Хозяин придорожной закусочной недалеко от литовского городка Паневежис боялся выйти на улицу. В 90-е местные бандиты часто заходили в закусочную, много выпивали. Иногда у кого-то из особо перебравших выпадал из куртки пистолет. А бывало, что надравшиеся бандиты выходили на улицу с кем-нибудь разобраться. Но сейчас было лишь утро, а клиентов – всего пара человек. Один из них – убитый горем молодой человек, выкуривший, пожалуй, пачку сигарет за час – был довольно известным футболистом, выступавшим за сборную Литвы. Хозяин даже припомнил его имя – Ирмантас Стумбрис. Пару минут назад спортсмен вышел. Хозяин отлично знал, как звучит выстрел, и после ухода футболиста раздался именно такой хлопок. Заподозрив что-то очень плохое, мужчина все же вышел наружу. На парковке стоял одинокий «Опель-Астра» с открытой дверью со стороны водителя. С нее что-то капало. Когда мужчина осторожно подошел к машине, комок тошноты прибило к его кадыку. Хозяин закусочной слышал выстрелы пистолета раньше, но никогда не видел человеческие мозги, капающие с дверцы автомобиля.

Ирмантас Стумбрис – близкие звали его просто Ирман – родился в 1972 году в городке Алитус на юге Литвы. На 50 тысяч жителей Алитуса приходится сразу трое известных футболистов. Гинтарас Стауче – бывший спартаковец, сейчас тренирует вратарей в сборной России. Вальдемарас Мартинкенас – пять лет играл за сборную Литвы, но в 2004 утонул в реке. И сам Ирмантас Стумбрис – любимец местных жителей. Уже в 12 лет мальчик тащил детскую команду к победам на турнирах «Кожаный мяч». Родители опекали и дорожили мальчиком – до Ирмана они потеряли уже троих детей.

Чемпионат России
📈 «Зенит» заслужил победу в дерби. «Спартак» был крут ровно 10 минут
03/10/2020 В 21:37

Карьера Стумбриса рванула вверх после перехода в «Экранас» из Паневежиса, скауты которого вели игрока с детских команд. Здесь прошли и его лучшие годы: с «Экранасом» Ирман выиграл чемпионат страны в 1993-м, став лучшим игроком страны, и впервые попал в сборную Литвы.

«Стумбрис прекрасно видел поле, хорошо читал игру. Все его действия были на удивление логичны. Да и техника – дай бог каждому. Он был очень интеллигентен – и на поле, и вне его. В нашей команде всегда существовали кланы. Так вот, несмотря на это противостояние, к Ирмантасу все относились с большой симпатией», – вспоминал начальник сборной Литвы Робертас Тауткус.

В Паневежисе Ирман встретил любовь всей жизни – Инету, падчерицу мэра Витаса Матузаса. Это была первая девушка в жизни молодого футболиста, и она свела его с ума. Ее мачеха работала комендантом общежития, где в то время жил футболист. Она и познакомила дочку с перспективным игроком. Спустя несколько лет молодые люди поженились и завели сына.

«Мы с ним очень любили друг друга. Он вообще был отличным семьянином. Когда отправлялся в поездки, всегда спрашивал у родственников, кому что привезти. В результате домой приезжал с сумками, набитыми подарками. Мама с папой были без ума от Ирмантаса и считали его своим сыном», – рассказывала Инета.

Мэр города и зять в одном лице восхищал Ирмана. В те времена Паневежис называли литовским Чикаго – убийства и похищения людей давно никого не удивляли, а тогда всем заправляла группировка «тульпинасов», самая жестокая в истории страны. И глава города беспощадно воевал с уголовниками.

Сильная привязанность к родителям, жене и родным местам мешала Ирману строить карьеру. Игрок пересидел в слабом литовском чемпионате, его талант забродил. Лишь в 1997-м 25-летний Стумбрис наконец выбрался в «Зенит». Инета не любила Россию и отказалась ехать туда с сыном, поэтому Ирман болтался между Питером и Паневежисом.

Тогда «Зенит» тренировал Анатолий Бышовец, который и привел литовца в клуб. Коуч верил в легионера, а тот делал все, чтобы заработать для жены с сыном. Лучшим матчем Ирмана за сине-бело-голубых стала игра против «Балтики». «Зенит» горел 0:1 к перерыву, и Бышовец выпустил на замену Стумбриса и Панова. Ирмантас забил сам и отдал Панову голевую, но питерцы увезли из Калининграда лишь ничью (2:2). После этого Бышовец доверял литовцу место в старте, но Стумбрис больше ничего феерического не сделал, стек в запас, а затем уехал в аренду обратно в Литву.

Постепенно жизнь футболиста начала разрушаться. В сборную больше не приглашали, из «Зенита» выдавили, дома пилила жена. Инета хотела переехать в Европу, и Ирмантас даже нашел вариант с небольшим бельгийским клубом. Но тут на Стумбриса вышло «Торпедо-ЗИЛ» с выгодным предложением, и литовец подписал контракт. Жена в это время уже паковала чемоданы в Бельгию и не простила мужу такого поворота, хотя все заработанные в России деньги Ирмантас тратил на семью.

«Торпедо-ЗИЛ» в то время боролся за выход в высший дивизион чемпионата России под руководством Бориса Игнатьева. Новый тренер быстро инсталлировал Стумбриса в команду с Горлуковичем, Бородюком и Подпалым. У Ирмана открылось второе дыхание, и он начал забивать. Со второй попытки он помог «Торпедо» вылезти в топ-лигу, забив при этом один из трех мячей в решающем матче против «Жемчужины» в сезоне-2000. Его ждал отпуск в Паневежисе с любимой женой и сыном.

«Вот вернусь из Литвы через недельку и обязательно новый контракт подпишу. Мне же в «Зените» почти не удалось в высшей лиге поиграть, а очень хочется», – говорил Ирман в интервью «Спорт-Экспрессу». В Москву он уже не вернулся.

Дома между Ирманом и Инет начались скандалы. До футболиста дошли слухи, что любовь всей жизни изменяет ему. В то же время жена прессовала мужа за то, что он все время далеко от семьи и сына, откупается от них деньгами, а теперь еще обвиняет в чем-то. Ирмантас придумал план, чтобы убедиться в верности Инет. Сначала все деньги и ценные вещи он отдал другу семьи и политику Нериюсу Гваздаускасу. А когда отпуск закончился, футболист вызвал машину в аэропорт. Там Ирман сделал вид, что уходит на регистрацию, но на самом деле переночевал в Вильнюсе, арендовал «Опель-Астра» и вернулся обратно в Паневежис, чтобы следить за женой.

Спустя два дня 28-летнего игрока нашли с простреленной головой возле шашлычной в 10 км от Паневежиса. Хозяин закусочной рассказывал, что футболист был подавлен, заказал водку, но так и не стал пить – только курил без остановки. А потом вышел на улицу, где его труп и нашли в машине. Полиция назвала это самоубийством, но даже в семье игрока не все верят в официальную версию.

Например, сын Ирмана Доминикас рассказал в интервью «Чемпионату», что убийство могла подставить та самая группировка «тульпинасов», в качестве предупреждения его деду – мэру города: «Мне кажется, дед винил себя в случившемся. За две недели он полностью поседел!» Но мать Ирмана считает причиной смерти вдову сына: «Ирмантас безумно ее любил – вы не представляете, как сильно! Все для нее делал. Она была первой и единственной любовью сына. Это его и сгубило».

Спустя год после смерти Ирмантаса замуж вышла вторая дочь мэра Паневежиса. Женихом стал Нериюс Гваздаускас, которому перед смертью футболист оставил свои ценности. После смерти Стумбриса семья так боялась, что наняла охранную фирму: телохранители патрулировали даже церковь, в которой прошло венчание. «Неважно, в Паневежисе или где-то в другом месте проходила бы свадьба, я бы поступил точно так же», – сказал превратившийся в параноика после смерти любимого зятя Витас Матузас.

Другие тексты о русском футболе:

Топ-легионеры зря едут в Россию. В РПЛ они хоронят карьеры

64 года назад «Локомотив» закатил турне по Канаде. Клуб собрал аншлаги и выиграл с общим счетом 32:7

Чемпионат России
В слабости РПЛ виноват не «Зенит», а «Спартак». Спасибо Федуну
02/10/2020 В 10:01
Чемпионат России
«Зенит» уволил 2 менеджеров. Их заменит маркетолог из Италии
6 ЧАСОВ НАЗАД