Eurosport

«Приносил бананы и говорил: «Привет, негрила». Алиев – об алкоголе, воровстве в «Спартаке» и Украине

«Приносил бананы и говорил: «Привет, негрила». Алиев – об алкоголе, воровстве в «Спартаке» и Украине

01/07/2019 в 11:26Обновлено 01/07/2019 в 21:07

Главный кутила украинского футбола хочет, чтобы молодежь училась на его ошибках.

Александр Алиев сыграл последний матч на высоком уровне осенью 2014-го за «Анжи» и с тех пор безуспешно пытался реанимировать карьеру. Сейчас Алиеву 34 года, и он пошел в тренеры. Руслан Хрипун съездил в Киев и расспросил бывшего игрока «Локомотива», как он косил от армии, кто виноват в тяжелой жизни на Украине, и почему нужно верить в президента Зеленского.

– Многие футболисты после окончания карьеры впадают в депрессию. Как вы с ней боретесь?

– Нет никакой депрессии, я ведь не резко закончил карьеру. К этому все шло плавно и давно. Не нашел себе новый клуб и сосредоточился на тренерской карьере. Вот несколько часов назад вернулся из Федерации футбола Украины – подал документы на получение лицензии категории А и В. В сентябре начнется учеба, которая продлится до мая.

Александр Алиев

Александр АлиевImago

– В прошлом году вы тренировали команду из Хмельницкого, но быстро с ней расстались. Что пошло не так?

– С чего-то нужно было начинать. Позвали в команду, которая слабо выступала в чемпионате области и по любителям. Встретился с мэром, он поставил задачу выйти во вторую лигу. В итоге оказалось, что они хотели попиариться на моем имени. Бюджет был ограничен, поэтому сотрудничество продлилось меньше полугода. Для меня это все равно позитивный опыт – он помог перестроиться с футболиста на тренера.

– Чем сейчас занимаетесь?

– Курирую работу футбольной академии имени Александра Алиева в Буче. Раньше ею занимались другие люди, но по большому счету все пришлось начинать с нуля. Для себя играю на уровне чемпионата области, поддерживаю форму.

– Друзья разбежались после окончания карьеры и больших денег?

– Еще бы. Кроме самого большого моего друга Артема Милевского осталось еще два человека, в которых я уверен и поддерживаю отношения.

– Милевский открыл в Киеве пивную «Миля». Не думали тоже организовать какой-то бизнес?

– Это совсем не мое – вижу себя только в футболе. Да и Артем не стоит там за барной стойкой. Есть люди, которые управляют этим бизнесом, а он по-прежнему сосредоточен на карьере. Думаю, еще лет пять он точно поиграет.

Александр Алиев

Александр АлиевEurosport

– Правда, что вы уже несколько лет обходитесь без алкоголя?

– Скажу так. Все спортсмены пили, пьют и будут пить. Главное, чтобы все было в меру – мы же не роботы.

– Наркотики пробовали?

– Нет. Никогда и не тянуло. Единственный наркотик, который я пробовал, это алкоголь.

– Курите?

– Да, почти всю карьеру, но сигареты мне никогда не мешали. Многие футболисты курят.

– До 12 лет вы жили в Хабаровске. Какие яркие впечатления остались от жизни на Дальнем Востоке?

– Я из небогатой семьи. Отец – военный летчик, мама – швея. Это сейчас дети находятся под гиперопекой, а в мое детство такого не было. Кроме футбола играл в хоккей, да и в другие виды спорта. Дрался, как и большинство пацанов. Чтобы заработать на «Сникерс», мыл машины и не вижу в этом ничего зазорного.

– Голодали в академии «Спартака»?

– Не настолько, конечно, но условия были жесткие. Мы завтракали и обедали в школе, а ужинали в общежитии. Если ты по какой-то причине пропустил учебу, то до вечера ходил голодным. Я особо не парился – покупал батон и доширак. Кроме того, в академии жили очень дружно и делились посылками, которые передавали родители.

Был еще момент, о котором я узнал позже. Нам должны были выдавать соки, шоколад и фрукты, но все прикарманивал воспитатель. Это продолжалось весь год, пока я был в «Спартаке», и в итоге этого человека выгнали.

– Вместе с вами из «Спартака» в «Футбольную академию «Динамо»-1985» перешло девять игроков.

– В детстве я фанател от Ильи Цымбаларя, болел за «Спартак» и мечтал играть в этой команде. Так вышло, что условия в Киеве оказались на порядок выше, поэтому я и другие ребята переехали на Украину. После того случая в московском клубе наконец-то обратили внимание на подготовку молодежи и все стало гораздо лучше.

– Идеологом динамовского проекта, в котором были собраны лучшие таланты бывшего СССР, был Павел Яковенко. Он переживает, что не все получилось из задуманного?

– Конечно. У той команды был сумасшедший потенциал, который ему не дали реализовать. Академия просуществовала всего два года, после чего ее расформировали. В этом виноват один человек, фамилию которого я не могу назвать. Поиграй мы вместе еще год или больше, то «Динамо» получило бы гораздо больше классных футболистов.

– Футболисты любят давать друг другу прозвища. Какое было у вас?

– В Хабаровске называли Слива. Даже не знаю почему. В «Динамо» покойный Валик Белькевич прозвал Шляпой. У меня тогда была большая шевелюра, похожая на шапку. Вот он как-то раз сказал, и приклеилось.

Александр Алиев и Юрий Семин

Александр Алиев и Юрий СеминImago

– Сколько платили в академии «Динамо»?

– Условия в академии были замечательные, почти идеальные. Еще и 156 гривен (около 70 долларов на тот момент – Прим. Eurosport) получали раз в месяц. Конечно, на них не разгуляешься – иногда покупали пирожные, мороженое, сок. В редкий выходной, который давал Яковенко, выбирались в «Макдоналдс» и там тратили эти деньги.

– Вы дебютировали за «Динамо» в 17 лет, но слава тусовщика опередила футбольную.

– Многие нарушали режим, не только же мы с Милевским. Мне кажется, основное внимание было к нам, потому что мы показывали более современный футбол, чем другие. Тогда я не понимал, что у футболиста есть всего 10-15 лет, чтобы выжать максимум из себя во всех смыслах. Появились первые деньги и далеко вперед не заглядывал. Надеюсь, молодые игроки не допустят моих ошибок. Пусть на них учатся.

– Чем запомнилась служба в армии?

– Тренер «Динамо» Михайличенко наказал нас с Артемом недельной ссылкой в армейскую часть. Веди мы себя хорошо, возможно, и не пришлось бегать в сапогах. Муштра была по полной, но продолжалась лишь два дня. После этого договорились с сержантами, чтобы сильно нас не крепили – взамен привезли в часть мячи и футболки. Уходили на ночь, играли на бильярде или пели в караоке. Требование было одно – в шесть утра нужно оказаться в казарме.

– У президента «Динамо» были информаторы, которые следили за вами и Милевским. Замечали наружку?

– Слежка велась постоянно, но мы придумывали разные способы от нее избавиться. Я понимаю, что Суркис хозяин клуба, он платит деньги, но футболисты же не роботы, у них должна быть личная жизнь. Тем более, мы же не каждый день гуляли – это невозможно при жестком режиме тренировок. Существовало правило – вернуться домой до полуночи. Я провоцировал этих детективов и приезжал в 23:55. Если хоть на минуту опаздывал, то на следующий день Игорь Михайлович говорил: «С тебя полтишок». 50 тысяч долларов. В «Локомотиве» такого и близко не было, хотя в Москве гораздо больше соблазнов.

Александр Алиев

Александр АлиевEurosport

– Блохин утверждает, что сослал Милевского в дубль за приход на тренировку пьяным.

– Это неправда. Такого ни я, ни Артем никогда себе не позволяли.

– Кокорин и Мамаев за день побили двоих человек. Были у вас ситуации, за которые можно оказаться в тюрьме?

– Слава богу, нет. В любом конфликте до последнего стараюсь уладить его словесно. Если человек первый поднимает руку, то я же не груша – могу и ответить. Люди иногда специально провоцируют, и это идет из-за зависти и денег. Болельщикам не понять, каким трудом футболисты зарабатывают солидные контракты, как мучаются из-за травм. Если клубы готовы платить игрокам сотни тысяч и миллионы долларов, то они не виноваты в такой ситуации на рынке труда.

– Вы назвали Хачериди дятлом после его удаления, а журналистку телеканала ICTV оскорбили после замечания в свой адрес. Раскаиваетесь?

– Нет, конечно. Я считаю, что женщина, тем более посторонняя, не имеет права делать мне замечания. Думаю, она позже поняла, что была не права. Хачериди тоже понял суть моего высказывания и не обиделся. Он очень импульсивный и не может перестроиться. Что простили бы ему в «Волыни», в «Динамо» не пройдет.

– Суркис после одного из залетов назвал вас гаденышем. Обиделись на него?

– Нет. Это его мнение. У меня есть папа и мама, которые могут мне что-то сказать. На остальные реплики и замечания не обращаю внимания.

– Самый большой штраф?

– Меня и Милевского Суркис оштрафовал на 100 тысяч долларов за слабую игру в финале Кубка Украины, но я не буду вспоминать подробности. В итоге Михалыч отошел через несколько дней и простил.

– Как Семин нашел к вам с Милевским подход? Насколько он тонкий психолог и какое его самое сильное качество?

– Юрий Палыч очень общительный человек, который понимает психотип игрока. Он никогда не закрывался, с ним можно поговорить, пошутить – этим он располагал футболистов к себе. Даже если игрок не выступал в основном составе, Палыч находил слова и мотивировал.

– Вы много забили со штрафных. Семин как-то сказал, что Алиев – лучший исполнитель стандартов в мире. Согласны с такой оценкой?

– Ну, в мире – это перебор, конечно. Просто он так похвалил игрока, который выступал в его команде. Правильный удар мне еще в детстве поставил отец – в дальнейшем я только развивал силу ног и точность.

Александр Алиев

Александр АлиевEurosport

– Вы как-то приложили Смородскую, что ей лучше заниматься кастрюлями, чем футболом. Считаете, женщины не способны работать в футболе на руководящих постах?

– У меня был с ней конфликт, да и остальные игроки не очень ее понимали. Обычно сборы начинаются в первой половине января, а она назначила их на 26 декабря. Просто хотела показать, что она королева, хозяйка. Перед возвращением в «Динамо» я приходил к ней в кабинет, и она просила у меня прощения. Из-за нее я пропустил два сбора «Локомотива», хотела меня сломать, но не получилось.

– Почему не сложилось у вас с Газзаевым?

– Сложно сказать, для меня это загадка. Я у него не спрашивал – он бы все равно не ответил, потому что гордый, осетин. У Газзаева самые бессмысленные тренировки, с которыми я столкнулся в карьере. Бесконечное наматывание километров, большинство упражнений без мяча – он называл это набором кондиций. Каждый день бежишь под пульсом 200 и сходишь с ума. Киевское «Динамо» никогда так не играло. Никакого удовольствия от работы, только отвращение.

– С легионерами дружили?

– Со всеми были ровные отношения. Они же в основном друг с другом общаются. Бразильцы если вместе собирались, то устраивали небольшой карнавал – всегда пели. Я иногда разыгрывал темнокожих, приносил бананы и говорил: «Привет, негрила». Но это все в шутку – никто не обижался.

Александр Алиев

Александр АлиевEurosport

– Представьте, что в ваше время игрок молодежки сделал тату. Что бы с ним сделали в команде?

– Сняли бы скальпелем. В 17-18 лет делать тату – это бред и тогда, и сейчас. Сразу понятно, что ты уже думаешь не о футболе, а о красоте.

– Незадолго до смены власти на Украине в 2014-м Газзаев продвигал проект Объединенного чемпионата Украины и России. Вам нравилась эта идея?

– Это путь в никуда. Вот было бы, скажем, восемь команд от России и шесть из Украины, а остальным клубам как жить? На их матчи никто не придет, они не выгодны телевидению. Такие команды быстро бы загнулись.

– Шесть игроков из системы донецкого «Олимпика» пожизненно отстранили от футбола за участие в договорных играх. Настолько все прогнило?

– Считаю, это все идет из-за сильно упавшего уровня жизни людей. Футболисты и другие спортсмены выживают, поэтому решаются на такое. Хуже всего, что они всего лишь исполнители, а по-настоящему большие деньги гребут только организаторы.

– Йожеф Сабо раскритиковал Селезнева, Ракицкого и Ордеца за переход в российские клубы. Как к этому относитесь?

– Я поддерживаю футболистов, которые сделали такой выбор. Политика – политикой, а семью кто кормить будет? Пусть тогда Сабо обеспечивает их детей. Любой футболист хочет красиво одеваться, ездить на дорогих машинах – почему они как профессионалы должны от этого отказываться? Политики должны заниматься своим делом, а спортсмены своим.

Сейчас много зомбированных людей живет как на Украине, так и России. Я считаю, что в конфликте между странами виноват Порошенко с его кошельком.

– После революции достоинства игрокам сильно порезали зарплаты?

– Я могу только догадываться, но Украину давно разворовали, поэтому уровень футбола и зарплат сильно упал. О чем говорить, если мы уголь покупаем в ЮАР. В стране есть два контингента людей: нищие и миллиардеры, а среднего класса почти нет. Возможно, с приходом Зеленского что-то изменится – все-таки за него проголосовало 73% избирателей. Я знаю Володю лично – мы часто были гостями «95-го квартала» и много общались. Верю, что такой порядочный человек и лидер даст импульс к выходу из кризиса.

Другие интервью Руслана Хрипуна:

Eurosport на Android
0
0