И при Карпине, и при Эмери в команде были психозы, случались драки. Много кто дрался, по разным причинам. Кто-то по ногам ударит, кто-то в других эпизодах заведется. Понятно, что на поле всегда эмоции, и всякое может случиться, но если это жестко пресекается на корню, рецидивов не бывает, как правило. Но когда игрок подрался, и через две недели делает ровно те же вещи, за которые ему морду начистили, это нехороший знак.

Карпин считает, что игроки должны бояться тренера. Это его главная проблема, на мой взгляд. Он считает, что все должны лебезить перед тренером. Тренера должны уважать за его решения, за его отношение к ребятам. А если подход такой, что тебя должны бояться... Скажем так, в том числе и из-за этого у меня не получилось с Карпиным. Это касалось, например, мата и оскорблений в адрес игроков на тренировках. Нельзя ставить себя выше – в каком бы положении ты ни был. Коряга, мешок с говном – в адрес заслуженных людей. Да, может, это стиль работы, но ждать после такого положительной реакции как-то странно. Я возразил как-то, и потом четыре месяца сидел без единой минуты игрового времени.

Карпин изначально считал, что русские игроки хуже иностранцев. Конфликта с легионерами у нас не было. Напрягало то, что к иностранцам относятся лучше, чем к своим ребятам. Пацаны ведь тоже понимали, откуда все это шло. Неприязнь формировалась не к иностранцу, которому больше позволено, а к ситуации в целом.