Eurosport

Гендиректора «Спартака» застрелили в 90-е. Убийц не нашли, главный подозреваемый – зам Романцева

Гендиректора «Спартака» застрелили в 90-е. Убийц не нашли, главный подозреваемый – зам Романцева

Ларису Нечаеву заказали бандитам Лазанской ОПГ.

В общественном сознании управление «Спартака» 90-х связано только с именем Олега Романцева. В России тренера воспринимают как единоличного правителя Тарасовки – в 1993-м на волне успехов в Европе Олега Иваныча сделали президентом, а спустя три года и владельцем контрольного пакета акций. Но невозможно представить, что Романцев помимо тренерской работы и ловли рыбы занимался оперативным и долгосрочным управлением. Либо для этого нужно иметь 50 часов в сутках, либо делить полномочия с другими людьми.

Лариса Нечаева пришла в «Спартак» в 1994-м. После перестройки она занимала крупный пост в издательстве «Дрофа», но ушла оттуда и основала собственный издательский дом. Перед дебютом в Лиге чемпионов к ней обратился земляк Олег Романцев и попросил напечатать программки и афиши на качественной бумаге – таким было требование УЕФА. Коуч остался в восторге от яркой женщины и предложил ей должность коммерческого директора красно-белых. Оттуда очень быстро она доросла до гендира.

Олег Романцев, «Спартак», 2000 год

Олег Романцев, «Спартак», 2000 годGetty Images

Но в главном спортивном клубе страны уже были грязные деньги. Глава Лазанской ОПГ Мовлади Алтангериев использовал знакомство с боссами москвичей Юрием Заварзиным и Григорием Есауленко, чтобы завести финансы в футбол. Его структуры выпускали «Спартак-колу», назвали именем команды риэлторскую контору и строили планы на запуск красно-белых автозаправок.

Конечно, у Нечаевой было право подписи всех важных документов, и она видела, как идеи бандитов высасывают из клубного бюджета деньги. Бизнесвумен долго спорила с Романцевым о расставании с «лазанскими», но тренер боялся резких решений. Лариса лично уволила менеджера, посаженного в административный отдел Алтангериевым, и в июне 1997-го договорилась об охране.

За два дня до контракта с личными секьюрити Нечаева уехала во Владимирскую область. «Спартак» как раз нервно победил нижегородский «Локомотив» – 3:2, на 90-й минуте андердогов прибил Мирослав Ромащенко. Лариса взяла бойфренда, генерала таможни Валентина Полякова, подругу Зою Рудзате, работавшую клубным бухгалтером, и брата Геннадия Сорокина (личного водителя) на дачу в поселок Таратино. Вечером они цивильно отдыхали на шашлыках, и днем воскресенья Лариса с Зоей поехали в соседнюю деревню за продуктами.

Дамы на джипе не заметили, как проехали мимо зеленого «Москвича», но по возвращении домой их уже ждали. Двое бандитов наставили на лоб Нечаевой пистолет, впихнули за ворота дачи, и один из них сказал: «Тебя заказали. Давай 100 тысяч долларов, и никто не пострадает». Лариса явно перепугалась и ответила: «У меня с собой нет таких денег, приезжайте завтра в офис, я все выплачу». Простая бухгалтерша Зоя потрясенно молчала.

Геннадий Сорокин в это время готовил на заднем дворе курицу-гриль. Когда он услышал угрозы, то вышел к ним со словами «Я не понял, что здесь происходит?!» Лучше бы он этого не делал. Дальше все развивалось, как в экшене. Бандиты явно не ожидали, что кроме двух хрупких женщин внутри еще кто-то есть, и один из них крикнул второму: «Стреляй!» Зою Рудзате застрелили мгновенно. Ларисе достался выстрел в живот, к которому киллеры добавили контрольный в голову. Сорокину попали в правое предплечье и затем с метра до верного добили в затылок.

Алексея Здора и Владимира Тенашвили в крошечном Таратино никогда не видели. Это в подмосковном Лыткарино у них была слава героиновых наркоманов, а в поселке под Владимиром местных насторожили два парня, расспрашивающие про дачу новых русских. Здор косил под обеспеченного бизнесмена – дорогой костюм-тройка, очки с простыми стеклами, пестрый галстук с косым узлом. Отец Тенашвили работал в районном ОВД и несколько раз выручал Володьку из передряг.

Они не были профессиональными убийцами – скорее, обычные бандиты. Контрольный выстрел Здора попал брату Нечаевой Геннадию не в голову, а в шею. Киллеры не проверили, мертв ли мужчина, и уехали, а брызжущий кровью Сорокин 40 метров полз к бане, чтобы позвать на помощь. Еле-еле он разбудил спавшего в теплом домике таможенного генерала Полякова, который и вызвал скорую с милицией. Гена и стал главным свидетелем обвинения, он в больнице и опознал обоих убийц по фотографии.

Здора видели в Лыткарино через два дня после убийства. Примерно тогда же девушка Тенашвили вылетела в Краснодар с мужчиной, похожей на Владимира, но на Кубани преступников так и не нашли. Следы обоих мелькали в Дагестане и Чечне, но с 1997 года оперативники до сих пор не задержали киллеров. В полиции полагают, что обоих давно нет в живых.

Настолько профессионально два простых гопника ни за что бы не залегли на дно, поэтому главной версией следствия стала причастность «лазанских». Ребята из ОПГ спрятали Здора с Тенашвили, чтобы никто не вышел на след заказчиков, а еще у группировки был мотив – Нечаева лишила их доступа к финансовым потокам «Спартака».

Спустя месяц после смерти Ларисы в Следственный комитет доставили записку. Аноним писал, что вице-президент Геннадий Есауленко проводит мошеннические схемы. Для этого Романцев и поставил Нечаеву гендиректором. «Когда она вникла в происходящее, то, соответственно, во всем разобралась, так как была умной, дотошной женщиной. Где-то полгода назад Есауленко Г.В. чуть не выгнали с работы. Скорее всего, заказал убийство он, а организатором явился его друг и крыша, чеченец Турпало», – сообщил доброжелатель. Турпало – это Турпал-Али Алтангариев, родной брат лидера Лазанской ОПГ.

Здора с Тенашвили несколько раз выманивали из кавказских республик, посредники требовали денег за их выдачу, милиция просила об оплате старшего сына Нечаевой Андрея, но тот наотрез отказался. «Кто-то, может, осудит нас за то, что мы решили это дело оставить как есть. Но если сразу расследование не пошло, что поделаешь? А у нас связи в правоохранительных органах отсутствуют», – говорил потом парень.

Дело об убийстве Нечаевой приостановили еще в 1997-м, а на вопросы о подробностях следователь огрызается: «Проводятся оперативно-розыскные мероприятия, не могу о них говорить – гостайна, реальной перспективы возобновления не имеет». Геннадий Есауленко после гибели Ларисы занял пост гендиректора «Спартака», а в 2003-м стал обвиняемым – но не в заказном убийстве, а в невыплате клубом 1,5 млн долларов налогов.

Под подозрение в организации преступления в итоге не попал ни один человек. Дело об убийстве следственные органы официально закроют спустя 25 лет после тех выстрелов в Таратино, но на самом деле оно превратилось в висяк почти сразу. Лариса Нечаева была яркой женщиной, которая делала «Спартак» лучше. Но не знала, что русскому футболу 90-х – грязному, мерзкому, гадкому, отвратительному и полному подковерных интриг – будет намного лучше без нее.

Eurosport в телеграме