From Official Website

«Ведь хулиганство в душе». Слезы, адвокаты, залог в 10 млн и Фурсенко – новый суд Кокорина и Мамаева

«Ведь хулиганство в душе». Слезы, адвокаты, залог в 10 млн и Фурсенко – новый суд Кокорина и Мамаева

19/10/2018 в 15:59Обновлено 19/10/2018 в 16:26

Еще одно поражение самых шумных русских футболистов 2018-го.

В московском городском суде 19 октября прошло заседание по делу Павла Мамаева, Александра и Кирилла Кокориных. Адвокаты парней просили перевести клиентов из следственного изолятора «Бутырка» под домашний арест. Все трое обвиняемых не прибыли в здание суда и присутствовали на заседании по видеосвязи.

Первым рассматривали случай Мамаева. Постоянная собеседница собственного попугая и жена Павла Алана подтвердила, что не против нахождения футболиста в их квартире в Краснодаре.

Мамаев

МамаевGetty Images

«Уважаемый суд! Ваша честь! Поддерживаю позицию адвоката. Не принимал участия в хулиганских действиях. Это подтвердила очная ставка и слова Дениса Пака. Что касается других пострадавших – Соловчука, Гайсина и Ушаковой, я хотел бы публично извиниться. Готов понести установленную законом ответственность, возместить весь ущерб. Если это возможно, хотел бы примирение сторон.

У всех прошу прощения – у коллег и болельщиков. Мне необходимо находиться с семьей, с женой и с маленькими детьми. Готов сотрудничать со следствием, всегда буду появляться в управлении. И еще выражаю благодарность всем, кто поддерживал меня и семью», – сказал Мамаев.

Судью не впечатлили слова Павла, футболист остался в СИЗО. Но после объявления решения видеосвязь не выключили, поэтому журналисты услышали реакцию Мамаева: «Я не жду, что [меру пресечения] изменят. Адвокат вчера сказал, что не будут менять. А нас никто не слышит?» Никто, никто.

Павел Мамаев

Павел МамаевGetty Images

Следующим был Кирилл Кокорин. У него был бесплатный дежурный адвокат, который ему полагается по закону от государства. Он заявил, что Кирюша не ведет ночной образ жизни, но давал показания в 3:00, то есть с трудом рассуждал на допросе рационально. «19-летний молодой парень не несет никакой угрозы обществу, тем более матерым следователям. Это домашний ребенок, которого взяли на мероприятие», – сказал адвокат на суде.

Защитник Кирилла заявил, что его клиенту не давали управлять финансами в семье, у каждого был свой бюджет. Кокорин-джуниор, по словам юриста, не выглядит спортивно, поэтому его нельзя воспринимать как угрозу.

Когда слово передали самому Кириллу, то он выглядел подавленно и на вопросы судьи отвечал заторможенно. «Эээээээм, Ваша честь, я просто не знаю что сказать. Я сдал русский паспорт, загранпаспорт. Я могу находиться дома, изолированно от общества, не причиняя никому вреда», – цитирует Кокорина-младшего Лиза Фохт из BBC Russia.

Судья оставила парня под стражей. «Кирилл, я приду к тебе на следующей неделе», – крикнул в телевизор адвокат Кокорина.

Когда начался процесс по Александру, подключились несколько адвокатов. В защите игрока «Зенита» напрямую участвовали двое – Олег Попов и Татьяна Стукалова, остальные, видимо, представляли питерский клуб.

Футболист не понравился судье сразу. Когда на вопрос о гражданстве Кокорин ответил «Русский», его строго поправили: «Русский – это национальность, а не гражданство». Затем Саше сделали замечание, что при обращении с судом нужно встать. «Простите, мне в камере неудобно», – ответил он.

Адвокаты Кокорина напирали на юридические нестыковки в деле и приводили те же аргументы, что и в случае с Мамаевым: нужно играть в футбол, кормить семью, у Саши маленький ребенок. Затем неожиданно пришла официальная бумага от «Зенита» – президент Сергей Фурсенко прислал характеристику на игрока. Судья заявила, что босс питерцев не входит в число тех, кто может ходатайствовать об изменении меры пресечения.

В заявлении говорилось, что Фурсенко и Сергей Семак лично проследят за домашним арестом Кокорина, а Семак имеет большое влияние на футболиста и пользуется его уважением и авторитетом. Кроме тренера и босса положительную характеристику на обвиняемого дали все игроки «Зенита» – даже Клаудио Маркизио, проведший с ним один матч, а в России – один месяц.

Питерцы расписали все хорошие дела Кокорина – от помощи детям до сдачи донорской крови, а еще пересказали википедию и всю карьеру футболиста (вплоть до дебюта в «Динамо», самого быстрого гола за сборную и т.д.). После защитники предъявили справку о финансах матери Кокорина. Она подтвердила, что готова внести залог за сына в 10 миллионов рублей.

Затем слово взяла адвокат Александра Татьяна Стукалова.

«Оступившихся футболистов еще недавно любили тысячи поклонников футбола. Происходит манипуляция общественным сознанием. Но разве может суд подвергаться манипуляции? Конечно, нет, у него есть авторитет и независимость.

Кокорин не должен сидеть вместе с насильниками, грабителями и убийцами. Он кумир молодых людей, у него армия поклонников. Мы что, будем говорить, что за сборную России играют хулиганы?! Ведь хулиганство в душе!

Что такого сделал Кокорин, чтобы применять исключительную меру наказания? Не губите этого спортсмена, у него профессиональная жизнь – 15 лет, не отнимайте у него спортивную жизнь. У мальчишек должен был шанс на исправление. Я говорю и про Мамаева!» – сказала Стукалова.

Последнее слово в процессе взял Кокорин.

Кокорин

КокоринGetty Images

«Тверской суд избрал слишком суровую меру. Я повел себя так, потому что у меня был конфликт именно с этими людьми. Я не опасный преступник. У меня нет намерения скрываться. У меня расписаны тренировки, и все знают мое местонахождение. Я добровольно приехал в полицию для дачи показаний. Я не собираюсь влиять на потерпевших и готов участвовать в следствии. Мне неприятна грязь по телевидению и в интернете, она задевают всю мою семью. Прошу выпустить к семье, жене и родителям», – под конец речи у Александра полились слезы.

Судья удалилась для принятия решения на 15 минут и оставила меру пресечения прежней – два месяца в следственном изоляторе. Помощь «Зенита», Фурсенко, Семака и матери не помогли.

После процесса Стукалова объяснила позицию Светланы Кокориной по поводу залога – она предложила 10 миллионов за Александра и 0 за Кирилла. «Мы считали, что с таким количеством положительных характеристик, подписей и прошений ведущих игроков и людей с большим авторитетом, нам будет проще сначала вытащить старшего брата. А потом идти по тем же самым основаниям и планомерно помогать Кириллу», – уточнила адвокат.

Срок заключения Кокориных и Мамаева закончится 8 декабря. 18 октября футболистам предъявили обвинение по двум эпизодам по статье «Побои» и одному по статье «Хулиганство». У Кирилла Кокорина все то же самое, только случаев с побоями у него три. Им грозит до семи лет тюрьмы.

Eurosport в телеграме
0
0