В праймовый «Анжи» приезжали яркие бразильцы. Главная звезда – Роберто Карлос, лютый гений – Виллиан, загадочный страйкер – Диего Тарделли, габаритный технарь – Жусилей, опытный защитник – Жоао Карлос. Он перебрался в Россию из «Генка». Кажется, на тот момент в Бельгии Жоао достиг всего: капитанская повязка, Кубок страны, связи и узнаваемость. Тогда юные Тибо Куртуа и Кевин де Брёйне только начинали и росли на его глазах. В 2011 году бразилец получил заманчивое предложение от «Анжи» с увеличением зарплаты в пять раз. От такого, конечно, сложно отказаться.
В интервью Анару Ибрагимову для Eurosport Жоао Карлос рассказал:
  • почему отказать «Анжи» было нереально;
  • как Роберто Карлос стал жертвой расизма;
  • из-за чего Денисов сцепился с Буссуфа;
  • чем Карпин круче Хиддинка;
  • какое пари проиграл Дзюбе.
Чемпионат России
Жоао Карлос: «Когда в Роберто Карлоса кинули банан, он заплакал»
18/03/2021 В 09:55
– Сейчас ты агент. Кого из клиентов пытался устроить в Россию?
– Сейчас в моей компании 30 игроков. Из них 8 – взрослые футболисты. По двое – в Дубае и Испании, один – в Абу-Даби, трое – в Португалии. Большинство клиентов – молодежь. В родном Рио-де-Жанейро у меня есть социальный проект, где я помогаю людям избавиться от наркотической зависимости. Хочу, чтобы молодые больше занимались спортом. Пока никто из клиентов не готов играть в России. Но бразильцы хотят в ваш чемпионат. Особенно после моих рассказов о Москве. Я жил там четыре года. Это было прекрасно. У меня только положительные отзывы о вашей столице и России.
– Что тебя больше всего поразило в Москве?
– Большие рестораны с вкусной едой, красивые виды. Ты наслаждаешься в Москве абсолютно всем. Пробки? Ничего не спрашивай о столичных дорогах. Я не представляю, как вы ездите. У меня был личный водитель. Я жил в Подмосковье. Каждый день мы добирались из Кратово в Москву и обратно по 2,5 часа.
– Сам водил машину в Москве?
– Да, у меня была своя машина. Катался на ней по выходным. Только в эти дни центр свободен.

Цитата Жоао Карлоса

Фото: Eurosport

– У кого в «Анжи» была лучшая тачка?
– Ни у кого в команде не было собственного авто. Мы ездили на клубных Mercedes. А! Вру! У Буссуфа была своя навороченная машина. Но марку не вспомню.
– Самый талантливый бразилец, с которым ты играл?
– Виллиан. Каждый день я видел, как он тренировался, фантастически показывал себя в играх. Виллиан – одним из самых талантливых футболистов, с кем я играл.
– А Жусилей?
– Настоящий капитан. Он очень плотно занимался вопросами ребят из команды. Он не тот человек, кто только говорит и кричит, но ничего не делает. Нет, он настоящий охотник! На своем примере показывал, что и как нужно делать. Он боролся за каждый мяч А еще мне нравилась наша пара с Кристофером Самба. Он был хорош в единоборствах. Самоотверженный футболист. Самба больше отнимал, а я мог позволить себе играть с мячом, раздавать передачи. Хороший дуэт.
– Ты застал в «Анжи» Кокорина?
– Да, он с Денисовым резко приехал к нам и быстро уехал. В «Анжи» никто и не понял, зачем они переходили. В первые годы все было супер. А потом президент разочаровался в клубе, и никто не понимал, что происходит. Если честно, мы были обескуражены.
– Ты, наверное, еще не задал вопрос Керимову, что же стало с «Анжи». Но ты думал над его ответом?
– Даже не знаю, что он может ответить. Но скажу точно: Керимов – скромный человек. Он приглашал футболистов основы и дубля к себе домой вне зависимости от результатов матчей. Мы могли приехать к нему, пожарить шашлыки, пообщаться и провести время. Я приятно удивлен его щедростью. Да, Керимов – важный и богатый человек. Он всегда был на нашей стороне и поддерживал футболистов.
– Зарплату вовремя платили?
– Всегда.
– Какая мотивация была у тебя играть за «Анжи»?
– Буду откровенен: в первую очередь деньги. В Бельгии я играл с крутыми Де Брёйне и Куртуа, получил капитанскую повязку, но у меня была сравнительно невысокая зарплата. Мне тогда было 29 лет. В России мне предложили хорошие деньги, и я понял, что в таком возрасте больше не будет выгодных предложений. Я долго не раздумывал.
– Насколько изменилась зарплата?
– В 5 раз. В Бельгии большая часть заработка уходила на налоги. А в России выплачивали ту сумму, которую изначально и называли.
– Гаджи Гаджиев мне рассказывал, что просматривал молодого Де Брёйне.
– У «Генка» была товарищеская игра в Анталии. Кевин был еще молодой, а я на тот момент находился в хорошей форме, показывал классную игру. Меня Гаджиев там и увидел. Первое, что он сказал, когда возглавил «Анжи»: «Мне нужен тот самый центральный защитник из «Генка», которого просматривали в товарищеской игре в Турции». Гаджи Гаджиев намекал на меня.

Цитата Жоао Карлоса

Фото: Eurosport

– Тебя же по молодости просматривал Моуринью.
– Матч моего «Васко да Гама» с «Сан–Пауло». Мой партнер по центру защиты получил красную: я остался один, носился по полю, играл против Кака и Луиса Фабиано. А Моуринью тогда смотрел для «Порту» нападающего Эуллера из «Васко». Жозе дружил с тренером ЦСКА из Софии. Он ему и посоветовал меня. Почему не переехал в Португалию? По мнению Моуринью, я был слишком молод для «Порту». Для развития нужно было поиграть в Лиге чемпионов. А ЦСКА там играл. Так я и переехал в Болгарию.
– Сколько голов ты забивал Куртуа на тренировках «Генка»?
– Очень много. Куртуа меня уважает. Тогда он был слишком молодой. Если бы Тибо не пропускал мои голы, я мог посадить его на лавку.
– Удивительно, что бразильцы в «Анжи» быстро адаптировались.
– Да, это правда. Практически все бразильцы адаптировались, кроме Диего Тарделли. Меня, Роберто Карлоса и Жусилея это удивляло. До этого он дважды был лучшим бомбардиром в Бразилии. Диего долго привыкал к России, клубу и погоде.
– Почему вы так сплотились?
– В первую очередь из-за Роберто Карлоса. Он мог создать коллектив. И не потому, что он такой известный. Карлос не выпендривался и не выпячивал свои достижения. Он прежде всего человек. Роберто всегда собирал ребят вместе: и иностранцев, и русских. Да, русские общались между собой. Лассана Диарра, Ласина Траоре, Мубарак Буссуфа говорили на французском. Я, Роберто и Тарделли – на португальском. Но! Карлос заставлял общаться всех, даже если не понимали друг друга из-за незнания языков. Например, я переводил ему речь Лассана и Ласина с французского. Поэтому мы быстро стали командой.
– Что бы ты хотел забыть про Россию?
– Одна из вещей, которую я бы хотел забыть – расизм. В игре против «Крыльев» в Роберто кинули банан. Как и тогда, так и сейчас я полностью на его стороне. Сначала нечто подобное произошло в Питере против «Зенита»: там просто показали банан на трибуне. Роберто улыбнулся и сдержался. А в Самаре все оказалось иначе. Когда в него кинули банан, Карлос заплакал. И игру остановили. Мы подошли к нему и начали обнимать, успокаивать. Он не хотел продолжать матч и ушел в раздевалку.
Расизм – это то, что хочу забыть, потому что люблю Россию и российский футбол. После матча Роберто давал интервью: «Вы должны это остановить. И не потому, что я Роберто Карлос. Вообще ни к кому не должно быть проявления расизма. Пора остановиться». Роберто говорил об этом в интервью, чтобы мотивировать русских остановить это зло. Если кто-то бросил банан, ты должен сказать об этом полицейскому, и бросивший должен понести наказание.
– Ты как-то говорил в интервью, что ждешь в «Анжи» Карлоса Тевеса. Ты что-то знал?
– Это была моя мечта, чтобы Тевес приехал в «Анжи». Я видел, как Карлос играл за «Коринтианс». Раз уж взяли Самюэля Это’О, Виллиана, то могли бы взять и Тевеса.
– Я знаю, что в 2011 году Данте Бонфим мог перейти в «Анжи».
– Данте – мой большой друг. Он часто оставался у меня дома, мы всегда были вместе. Как-то Герман Ткаченко набрал ему. Я и Данте хотели играть вместе в «Анжи». Бонфим ответил Герману на предложение приехать в Россию: «С удовольствием бы. Но я подписал предварительный контракт с «Баварией».
– Каким ты запомнил Германа Ткаченко?
– Мы с Ткаченко на связи: я же теперь тоже агент. Он часто советовал мне и моей жене классные рестораны и магазины. Иногда Герман отправлял за нами своего водителя и охранника, чтобы те проводили нас в заведение. Моя жена говорила, что когда он советует ресторан, пусть и платит за счет. Это всегда были дорогие места.
– Кто в итоге платил?
– Конечно, я. Но иногда и Герман. Помню день рождения моей жены. Были семья Вагнера Лава, Кевина Кураньи и других футболистов «Спартака» и «Динамо». Неожиданно приехал Герман. Я уже попросил у официанта счет, и тут он ответил: «Ваш друг Герман уже все оплатил». Это сильно помогло, потому что счет был большой.
– Трансфер Денисова нужен был «Анжи»?
– Денисов – парень с очень тяжелым характером. Это было заметно в раздевалке. До его прихода в «Анжи» все было дружелюбно и вежливо, мы постоянно шутили, смеялись. Да, Игорь – классный футболист. Но его характер оставляет желать лучшего. Он всегда в стрессе, нервный. Для нас было хорошо, что Денисов недолго пробыл в команде и быстро ушел. Когда Игорь приехал в «Анжи», он усилил нас как команду. С Денисовым и Кокориным клуб мог стать лучше: у них большие футбольные качества. Но в раздевалке и на тренировках было тяжело. Помню первую неделю Денисова в клубе, атмосфера стала другой, более тяжелой.
– Почему?
– Не знаю. Может, он увидел великих футболистов и завидовал им. Возможно, Денисов хотел контролировать раздевалку и стать в ней боссом. В команде уже имелись два лидера – Это’О и Роберто Карлос – он должен был уважать это. Возможно, у него оказалась предвзятость к иностранным футболистам.
– Писали, что у тебя тоже был конфликт с Денисовым.
– Не со мной и даже не с Это’О. У Денисова был конфликт с Буссуфа. На одной из тренировок Игорь хотел подраться с Мубараком. Иностранцы пошли его защищать, не потому, что он друг или иностранец. Игорь просто хотел подраться из-за ничего. После этого мы поняли, что не сработаемся.
– Из-за чего Денисов начал конфликт?
– Если, например, Буссуфа на тренировке 2-3 раза шел в подкат, то это нормально. Но если ты, как Денисов, шел в борьбу против своих одноклубников с агрессией, злобой, то это ненормально. Когда ты видишь такое, то идешь защищать Буссуфа.
– Правда, что Это’О назначал состав «Анжи»?
– Нет, никогда. Иногда Гаджиев спрашивал у Это’О и Карлоса, кого они предпочитают видеть на поле. Но Это’О никогда не подходил к тренеру и не говорил, кто должен играть. В старте всегда выходили 11 лучших.

Жоао Карлос, «Анжи»

Фото: Getty Images

В 2013-м золотого «Анжи» не стало. Это’О и Виллиан уехали в «Челси», Буссуфа и Диарра – в «Локомотив», Жирков, Кокорин и Денисов – в «Динамо». А Жоао Карлос переехал в другой московский клуб – в «Спартак» к Валерию Карпину. И остался в России еще на два года.
– Гус Хиддинк или Валерий Карпин?
– Карпин. Все удивляются, когда я так говорю. Стиль Карпина мне нравится. Валерий говорил вратарю: «Пасуй Карлосу, даже если с ним нападающий. Жоао найдет решение». А Гус – наоборот: «Если с Карлосом нападающий, бей мяч вперед». Карпину нравится рискованный футбол. Все большие клубы сейчас разыгрывают мяч, а Валерий играл в такой футбол уже тогда.
– После «Анжи» какие клубы тебя хотели, кроме «Спартака»?
– «Локомотив». Ромуло из «Спартака» жил недалеко от меня. Случайно встретил его в супермаркете, и он рассказал мне, что я нравлюсь Карпину, и тот хочет меня в пару к Сальваторе Боккетти. Мой ответ: «Окей! Звоните моему агенту и делайте предложение». После звонка моему представителю я пообщался с Керимовым. Тогда все уходили из «Анжи». Сулейман был не против моего ухода, и я выбрал «Спартак».
– Валерий Карпин как-то сказал про тебя: «Карлос после «Анжи» как машина, стоявшая три года во дворе, потом завелась и поехала 120 км/ч». Согласен с ним?
– Частично да, частично нет. В «Спартаке» меня беспокоили травмы подколенного сухожилия. Было какое-то невезение. Не получалось играть 20 матчей подряд как в «Анжи». В «Спартаке» провел 7 игр – и травма. Потом еще 10 матчей – снова травма. Стиль команды требовал хорошей физики. Центральный защитник должен делать много спринтов вперед и назад. Очень энергозатратно. А мне было за 30. В «Анжи» мы подолгу держали мяч благодаря Буссуфа, Диарра и Это’О.
– А какая ты машина?
– Когда начинал играть в футбол, я был Lamborghini, а в последние годы как Volkswagen.
– Против какого нападающего РПЛ было тяжело играть?
– Больше всего неудобств доставил Халк. Помню матч в составе «Анжи» против «Зенита» в гостях. Погода – или -20, или -25. Халк сводил меня с ума, не переставал бегать. Он сказал мне: «Карлос, я не могу остановиться, мне нужно бегать, потому что очень холодно». Я ответил: «Расслабься и оставь меня в покое!»
– Давай напоследок историю из «Спартака».
– Сборы «Спартака» совпали с ЧМ-2014. Мы с ребятами из команды смотрели игру Бразилии и Германии. Я, Кариока и Ромуло поспорили с Артемом Дзюбой, который болел за Германию. Я сказал: «Если Германия выиграет, я дам тебе 100 евро». Артем повысил ставку до 500 евро. Я без проблем согласился.
В первые 20 минут Германия уже вела 3:0. Я, Ромуло и Кариока поднялись обратно в номер и закрыли дверь. А Дзюба пошел за нами и кричал: «Выходите смотреть дальше!» А нам было очень стыдно за Бразилию. На следующий день – тренировка. Нам нечего было сказать после такого провального матча, лишь немного посмеялись с Муратом Якином. И Дзюба спросил: «Карлос, где мои 500 евро?» Я ответил, что отдам деньги в Москве. В России я кормил Дзюбу завтраками. В итоге я уехал из команды и так Дзюбе ничего и не отдал.
Интервью судьи, которого избил Роман Широков. Он просил для футболиста условный срок
Большое интервью волейболиста Алексея Спиридонова: про ислам, русофобию, свинину и алкоголь в Катаре
Подписывайся на Eurosport.ru в телеграме
Чемпионат России
Жоао Карлос рассказал, как проспорил Дзюбе 500€ и не отдал их
18/03/2021 В 09:22
Чемпионат России
«Хотел драться из-за ничего». Жоао Карлос – о характере Денисова
18/03/2021 В 09:05