19 марта 2000 года на канале ОРТ (теперь это «Первый») стартовала программа Виктора Гусева. Она называлась «Время футбола», потом — «На футболе», но в обоих случаях выходила ночью и рассказывала об игре так, что уснуть было невозможно.

26 минут вмещали хайлайты, выездные репортажи и личную жизнь игроков. Экспертами «На футболе» становились Шнур, Земфира и группа «Тату», а Марат Измайлов играл в журналиста и бегал с микрофоном у метро.

Биатлон
«Альбом записал на свои деньги». Губерниев рассказал Eurosport о карьере рок-музыканта
02/06/2020 В 10:23

Ярослав Кулемин вспомнил самые яркие сюжеты «На футболе», поговорил с Виктором Гусевым и теми, кто помогал ему делать программу. Ностальгический трип по эфиру начала нулевых – на Eurosport.

Вас ждут 30k знаков, из которых вы узнаете:

  • Как съемочная группа заставила Александра Филимонова вспомнить об Украине,
  • Что Земфира сказала вместо фразы «Время футбола»,
  • Как 20 лет назад можно было сделать интервью с Сергеем Шнуровым,
  • Почему жители Самары стали присылать в редакцию прокладки.

«Время футбола» заменило «Футбольное обозрение», Владимир Перетурин обиделся

Владимир Перетурин

Фото: Eurosport

В конце 90-х у футбольных болельщиков было немного вариантов потребления контента: «Футбольный клуб» на НТВ и «Футбольное обозрение», выходившее с начала 80-х и не допускавшее косметических изменений. Ведущий «Обозрения» Владимир Перетурин из-за перенесенного инсульта уже не мог работать как раньше. В кадре его подменяли коллеги, в том числе Гусев, а в декабре 1999-го программу закрыли.

К следующему сезону ОРТ приготовило замену, оставшуюся в эфире до 2004-го. Перетурин обиделся – он считал, что Гусев отжал программу. Виктор Михайлович считает по-другому:

«С Володей у нас были очень хорошие отношения, – сказал он Eurosport. – Особенно в командировках: мы жили в одной гостинице, встречались, выпивали после работы. Он рассказывал фантастические истории, но стилистика программы у него была строгая. Иногда возникало желание сказать: Володь, почему ты не вставляешь это в программу? Но для него одно дело – рассказать за дружеским столом, и совсем другое – с экрана телевизора. Максимум – пригласить какого-то актера и провести строгую беседу о футболе. Это считалось развлекательной частью.

Потом его программа закрылась и не существовала несколько месяцев. Прошло некоторое время, и лишь потом в связи с тем, что мы должны были показывать Евро-2000, Первый канал реанимировал формат.

Это была новая программа, новые идеи. При всем желании, если бы я сказал: верните «Футбольное обозрение», я помогу Перетурину, он был уже не в том состоянии. Володя стал реже появляться, он заболел и не мог комментировать, по состоянию здоровья ему нельзя было летать на самолетах. Может быть, он обиделся, о чем потом сказал в интервью. Но будь я хапугой, я бы не стал отказываться. Просто руководство сказало: надо».

Гусев не хотел вписывать в проект, потому что время предлагалось нерейтинговое: ночь с воскресенья на понедельник. При этом нужно было соблюдать два условия, которые не очень-то вязались: вместить в 26 минут все голы и не зацикливаться на футболе. К тому моменту зрители уже привыкли к развлекательным форматам, и обычный обзор тура действовал как снотворное. Тем более ночью.

Виктор Гусев: «В этом смысле я завидовал Васе Уткину – у него не было тех ограничений. Само название «Футбольный клуб» предполагало, что Вася может делать что хочет. А голы чемпионата России все уже посмотрели на Первом канале. Так что я нес такой крест. Если бы мне дали карт-бланш, я бы избавился от каких-то матчей и дал время на что-то еще. Но была такая установка.

И все же мы исхитрялись вмещать в эти 26 минут какие-то рубрики: «Заметки на полях», «Без бутс», «Выездная модель», «Галопом по Европам», «Трибуна люду». Даже «Я – пас», где мы отмечали лучший пас тура. Когда я вспоминаю, даже удивительно. Тем более, на один из матчей практически всегда была командировка и углубленный сюжет на 5-6 минут».

Первый выход программы случился в 23:00 воскресенья. В дальнейшем поменялись и день, и время, а с октября 2000-го «Время футбола» сменило название. На ОРТ, кроме классической программы «Время», выходили «Времена» Владимира Познера. Для одного канала «времен» оказалось слишком много.

Гусев: «Когда мы стали выходить со вторника на среду, был разговор, чтобы отказаться от голов. Но мне говорили: нет. И даже болельщики спрашивали: «А кто тогда будет показывать?» И я сам себя убеждал: есть же на BBC Match of the Day. Без жен футболистов, без их собак. Думаете, они там пьют на рыбалке? Тупо матч, голы, матч, голы — и это смотрит вся Англия!»

Согласившись на неудобное время, Гусев настоял, чтобы программа выходила в прямом эфире: «Если возьмете, к примеру, «Вечерний Ургант», он сначала идет на орбиту на Дальний Восток, а потом в записи – на Москву. Мы выходили в прямом эфире несколько раз в день: отдельно на Восток, отдельно на Урал и еще раз на Москву. Чтобы дать последнюю информацию, что-то переделывали. И только в исключительных случаях, когда ничего не происходило, давали на Москву программу в записи. Ориентировались по ходу дня».

Корреспондент «На футболе» Александр Лидогостер вспоминает, что такой подход был испытанием для редакции: «Гусев очень любил это дело. Когда мы говорили: давайте уже запустим кассету, ничего ведь не случилось, Гусев всегда спрашивал: «А если умрет кто-нибудь?» Такой профессиональный цинизм».

Гусев выходил в эфир в майках российских клубов. Забыл только про «Сатурн»

Студия «На футболе» имитировала комментаторскую кабину. Ретро-микрофон, стилизованный под времена Фрэнка Синатры, Гусев хранит до сих пор. Но, конечно, это был муляж, и звук в него не шел.

Одной из фишек стало переодевание ведущего в майки российских клубов. Футболки привозили из командировок корреспонденты. Изначально это не было концепцией, просто Гусев устал подбирать шмотки. Из 16 клубов Премьер-лиги он не надел только джерси «Сатурна».

«Я думал: ну кто считает такие вещи! Гораздо позже встретил Шевчука, бывшего тренера «Сатурна». Он тогда работал в Саратове, но все равно напомнил: как же так, Виктор, почему обошли вниманием мой «Сатурн»? Я говорю: да я не знал! А идея была в том, что я выходил, к примеру, в футболке «Крыльев Советов» и объяснял, чем они отличились. Немного надуманно, но мы придумывали ходы», – объяснил Гусев.

Свой комплект формы в редакцию присылали даже судьи. Но это было уже перед закрытием программы и до нее не дошло.

Дублер Гусева Василий Конов вел на радио передачу о кино и оставлял фанатам ЦСКА пасхалки

Иногда Гусева в эфире подменял Василий Конов. Чаще всего это происходило в мае, когда Виктор Михайлович уезжал на хоккейный чемпионат мира и конгресс международной федерации хоккея. Но впервые Конов побывал ведущим еще в «Футбольном обозрении».

«В 1998-м, год моего прихода на Первый канал, еще был Владимир Иванович Перетурин. У него случился инсульт, и буквально за два дня до эфира мне позвонили: «Готов? Одежда есть?» Я поехал в ГУМ и купил себе кремовый пиджак. В нем, собственно, и вышел в эфир. Это был конец лета, а 1 сентября я пришел в школу навестить учителей и осознал, что такое – один эфир в прайм-тайм. Узнаваемость была потрясающая!» – рассказал Eurosport Василий.

Замещая Гусева, Конов время от времени передавал привет армейским болельщикам – красно-синей ручкой или маленьким значком. В тот момент он читал две гостевые — «Пески» (форум болельщиков ЦСКА) и «ВВ» (там общались спартаковцы). И там, и там эти пасхалки воспринимались с разной степенью восторженности.

Василий Конов:

– Опыта работы в кадре у меня на тот момент не было. Потому что в «Футбольном обозрении» практики стендапов не существовало, и весь мой опыт сводился к озвучке сюжетов и выездным матчам в Москве. За пределы Москвы я тогда не выезжал.

– Как ты вообще попал на Первый канал?

– С первого курса журфака я работал в спортивной редакции «Маяка». И понял, что спорт вообще не мое, мне он неинтересен. При первой возможности я свалил оттуда на «Радио 101», где была музыка абсолютно разных жанров и живые эфиры. Там занимался кино, у меня были эксклюзивные интервью с Де Ниро, Ришаром, Дапкунайте.

Достаточно быстро на Первый канал ушел Кирилл Клейменов, и мне достался его слот в информационном эфире. Среди прочего на мою смену выпала операция Ельцина. Помню, как минут 30 сидел и тупо повторял «аортокоронарное шунтирование». Чтобы не запнуться.

А потом Андрей Голованов, с которым мы учились на журфаке, сказал, что в «Футбольное обозрение» нужен корреспондент. Я приехал один раз, мы переговорили, меня не устроили финансовые условия. Потом история повторилась. А на третий раз я разговаривал уже не с Перетуриным, а напрямую с Николаем Николаевичем Малышевым (руководитель спортивной дирекции Первого канала).

Видимо, ситуация была безвыходная. Он спросил, сколько я получаю на радио. Я ответил: 600 долларов. Он сказал: вот тебе 900, и выходи завтра на работу. Я даже не смог попрощаться со слушателями! Брал потом две недели отпуска, чтобы вернуться в радиоэфир. Просто люди же писали письма, мы проводили какие-то конкурсы, разыгрывали кассеты, билеты в кино.

Корреспонденты «На футболе» покупали футболистам пиво и прятали у себя в номерах

Кроме Конова, в программе было еще два корреспондента – Александр Лидогостер и Наталья Константинова. В их обязанности входили поездки по стране и съемки сюжетов для «Выездной модели».

«Был какой-то кризис, мне было необходимо получить какие-то деньги, – Александр вспоминает историю своего появления в программе. – Я позвонил на Первый канал и предложил к юбилею Черенкова кусочек своей программы с эксклюзивными интервью и съемками, которые искали по всяким архивам. Мне ответили: мы, конечно, ничего не купим, но ты нам подходишь, оставайся. Так я попал в «Футбольное обозрение», причем на должность монтажера. Через несколько месяцев программа закрылась и началось «Время футбола».

В какой-то момент некому было снимать сюжет: отпуск, командировки. И я предложил: давайте съезжу. Какой-то рядовой матч, уже не помню. Но всем понравилось, и с тех пор я начал работать корреспондентом.

– Вспомните самую экстремальную поездку?

– Был ужасный случай, когда мы ездили в Воронеж на матч «Факел» – «Спартак». В перерыве устроили мотошоу. Мотоциклист не справился с машиной и въехал в толпу людей, которые там стояли. Погиб он сам и две женщины из скорой помощи. А мы снимали. Оператор Игорь Чульпенев конкретно этот проезд мотоцикла взял и весь до конца снял. То есть он мог вообще не включить камеру, а мы сняли эту катастрофу. Самое поразительное, что обалдевший ведущий тогда сказал: «Ну, это было так задумано». Он даже не понял, что произошло».

В командах журналистов нагружали алкоголем и какими-то местными дарами. Все это напоминало «Поле чудес».

Лидогостер: «Помню замечательный подарок – конскую колбасу из Казани, несколько палок. А когда мы делали сюжет про «Ротор», президент клуба Горюнов распорядился, чтобы принесли какую-то невероятнейшую рыбу. Мне ее передали в последний момент, пришлось тащить в открытой сумке в самолет. Можете представить, какой стоял запах!»

Конов: «Самый ценный подарок – это крылатая фраза Гаджи Гаджиева, который назвал Будуна Будунова «звездой из Зимбабве». Я тогда за короткий период побывал в Махачкале, наверное, раз 20. Ни в один другой российский город не ездил так часто. И вот не помню почему, но мы не успели записать интервью с Будуном на тренировке. На что Будун сказал: «Вася, ну ты чего?» И в день игры вышел в коридор! В тихий час! Мы стали писать интервью, но в этот момент нас заметил Гаджиев. Тренер повел себя в высшей степени интеллигентно и не сказал ни слова. Но когда у Будунова не получилось в игре, заменил его и назвал на прессухе звездой из Зимбабве».

Журналисты рассказывают, что уровень доступа к игрокам тогда был запредельным.

Конов: «С ЦСКА мы ездили на сбор в Кисловодск, и Газзаев разрешал снимать все. То есть вообще все! Когда игроки готовились к тестам, им нужно было провести определенное время под водой. Рахимич с Гусевым вынырнули, а Газзаев подошел и стал топить их ногой. Мы это сняли, дали в эфир. И никто не обиделся!

По большому счету, тогда было две футбольные программы. Наша и «Футбольный клуб». Приезд что одной, что другой давал понимание: тебя увидит вся страна. В условных Волгограде и Самаре проблем вообще не было. В Махачкале обиделись один раз: когда играли на Кубок и после гола кто-то стал стрелять из пистолета в воздух. Мы это показали, был дикий скандал!

А вообще степень доверия футболистов была такой, что они просили взять пивка и бросить у себя под холодную воду. Чтобы, гуляя по этажу, можно было завернуть в нужную дверь».

Измайлов в одном из сюжетов стал журналистом, в «Локомотиве» над ним смеялись

Марат Измайлов с микрофоном Первого канала

Фото: Eurosport

Насколько это было свободное время, доказывает история с Маратом Измайловым. Его Конов сделал корреспондентом. Фрешмен сезона-2001 бегал с микрофоном у метро «Щелковская» (тогда Марат гонял в подземке) и спрашивал людей, как им игра «Локомотива».

Удивительно, но прохожие не узнавали Измайлова и на полном серьезе расписывали, какой крутой у «Локо» седьмой номер. Ближе к концу подошел пацан: «Автограф дадите? Только ручки с листком нет у вас?» Съемочная группа нашла ручку, а Марат с трудом расписал ее на морозе. Эти кадры в 2020-м выглядят особенно мило.

Гусев: «Было очень смешно, когда Измайлов спросил какого-то пожилого человека: «Вам нравится Марат Измайлов?».

А тот ответил: «Нет, я люблю Каряка!» Вот так, без падежа. В редакции это стало мемом».

В том же сюжете игрок сборной отвез съемочную бригаду в Гольяново, чтобы погонять мяч на кочках возле собственного дома. Невероятная смелость и для 2001-го, и для 2020-го.

Конов: «Здесь на самом деле повезло. На тот момент мы с Маратом были приятелями. Он был готов на все! Побегать на разбитой поляне с риском травмы, которая не покрывалась бы страховкой – почему нет?».

Когда программа вышла, Измайлов был с «Локомотивом» в Израиле – команда готовилась к матчу с «Хапоэлем». Там же находился Лидогостер, который видел, как команда реагировала на сюжет:

«Передача вышла вечером, а утром мы были в гостинице «Локомотива». Естественно, все обсуждали новую телезвезду. Шутки в стиле «Может тебе профессию сменить?». Сам Марат ходил мрачный, недовольный. Ему было не очень приятно. С одной стороны – слава, с другой – все над ним смеются».

Для сюжета об аварии Сергея Щербакова журналисты искали машину на свалках

Наталья Константинова и Александр Филимонов

Фото: Eurosport

Наталья Константинова, помимо «Выездной модели», снимала рубрику «Без бутс» о личной жизни футболистов. В самом драматичном сюжете она рассказала о Сергее Щербакове – бывшем нападающем «Бенфики», который попал в Португалии в аварию и с тех пор прикован к коляске.

Константинова: «Это был единственный сюжет в программе, когда мне разрешили выйти за принятый хронометраж. По-моему, он длился девять минут. Историю Сергея я знала давно, мы часто встречались на матчах. Как правило, он сидел около бровки в инвалидной коляске… Тогда он собирался делать операцию по пересадке костного мозга. Собственно, поэтому сюжет и возник. И хотя с момента аварии прошло достаточно времени, и шансов на успех было мало, все мы очень надеялись, что Сергей встанет.

Тогда же он познакомился в центре Дикуля с цирковой гимнасткой Наташей Ковгар, которая тоже получила серьезную травму и проходила там реабилитацию. Эту историю трагедии и любви я и рассказала. Чтобы записать стендап, я отправилась на манеж в Академию циркового и эстрадного искусства. Наташа дала мне запись одной из тренировок, и мы смонтировали так, что она прыгает, потом – вспышка, самого падения не видно, но ясно, что она упала с подкидной палки…

Что касается реконструкции аварии, мы с оператором объездили пол-Москвы и на одной из автомобильных свалок нашли похожую машину.

В свое время я была первой женщиной – футбольным журналистом в нашей стране.

В этом сюжете было много музыки. И, может быть, концептуально он не очень вписывался в программу, но для меня он лучший и любимый. Честно говоря, я вложила в него всю душу. А с Сергеем мы периодически созваниваемся, он все такой же веселый и позитивный».

Гусев: «Наташа сделала потрясающий сюжет. Помню, из «Спорт-Экспресса» позвонил Владимир Гескин (зам главного редактора) и сказал: «Ребята, я посмотрел – вы просто вышли на какой-то новый уровень. В футбольной журналистике я такого не видел!»

Другой мощный сюжет Константиновой – интервью с Александром Филимоновым через несколько месяцев после матча с Украиной. Наталья не только спросила его об игре, но и попросила показать, как именно он пропустил тот гол:

«Была зима. Холод, сугробы. Мы поехали в «Лужники». Когда Саша спросил, о чем пойдет речь, я сказала: ну так, о жизни. Тот памятный матч между сборными России и Украины состоялся в октябре, а снимали мы в январе. И вот мы гуляем по Большой спортивной арене. Ворот на поле, конечно, нет, зимой их убирают в подтрибунное помещение. А мне для сюжета было важно, чтобы хоть какие-то ворота были. Иначе этот вопрос я бы не задала. И тогда я повела его на тренировочное поле и там просто застала врасплох: «Саш, покажи, как это случилось».

Он опешил, но объяснил, как пропустил тот мяч. Потом, конечно, высказал, что обо мне думает, но не обиделся.

Много лет спустя мы встретились. Филимонов был вратарем уже пляжной сборной – молодец, не потерялся. И сказал мне: «Помню-помню, как ты хитростью заманила меня в «Лужники».

Константинова попала в футбольную журналистику благодаря интервью с Романцевым

Наталья Константинова и Олег Романцев

Фото: Eurosport

Инструкция от Натальи, которую не получится повторить:

– Может быть, это прозвучит громко, но в свое время я была первой женщиной – футбольным журналистом в нашей стране. Получилось так: я работала политическим обозревателем в «Независимой газете» и очень хотела, чтобы у нас была спортивная страница или хотя бы спортивные новости, но главный редактор был против.

В 1999 году мы с коллегами ходили на футбол – «Спартак» играл в Лиге чемпионов. Матч не удался, на пресс-конференции Романцева заваливали неудобными вопросами. А я встала и сказала: Олег Иванович, не расстраивайтесь, команда играла хорошо, и все у нас впереди.

Это выглядело немного комично, но Романцев воспрял духом, улыбнулся. Потом подозвал к себе и спросил, в каком издании я работаю. Позже меня пригласили в Тарасовку, встретили там как дорогого гостя, накормили вкусным обедом. Я побывала на тренировке и сделала большое интервью с Романцевым, которое все же было опубликовано в «Независимой газете».

Прошло время, я уже забыла об этом, но, проходя мимо киоска «Союзпечати», увидела журнал «Мой футбол», нулевой номер. Купила его, а там объявление о поиске сотрудников. Позвонила в редакцию, сказала, что есть интервью с Олегом Романцевым. Они почитали и... пригласили меня редактором в отдел спецпроектов. С этого времени я вела рубрику «Герой обложки» и писала под псевдонимом Наталья Вторник (по аналогии с Виктором Понедельником).

Так я погрузилась в мир наших футболистов: выписывала из роддома дочку Егора Титова Аню, была в гостях у Бесчастных, Ковтуна... Не только спартаковцев. Естественно, появлялась на футбольных матчах. И если бы вы знали, с каким удивлением на меня смотрели тогда коллеги!

– Как получилось перенести это на телевидение?

– «Комсомольская правда» каждый год устраивает премию «Джентльмен года», вручает смокинг лучшему футболисту. В конце 1999-го я пошла туда с кипой журналов «Мой футбол» и оказалась за одним столом с Виктором Гусевым. Мы познакомились, разговорились, и он сказал, что готовит на Первом канале авторскую программу. Позвал меня поучаствовать.

Думаю, что Виктору стоило немало усилий, чтобы убедить руководство, чтобы меня взяли в этот проект. Женщина в футбольной программе – тогда это была экзотика! Тем не менее, в начале 2000-го я оказалась на Первом канале, где проработала шесть лет.

Мы с Виктором придумали рубрику «Без бутс», там я продолжила свое путешествие по футбольным семьям. И, конечно, ездила на матчи. У нас каждый корреспондент отвечал за свои команды – в моем случае это были «Сатурн», «Спартак», «Динамо» и сборная России.

Запомнилось, как я приезжала в Махачкалу, когда «Анжи» вышел в Премьер-лигу. А через много-много лет, в 2014-м, я стала в махачкалинском клубе заместителем гендиректора. Кто бы мог подумать!

Прошло уже больше 20 лет, а вспоминаются самые неожиданные вещи. Клички собак Володи Бесчастных, у которого я также побывала дома, помню до сих пор – Нюша и Чупик. Так же, как и питомцев Властимила Петржелы – Бруфик и Джофинка. Гусеву эти сюжеты особенно запомнились: в его семье очень любят собак, причем несколько бездомных питомцев Виктор и его жена Ольга приютили у себя в доме.

В сюжете о мате засветились Шнур и «Тату», Земфира ждала приглашения Эрнста

Александр Филимонов, Франция – Россия (1999)

Фото: Getty Images

Чаще всего программа заканчивалась короткими музыкальными клипами. Их делал Александр Лидогостер, который утрамбовывал в 30-40 секунд то, чему не нашлось места в остальной части. Одной работой он гордится особенно:

«Я был на матче Россия – Украина в 99-м. Когда Карпин забил, мяч попал мне прямо в лицо – я стоял за воротами, и вот он в меня прилетел. После игры все, конечно, были страшно расстроены. И когда мы уже работали над программой, я придумал взять песню Александра Кутикова «Дай помечтать» и нарисовать, будто мяч отлетел не в ворота, а прошел мимо. И Россия, соответственно, выиграла.

Еще был хороший сюжет именно о музыке в футболе. Большой такой, минут на пять. С кучей интервью. Я задавал всем один и тот же вопрос – почему в 30-е годы было много песен о футболе, а сейчас их нет. Началось с барда Тимура Шаова, у него есть песня «Футбольные страдания». Она очень точно передает чувства российских болельщиков. Потом съездил в Питер, поговорил с Розенбаумом. Он, помню, сказал: «Чтобы писать о футболе, нужна большая душа. У меня, видимо, недостаточно большая». Он же только «Зенит» – чемпион» в 84-м написал.

Но главная победа «На футболе» – участие праймовой Земфиры, которая общается с журналистами реже, чем выпускает альбомы. А свежих релизов у нее не было с 2013 года.

Земфира осталась верна себе и вместо «Время футбола» сказала: «Время Земфиры»

Конов: «Я тогда пропустил первый сольник «Земфиры» в «Олимпийском» – ездил в какую-то командировку. Интернет был не очень развит, и я стал звонить знакомым, имевшим отношение к концертной деятельности. Спрашивал, где у «Земфиры» следующие выступления.

Оказалось, один из ближайших концертов – в Самаре, за день до матча «Крыльев» и «Спартака». Я пришел с идеей провести параллель между фанатьем на концертах и фанатами, которые приезжают на выезды. Таким образом посетил концерт в Самаре и обманом получил у Земфиры интервью.

Мы с оператором Максимом Артемовым ждали возле гримерки, она очень долго не выходила. А когда вышла, я сказал, что мы с Первого канала и хотим задать несколько вопросов. До этого она не пришла на пресс-конференцию, где мы планировали записать синхрон. На что мне было сказано: «А почему Костя не позвонил?». Костя – это Константин Эрнст. Я говорю: не знаю, можем набрать. Она отвечает: ну набирай.

Я достал мобильный и нажал последний набранный номер. Это был телефон Малышева, который, видимо, уже спал. Говорю Земфире: ну вот, не отвечает. Она: ладно, давайте, только коротко.

В конце интервью мы просили ее сказать на камеру «Время футбола» – для заставки. Но Земфира осталась верна себе и сказала: «Время Земфиры». С этой отбивкой мы вышли».

Земфира – не единственная рок-звезда, засветившаяся в программе. В 2003-м Конов добрался до Шнура, и, конечно, тема была подходящая. Игра с Уэльсом и та самая фраза Вадима Евсеева.

Конов: «После матча мы решили разобрать проблему мата в российском футболе. Был большой сюжет, где экспертами выступили Шнуров, девочки из «Тату» и преподаватель русского журфака по русскому языку.

Со Шнуровым договаривались очень долго, в конце концов они приехали в Москву на концерт. Он неожиданно позвонил: «Я в квартире на ВДНХ, приезжай. Через полчаса жду». Мы собрались, рванули, там тусня, пивас. Шнуров – по крайней мере, в нашем присутствии – не выпил ни грамма, не выругался матом, да еще ответил очень здорово филологически.

Девочки из группы «Тату» попали в сюжет, потому что выступали в майках «... [нет] войне». Их тоже приходилось вылавливать, в итоге продюсер группы Ваня Шаповалов сказал: «Твой единственный шанс – поймать девчонок на пересадке в Шереметьево. Я их выведу на пять минут между самолетами». Так мы и сделали.

В итоге получилась такая забавная история – и все вокруг одного слова, сказанного Евсеевым».

В Уэльсе Конов проехал 5 часов ради стендапа на фоне названия из 58 букв

Перед игрой в Кардиффе был снят еще один заметный сюжет, причем возник он почти случайно.

Конов: «Чаще всего мы ездили в командировки с Максимом Артемовым, он был соавтором многих сюжетов. В 2003-м я на месяц уехал из России, жил у друзей в Англии. На работе сказал, что не буду ни с кем общаться, и отключил телефон. А потом мне на электронную почту пришло письмо: вылези из своей, как сейчас сказали бы, самоизоляции и сгоняй в Кардифф, сними сюжет.

Я поехал из Лондона в Кардифф, Макс прилетел из Москвы. Мне хотелось чего-то необычного, и я нашел город под названием Лланвайрпуллгуингиллгогерихуирндробуллллантисилиогогогох. На такси туда ехать четыре или пять часов. И, собственно, ради стендапа мы туда ломанулись. Сняли его, а потом стали бродить по городу и наткнулись на матч двух местных команд. И это в итоге стало основой сюжета».

На период существования программы пришлись два чемпионата Европы. Во время ЧМ-2002 «На футболе» не выходила, но только потому, что Гусев работал пресс-атташе сборной, и сил на программу уже не оставалось.

Гусев: «Знакомый недавно прислал последний выпуск с Евро-2000. Там тоже было много всяких рубрик – например, «Европа минус» (аналогия с радиостанцией «Европа плюс»), где мы рассказывали о недостатках турнира.

Еще просили футболистов сказать на камеру название программы, это было нашей заставкой. Я помню, как мы радовались, что записали защитника португальской сборной Абеля Шавьера, а на следующий день в матче с Францией мяч попал ему в руку, назначили пенальти, из-за которого Португалия вылетела. Мы обыграли этот момент. Находки были в каждой программе. Сжатый хронометраж заставлял нас быть изобретательнее».

С этой заставкой был еще один забавный случай: как-то раз, находясь на сборе ЦСКА, съемочная группа «На футболе» столкнулась в гостинице с Олегом Корнауховым.

Конов предложил ему записать ту самую фразу, но первый дубль защитник запорол – на вопрос «Где ты был?» ответил: «Пиво пил!» После этого был записан «правильный» вариант (с фразой «На футболе с Виктором Гусевым»), но болевший за «Спартак» монтажер Сергей Егоров не дал пропасть жемчужине. И использовал первый дубль с пивом.

Момент для шутки он выбрал сверхудачно: ЦСКА проиграл несколько матчей подряд. Через пять минут после выхода в эфир Конову позвонил Корнаухов: «Вы ошалели? Знаете, что сейчас будет?». За такой перфоманс игроку неслабо влетело.

После шутки про «крылышки» Гусеву присылали женские прокладки

Шутки у создателей программы вообще получались жесткими. 1 апреля 2001-го Гусев выдал в эфир новость, от которой стало плохо всем ретроградам: вместо пенальти в футболе собираются вводить буллиты. В MLS 90-х такое действительно было, но сюжет в программе имел примерно нулевое отношение к реальности.

Гусев: «Мне помогли Мостовой и Нигматуллин, они все это сымитировали. И люди поверили! Те, кто обратил на это внимание, разделились на два лагеря. Одни говорили: как здорово и красиво, наконец-то развлекуха. Люди привыкли, что в «Футбольном обозрении» все строго: голы-голы-голы, потом встреча с Львом Лещенко, который не очень весело рассказывает про «Динамо».

А другие говорили: нет, футбол – это серьезная вещь, мы уже готовились смотреть по новым правилам, а вы вводите в заблуждение. У вас не КВН, расскажите лучше, как судьи трактуют позицию вратаря относительно линии ворот во время пенальти».

Конов: «У нас тогда был пейджер. Редакционный телефон мы не давали, так как знали, что он будет звонить все время. Но в какой-то момент мы поняли, что не успеваем удалять сообщения, и память пейджера заполнена. Все писали один-единственный вопрос: «Где буллиты?».

Константин Эрнст тогда сказал: мы, конечно, спорт оставляем, но будем заниматься только трансляциями

Еще одна шутка спровоцировала волну хейта в адрес Гусева:

«Тогда шла реклама, извиняюсь, женских прокладок, – сказал ведущий. – А в тексте рекламы было слово «крылышки» – потому что прокладки с крылышками.

И я сказал, что спонсорами «Крыльев Советов» становятся вот эти прокладки.

Сейчас рассказываю, и даже не смешно, а тогда я как-то это обыграл. Болельщики из Самары были просто возмущены! Я стал получать коробки с гигиеническими пакетами, меня ими просто засыпали!»

В одном из выпусков в студию ворвался КВНщик Олег Комаров. Дестрой был спланированным, но готовы к нему оказались не все.

Лидогостер: «Тогда чуть ли не охрана прибежала. Сверху пошли и сказали: вы что тут сидите? Посмотрите прямой эфир – у вас люди в студию забегают!»

Олег Комаров в интервью Eurosport вспомнил, что это не единственное его участие в программе: «По-моему, сам Виктор меня и позвал. Мы пытались внести долю юмора, снимали на играх, в студии, когда я неожиданно появлялся. Но мы недолго поработали – месяца три или чуть больше. То ли с руководством не сложилось, то ли мне нужно было уехать, уже не помню».

Шутки кончились летом 2004-го. Программа была закрыта – из-за низких рейтингов и появления специализированного спортивного канала.

Гусев: «Константин Эрнст тогда сказал: мы, конечно, спорт оставляем, но будем заниматься только трансляциями. Это было неприятное, но понятное решение. Жалко только, что спортивный канал не появился в рамках Первого канала. Сейчас вообще многое идет в интернете на сайте канала».

Конов: «В 2003 или 2004-м я провел меньше времени в России, чем за границей. Прилетал в Москву, чтобы бросить грязные вещи и взять чистые. Поэтому, когда программа закрылась, я даже выдохнул. Но, с другой стороны, это колоссальный опыт и возможность наладить связи, которые до сих пор в рабочем состоянии.

Думаю, если бы сейчас такая программа выходила на ютьюбе, это было бы здорово. Но вряд ли возможно, с учетом нынешнего отношения с журналистами. Клубным медиа невыгодно делиться доступом, само общение стало более стерильным. Тогда не было бесконечного визирования, все понимали: если человек садится перед камерой, он несет ответственность за слова. Поэтому все было живо и по-настоящему».

Лица «На футболе». Где они сейчас?

  • Виктор Гусев – комментатор и ведущий проектов Первого канала. Трехкратный лауреат премии ТЭФИ (дважды – во времена существования «На футболе»). Как и в начале 2000-х, работает на конгрессах ИИХФ и чемпионатах мира и Европы по футболу.
  • Наталья Константинова после закрытия программы работала топ-менеджером в донецком «Шахтере», «Локомотиве» и «Анжи». Но с 2017 года она не связана ни с телевидением, ни с футболом.
  • Василий Конов оставался на Первом канале до 2010 года, а в 2017-м стал главным редактором дирекции спортивного вещания. Сейчас он исполнительный директор МИА «Россия сегодня».

Последнее заметное появление Александра Лидогостера на ТВ – московский чемпионат мира по хоккею, когда он во время флеш-интервью дважды перепутал игроков сборной России. История вышла шумная и неприятная.

Александр Лидогостер

Фото: Eurosport

Лидогостер: «На самом деле, больше шума было вокруг. Если с Анисимовым я действительно перепутал имя (и то, можно понять, потому что Дмитрий Анисимов – знакомый мне человек, который работает на телевидении), то второй раз я просто стоял лицом к камере, а пресс-атташе привел не того игрока.

Эфир уже шел, поэтому повернуться и посмотреть я не мог. Это, конечно, была катастрофа. Когда понял, что произошло, обмер и не знал, что говорить, потому что уже ляпнул другое имя. Попытался выкрутиться, получилось плохо, но вообще прямой эфир – тяжелая штука.

Мне так и сказали – ты себе в голову не бери, это косяк не только твой, но и наш. После этого мы обязательно ходили на интервью вдвоем».

Сейчас Лидогостер – музыкант, у него своя группа «Ихтиандр». Он выкладывает клипы на личном сайте, а с недавних пор работает на спортивном радио «Движение».

– Группа появилась в 1983 году, когда мы все учились в институте, – рассказал Александр. – У нас три человека из первого состава – клавишник, гитарист и басист. Один умер уже, к сожалению. И есть баянист, он учился на другом факультете, но тем не менее. Это та же самая история, как и «Кино». Мы того же возраста, как «Крематорий». Разница только в том, что они поставили все на кон, а у нас это непрофессиональная деятельность. Деньги мы не зарабатываем, все для души. Я пишу ребят на домашней студии, сам же это свожу.

Если говорить о работе, я сейчас начал сотрудничество с радиостанцией «Движение». Это спортивное радио, которого после разгона «Спорт ФМ», к сожалению, не осталось. У меня там рубрика «Путешествие во времени с Александром Лидогостером». Первый выпуск был про Вадима Синявского, сейчас готовлю программу про Озерова.

– По телевидению скучаете?

– Наверное, нет. Особенно в том виде, в каком оно сейчас.

Ностальгические тексты, которые вернут тебя в нулевые:

«Мой футбол» – самый яркий журнал детства поколения 90-х

А еще Ярослав ведет телеграм, где постит новости из 2000 года

https://i.eurosport.com/2020/06/02/2827041.jpg

Подписывайся на Eurosport.ru в Одноклассниках

Чемпионат России
Испуганные английские фанаты, скандальное вью Аршавина. Как жил «Мой футбол», главный журнал 2000-х
29/04/2020 В 10:00
Все виды спорта
«После камбэка с 1:5 проспал самолет на «МЮ» – «Арсенал». Уткин в «Что? Где? Когда?»
21/04/2020 В 09:17