Среда выдалась теплой – здание Пресненского районного суда на Зоологической покрылось солнечными бликами, пока к крыльцу стекались медийщики. Несмотря на эпоху мгновенной информации, где всем правит «Мэш», здесь все еще много согбенных под тяжестью камер и штативов мужчин и теть. На рамке журналистов лениво обыскали и пустили в коридор на втором этаже: статус «закрытого заседания» предполагал нахождение в холле и по минуте на съемку зала суда до и после оглашения приговора.
Репортеры занялись переделом холла: тут фотографы, там – операторы с крупными камерами, эй ты, с телефоном, отойди (иногда без слов и церемоний отодвигали плечом).
Около 13:50, коридор полон, его центр пуст. Площадку занимает пресс-секретарь суда – мужчина средних лет, который терпеливо объясняет правила игры. Телефонщики получают бейджики на съемку, о ходе дела обвиняемых спрашивать нельзя, прокурор не должен светиться в кадре – он попал под госзащиту (говорят, что из-за параллельного незавершенного дела о Хованском кладбище).
Чемпионат России
«Кокорин на массе». Как изменились Паша и Саша за полгода в СИЗО
03/04/2019 В 16:43
Почти 14:00, адвокат Мамаева – Игорь Бушманов – быстрым шагом преодолевает путь до двери. Адвокат Кокорина Ромашов скользнул в зал никем не замеченный. Еще несколько минут, и заводят обвиняемых – парни в черных худи пересекают коридор, и на это жалко смотреть, потому что вокруг них, словно осязаемая, распространяется усталость.
14:27, телефонщиков заводят на короткий разговор с Кокориными, Мамаевым и Протасовицким в клетке. Стоит только Павел, он и общается с камерами.
«Играл в футбол? На том же поле?»
«Да, вывозили на «Уэмбли», – желчно отвечает Паша, криво улыбаясь. Ирония – наверное, самое крутое, что можно выставить против затянувшейся усмешки бюрократии. Но он тоже устал, и молчит в ответ на другие вопросы – о том, пишут ли ему ребята из «Краснодара», о здоровье («менты смеются»). Кокорина допрашивают о колене, но мужчина даже не поворачивается к телефонам, зарывшись в капюшон.
Затем полтора часа в коридоре, где такие же уставшие журналисты развлекаются на все лады: стреляют селфи, лихорадочно печатают на макбуке, бегают курить, сбиваются группками. Кто-то примостился на стульчике. Это моментами напомнило первый шумный день в детском лагере – из зала на шумных репортеров дважды шикнул охранник.
16:50, оба этажа заняты журналистами на скамьях, стульях, ступеньках, а стены облепили те, кому не хватило посадочных мест. На дверях кафе, в котором, предположительно, итогов суда дожидаются Валитова и Мамаева, прикреплен листок «закрыто по техническим причинам». Из коридора ничего не слышно, глухая тишина. В адрес журналистов «Спорт-Экспресса» – им удалось под шумок что-то заснять в столовой – поступает суровый выговор.
В пять участников процесса вывели на перерыв. Адвоката Игоря Бушманова оцепили на лестнице, и он за 2,5 часа до окончания заседания проспойлерил итог: обвинение просит продлить меру пресечения до 25 сентября (так в итоге все и было). Очень скоро от юриста отогнали толпу репортеров и все вернулись на форпост в холл. В 18:30 в соседнем кабинете открыли окно, потому что за 4,5 часа кислорода явно стало в 2-3 раза меньше. Около часа в коридоре провели журналисты, семейство Кокориных, Мамаева и еще один фольклорный персонаж судебной саги – фанатка, которая ходит на все слушания по делу Мамаева и Ко (от комментариев и фото всю группку прятали бдительные охранники). Алана отстраненно стояла у стенки в ботинках и роковых штанах из кожи, Кокорины стояли, а потом и сидели сообща. Сестра Кокорина, склонившись к матери, обнимала ее.
В семь обвиняемых заводят в зал, их преследуют выкрики родственников. Душераздирающе.
Несколько минут – и журналисты набили небольшой зал битком. Витало ощущение абсолютного сюра – Кокорин и Мамаев расслабленно стоят в просторной клетке, в то время как репортеры чуть ли не вставали друг другу на головы, прикончив остатки кислорода в здании. Глянцевые от пота охранники сочувственно жмутся к стенке, а в стороне стоит одинокая судья Елена Абрамова и отстраненно-монотонно зачитывает приговор.
Кирилла Кокорина за весь день не было слышно или видно ни разу, Протасовицкий тоже держался нейтрально, а вот Саша и Паша отыграли полных антиподов. Первый почти не смотрел в сторону камер и не вытаскивал лица из-под капюшона, второй – шутил, улыбался, до последнего перекидывался фразочками с операторами в первом ряду.
19:10, заседание окончено, потные и убитые охранники, журналисты и пресс-секретарь покидают зал. Их провожает улыбка Паши Мамаева.
С точки зрения шоу и медиа сегодняшнее слушание лучше Бушманова и Ромашова потрудилось во имя Александра Кокорина и Павла Мамаева – после диких пяти часов процесса, порядка 40 свидетелей и прокурора под госзащитой на первом «взрослом» заседании 9 апреля большая часть собравшихся займет сторону осужденных.
Мамаев и Кокорин могли играть в «МЮ» и «Арсенале». Но встретят Новый год за решеткой
Кокорин и Мамаев не заслужили снисхождения. Смолов и Кадыров зря их защищают
https://i.eurosport.com/2018/10/12/2438861.jpg
Важнейшие события спорта в вашей ленте новостей Вконтакте
Чемпионат России
Суд продлил арест Кокорина и Мамаева до 25 сентября
03/04/2019 В 16:11
Футбол
Классен спасает «Тироль», Миранчук сидит, Кокорин даже не в заявке
ДЕНЬ НАЗАД