У Сандро Цвейбы были все предпосылки, чтобы стать заметным и большим игроком: статус и генетика отца, хорошая пресса, классная школа «Локомотива», капитанские качества, футбольная страсть. К 26 годам у Сандро – 11 клубов. Их география – от Хабаровска до Швеции. Последней командой стала белорусская «Ислочь». Как уже выяснилось позже, Цвейба бессимптомно перенес коронавирус, который поставил крест на его карьере.
Сандро Цвейба в интервью Анару Ибрагимову для Eurosport рассказал:
  • зачем ему нужен был психолог;
  • как хотел попасть в «Реал»;
  • из-за чего отец не уехал в «Тоттенхэм»;
  • почему поколение 93 года – провальное;
  • как закончил с футболом в 27 лет.
Чемпионат России
Цвейба рассказал об игре отца против «Барселоны» с Гвардиолой
01/04/2021 В 11:43
***
– С 7 до 19 лет ты был в «Локо», но еще занимался в «Спартаке» и «Динамо».
– В 5 лет пришел в «Динамо». Там полтора года отзанимался со своим первым тренером Валерием Викторовичем Стаферовым, но он внезапно ушел. На тот момент мы не знали куда. И я пошел в «Спартак», потому что это была лучшая детская школа. Я пришел на отбор: всего там было 25-30 человек. Из них взяли только меня и еще одного пацана. Тренировал в «Спартаке» сын Георгия Ярцева – Александр.
– И как?
– Честно говоря, не очень. Он орал на детей, мы его побаивались. Кидал нам мячик и говорил, чтобы мы играли в футбол. И все. Потом моя мама узнала, что Стаферов в «Локо», и я перешел туда. И то не сразу в общую группу. Сперва тренировался с ним отдельно. Позже Стаферов потихоньку меня интегрировал в команду.
https://i.eurosport.com/2021/04/01/3021466.jpg
– В «Спартаке» было рукоприкладство?
– Нет. Но сейчас я понимаю, что многие детские и юношеские тренеры, с которыми встречался (фамилии не хочу называть), работали неправильно. Вот даже ты мне скажи. Это нормально в 11-12 лет бегать тест Купера (нужно пробежать один круг за 1-1,5 минуты, а всего – 7 кругов – Eurosport.ru)? Понятно, что у нас было время не как у взрослых. Но это высокий темп. Мы бежали тест Купера под угрозой отчисления из команды. Это бред. Сейчас у нового поколения тренеров другой, европейской подход. Детям в первую очередь нужно привить любовь к футболу, чувство удовольствия от матчей.
– А как готовили вас?
– Во главе угла у тренеров стоял результат. Они не обучали нас футболу как таковому, не прививали любовь к этому виду спорта. Нас готовили к каждой игре отдельно, чтобы мы побеждали. Мы выигрывали, а дальше-то что? Мы были зажаты, боялись ошибиться. Тренеры пихали нам во время игры, если мы ошибались. А мы дети. Это плохо. Зачем вообще орать на детей?!
– Как это отразилось на тебе?
– Если брать 100% моих игр на уровне молодежных и взрослых команд, я только в 40-50% получал удовольствие. Где остальные 60%? Я на игры выходил зажатый.
– В чем проявлялось?
– Некая напряженность перед играми. Потом с возрастом я стал это осознавать и разбираться сам. Читал разные книги на тему психологии. Она очень важна и в жизни, и в спорте. Ведь это все идет с детства. Детский тренер – очень важная профессия. Ее недооценивают.
– Ты когда-нибудь пользовался услугами психолога?
– Да. Обращался к очень сильной женщине. Она даже больше не конкретно по спорту, а по личностному росту и развитию потенциала. К ней ходят состоятельные бизнесмены и политики. Она жила и училась в Италии 10-12 лет. Мне было 25, играл в «Факеле». Пришел к этому сам. Как-то говорю отцу: «Слушай, я понимаю: что-то идет не так. У меня как у футболиста есть все качества, чтобы играть на хорошем уровне. Но есть какой-то блок, ограничения. Я это чувствую. Мне это мешает. Хочу с этим справиться. Мне нужен профессиональный психолог». Да, я читал специальную литературу на тему психологии, но это не то. Мне нужно было поговорить с профессионалом. Отец посоветовал мне ее, так как был хорошо знаком с их семьей.
– Сколько ты с ней работал?
– Год. Занятия были раз в две-три недели. Она сказала, чтобы я записывал свои сны. Для нее это как рентген. Я к ней приходил, рассказывал, она все слушала. В конце обобщала. И ее слова щелкали во мне. Понимаю, что она дошла до цели.
– В России мало кто из спортсменов такое рассказывает.
– Мы скрываем тему психологии. В России с этим сложно, а в Европе – иначе. У них и в школах, и в основной команде есть психологи. У нас относятся к этому как к слабости. Но это не слабость. Если ты чувствуешь, что тебе это нужно, то психолог поможет раскрыть тебе свой потенциал и сделает тебя еще лучше. Этого не нужно стесняться. Я хотел бы, чтобы больше появлялось открытых центров спортивной психологии. Даже думал об открытии такого центра. Хочу, чтобы это помогало футболистам раскрывать себя, чтобы было интегрировано в нашу жизнь.
– Это круто. Что тебе советовал отец?
– По жизни я двигался с советом, что нужно много работать. Когда был маленький, отец всегда в шутку спрашивал: «Сандрик, чтобы чего-то добиться, что нужно делать?» А я отвечал заученную фразу: «Очень много работать». Еще помню один тонкий футбольный совет от отца. Я тогда играл в дубле «Локомотива». Он говорит: «Когда матч только начинается, технично поймай нападающего, сыграй жестко в мяч, но в пределах правил, чтобы он почувствовал. Он сразу начнет тебя побаиваться. Но никогда не играй грубо, чтобы сломать игрока! Вы ведь коллеги».
– Отец тебя отчитывал?
– Было пару раз в детстве. Но после этого он понял, что так делать нельзя. Как-то в детстве он пришел на мою игру, что было нечасто. Напихал мне: «Ну что ты там?! Соберись! Ты чего такой сонный бегаешь?!» Я тогда сильно расстроился. Но на следующий день он извинился, больше не пихал. В дальнейшем отец указывал на мои ошибки, объяснял, как профессионал профессионалу.
– Что отец сказал после вашей победы над «Зенитом»? (Сандро обыгрывал «Зенит» с «Динамо» (СПБ) в Кубке России)
– Кстати, он был не совсем доволен мною: «Медленно работал с мячом. Да, ты неплохо отыграл, но можешь лучше». Моя мама была в Абхазии на тот момент. Там многие смотрели этот матч. К ней в течение недели подходили и говорили: «Как ваш сын сыграл! Красавец!» Но у отца свое мнение, я его принимаю. Хотя не всегда приятно.
– Вспомни самого грубого нападающего.
– Игра за «Русь» против «Зенит-2». Некое питерское дерби. Был у них нападающий Марков, который сейчас в «Краснодаре». С ним мы всю игру бодались. Локти, жесткие стыки и тд. И что-то зацепились, слово за слово. И Марков сказал мне: «Черный». Понятно, что он не расист, ничего такого криминального. Два года назад мы с ним пересеклись на отдыхе в Тайланде, пообщались. Он хороший парень. Но в том эпизоде я вскипел. Мне 20 лет, плюс игра, эмоции. Сейчас бы так не отреагировал. Всю игру я его бил, наступал на него. После игры подхожу, и мы начинаем бодаться. К нам подбегает Радимов и разнимает. Я Евгению говорю: «После игры жду тебя на выходе». Быстро переоделся, пошел к раздевалке «Зенита-2» и ждал его. Он вышел, и мы отошли. Я ему говорю: «Ты отвечаешь за свои слова или извиняешься?» Думаю про себя – если не извинится, будет драка. К счастью, подходит сотрудник «Зенита-2»: «Ребята, что вы делаете? Пожмите руки». Марков протягивает мне руку, и все. Потом отец это как-то узнал, ему донесли. Он мне через какое-то время позвонил: «Ты что там устроил? Ты думаешь, что делаешь? А если бы ты его ударил? Тебе бы матчей 10 дали. Это футбольное поле. Что на нем происходит, там и остается. Если он назвал тебя черным, скажи ему «белый». Ты футболист или боксер?» Тогда я с ним не согласился, но сейчас понимаю, что он прав.
– Отец, видимо, вспомнил про ситуацию с Юраном.
– Ну у них вообще другая ситуация была (после матча с «Дуклой» киевское «Динамо» выпивало в одном из пражских баров. После нескольких бокалов шампанского Сергей Юран и Ахрик Цвейба повздорили и подрались на улице – Eurosport.ru).
– Кстати, в «Динамо» отца выбрали капитаном тайным голосованием.
– И меня в «Локомотиве» так выбрали. Я в школе «Локо» с 8 до 14 лет капитанил. И в дубле снова был капитаном. Но там уже выбирал тренер.
– Почему парни голосовали за тебя?
– Я реально был хорош. На всех турнирах брал звание лучшего бомбардира, лучшего игрока. Плюс я коммуникабельный человек. И, думаю, генетически перенял лидерские качества.
https://i.eurosport.com/2021/04/01/3021443.jpg
– Тебе по школе предлагали переписаться?
– Это делается в основном в детстве, но я не переписанный. Я – 93 года рождения. Если был бы переписанный, то сейчас мог об этом сказать. Это же в детстве секрет. У меня свидетельство о рождении – украинское.
– А в Киеве не вариант переписаться?
– Думаю, в то время на Украине это сложно было сделать. Рад, что этого не произошло. Во взрослом футболе это не преимущество, а в детском развитие даже приостанавливается. Мы с пацанами в школе шутили на эту тему. Но в некоторых моментах мне даже бывало обидно: неужели одноклубники реально могут подумать, что я переделанный? Кстати! Можно погуглить, когда отец играл в Набережных Челнах за КАМАЗ. Это 93 год. Мама была в Киеве. И по стадиону тогда объявили , что у Ахрика Цвейбы родился сын.
– На тебя давило, что ты сын такого известного футболиста?
– И да, и нет. С одной стороны, это меня мотивировало. А с другой – давило, потому что я хотел добиться таких же успехов. Даже больше.
– Вашей фамилией пользовались?
– От имени отца мошенники звонили Черчесову и другим футбольным людям: «Привет, это Ахрик. Мой сын попал в аварию. Пришли, пожалуйста, 150-200 тысяч рублей». И от моего имени в «Ислочь» игрокам писали: «Можешь занять денег?» Как-то прихожу на тренировку. Пацан один спрашивает: «Дошли деньги? Я же тебе вчера отправил». Показывает сообщение, а я этого не писал.
– Сколько отправил?
– 100 долларов. Еще писали Дмитрию Черышеву. Отец потом сделал рассылку в Whats App, предупредил всех, что это мошенники.
– Неприятно. В каких ситуациях тебе помогало то, что ты Цвейба?
– Генетика, больше внимания. От меня всегда ждали больших успехов. Если честно, мне изначально нужно было найти агента. Отцу было сложно за меня что-то говорить. У абхазов такой менталитет. Это неудобно. Хотя сейчас понимаю, что в этом ничего такого нет. Я же не отбывал номер.
– Поэтому отец тебя и не пристроил в «Динамо» (Ахрик Цвейба работал в селекции московского клуба – Eurosport.ru)?
– С чего он должен был меня пристроить в «Динамо»? Я на тот момент даже не всегда выходил в старте в венгерском «Уйпеште». Для нас слово «блат» неприемлемо. Я и сам этого не хотел.
– Твоим первым европейским клубом должен был стать «Стандард».
– Да, я ездил туда на просмотр и понравился тренеру. А «Уйпешт» – дочерняя команда бельгийцев. Руководство сказало, чтобы я поиграл в Венгрии и возвращался в Льеж. В итоге не сложилось.
– У тебя к 26 годам 11 клубов. Как так получилось?
– Мне это самому не нравится. Мы двигались из клуба в клуб, чтобы засветиться и быстрее заиграть на хорошем уровне. Но частые переходы тормозят развитие. Я бы посоветовал молодым игрокам не менять часто команды, даже если немного игрового времени. На адаптацию в новом клубе уходит минимум 4-6 месяцев. Я всегда хотел добиться успеха. Деньги на тот момент не имели значения. Я просто хотел быть успешным, хотел признания. И это было с самого детства. Когда играл по юношам, я хотел играть за «Реал». Искренне думал, что это возможно. И даже выстраивал план, как этого добиться. Мой друг Дима Чельцов говорил: «Сан, ты че травишь? Это невозможно». А я злился: «Дима, не говори, что я могу, а что нет. Только я это знаю. Не говори, что это невозможно»
– Какой был план?
– Я думал, что попаду в «Локомотив» или через обходные пути в команду нашей Премьер-лиги, поднимусь по карьерной лестнице в топ-3-4, попаду в сборную России и на каком-то большом международном турнире здорово себя проявлю и попаду в мадридский «Реал». Сижу сейчас и смеюсь.
– Почему ты не поехал в Сочи?
– Это больше вопрос к Точилину. Я сыграл 80% матчей за «Динамо» из Питера. Единственное – концовку провалил. Не знаю почему. Команда уехала в Сочи. Я не сомневался, что поеду туда. Еще думал: «О! Абхазия рядом». Для меня большая неожиданность, что я не поехал. Да и пацаны из команды очень удивились: «Да ладно?! Мы не сомневались, что ты поедешь». Видишь, не поехал. Мой жизненный путь в футболе непростой. Футбол для меня все. Я не никогда не ломался благодаря своему характеру, хоть временами и было непросто. Но эта ситуация немного меня надломила.
– Ты думал над причиной, почему тебя не взяли в Сочи?
– Не хочу об этом больше говорить.
https://i.eurosport.com/2021/04/01/3021472.jpg
– Ты в «Крыльях» поиграл с Глебом и Корниленко.
– Глеб – коммуникабельный, общительный. Мы недолго вместе поиграли – 4 месяца. Он со всеми на равных. А с Корниленко мы конкретно рубились на тренировках. В жизни он очень добрый, порядочный человек, а на поле совсем другой. Я защитник, он – нападающий, и мы чуть ли не дрались на каждой тренировке. Но Корниленко со всеми так. Была ситуация. Подача с фланга, я придерживал его. Корниленко завелся: «Ты чего меня трогаешь?» А я ему: «Ты чего орешь? Я тебя убил, что ли?» Еще один игровой момент. Я отдал пас, уже без мяча, а он катится мне в ногу. После тренировки подошел: «Сандро, извини по-братски. Я завелся немного». Пожали руки и забыли.
– Кстати, когда отец играл в Азии, вы жили с ним?
– В Японии да. Там родилась моя сестра. А в Китай мы периодически прилетали. Мама рассказывала одну историю. «Цяньвэй» (китайская команда Ахрика Цвейбы – Eurosport.ru) проиграл. Фаны пришли к дому, где жили футболисты, орали под окнами, ругали их за результат. Никто из здания не выходил. А мы вышли всей семьей. Хотя администрация клуба нас останавливала, просила не выходить, мол, опасно. Но у отца совесть чиста. Он всегда играл достойно. Зрителей не обманешь. Китайцы начали хлопать, поднимать большой палец вверх, кричать: «Цвейба!» Все расступились и дали нам пройти.
– Когда папа мог уехать в «Тоттенхэм»?
– Перед последним сезоном в Киеве. Он жалеет, что не поехал. Англичане позвонили в Киев с официальным предложением. Он должен был уезжать. Даже уже направился в аэропорт. В итоге «Динамо» его уговорило остаться еще на сезон. Клубу предстояли игры в Лиге чемпионов, а отец был одним из лидеров.
– Это было бы солидно.
– Да, конечно. Может быть, мы бы там и остались. И я там рос бы, в футбол играл, пошел в местную футбольную школу.
– Я до сих пор думаю про «Реал».
– Это был бы невероятный путь. Сейчас могу согласиться с Димой, что «Реал» – это практически невозможно. К примеру, Джикия проделал тот путь, который я хотел и мог бы проделать. Сейчас он спокойно может ехать в Европу. У Георгия – пример хорошей, добротной карьеры. Через вторую, первую лиги он добрался до «Спартака» и сборной, стал капитаном.
– Ты когда-нибудь был близок к сборной России?
– Играл в молодежке, но до взрослой не дошел...
– С кем ты был в сборной?
– Александр Закускин, Сергей Зуйков, Павел Могилевец. У поколения 1993 и 1994 годов – провал. Вот ребята на два-три года помладше заиграли больше и лучше. Я не тот человек, который винит кого-то из-за своей неудачи. Но я точно могу сказать: толком наш год так и не заиграл на должном уровне. Думаю, из-за ошибок тренеров в детском и юношеском футболе.
– Ты считаешь, что у Головина и Миранчуков все иначе?
– Во-первых, Головин и Миранчук – большие таланты. Во-вторых, возможно, им повезло с детскими тренерами чуть больше. Когда Миранчуки пришли в дубль «Локо», я был там одним из лидеров. Они очень скромные. И по сей день такие. Братья стеснялись. Я поддерживал их, подсказывал, подбадривал. Они особо сильно не выделялись на первых порах. После того как они начали играть, их потянули в основу. Особенно Леху. Билич в него поверил.
– Почему Билич в тебя не поверил?
– Вообще я ему очень понравился. Он был мной доволен. Ему нравились мой характер, как я работал на тренировках и в играх. Но я сам понимал, что тогда не был готов к основе «Локомотива». Некоторые игроки раскрываются позже. Тогда на моей позиции играли Дюрица и Чорлука. С ними тяжело конкурировать. Меня в «Локо» к основе до Билича еще и Красножан подтягивал. Я тренировался с основой, на игры меня спускали в дубль. Помню эпизод. Выхожу против «Ростова», борюсь в воздухе, меня подтолкнули, и я подвернул голеностоп. Полтора-два месяца пропустил. Когда выздоровел, Красножана убрали. Обидно. Мне как будто не фартило.
– У отца был фарт?
– Он по сей день говорит, что ему всегда фартило, все удачно складывалось для него. Я точно не меньше отца хотел заиграть и стать успешнее. Он мне недавно рассказывал мини-историю. Игра «Динамо» и «Барсы» в ЛЧ. Отец – капитан Киева, а Гвардиола – капитан каталонцев. Папа вспоминал: «Мы проигрывали, судья поставил фол. Я нарушил правила, начал ругаться с судьей, завелся на эмоциях. И Гвардиола мне говорил: «Эй, Цвейба, you are good. Успокойся! Ты в порядке».
– Классная история. Ты выигрывал чемпионство с «Локомотивом» по молодежке. Какие были премиальные?
– Маленькие, как в «Динамо» за одну победу. Нам дали 45 тысяч рублей, а за отдельные победы премиальных не было. У нас тренером был Волчек, хороший специалист. «Локомотив» тогда впервые стал чемпионом молодежного первенства России.
https://i.eurosport.com/2021/04/01/3021467.jpg
Последние полгода Сандро живет в Москве. Из-за проблем с сердцем он уехал из Минска, разорвал контракт с «Ислочью» и завершил карьеру игрока. Недавно Цвейба получил тренерскую категорию С.
– Твои проблемы с сердцем могут идти из-за теста Купера в детстве?
– Я думал об этом. Но вряд ли. Скорее, последствия короны. В Беларуси у меня начались экстрасистолы. Тогда не мог понять, что это такое. Сердце бьется, бьется, и пам! Будто оно проваливается. В этот момент сердце пропускает один удар, и в организм поступает меньше кислорода. По всему телу волна слабости, в глазах темнеет. И реально такое чувство, что ты упадешь. Если честно, летом, когда было жарко, я в некоторых моментах под конец матча думал, что упаду и не встану. Сыграл так три игры, а после четвертой понял, что дальше так нельзя. Уже мучался.
– Почему столько тянул?
– Я же не знал, что это сердце. Думал: может быть съел что-то перед матчем. Потом пацаны из «Ислочи» говорили: «Может, ты похудел, вес упал. Поэтому сил нет». Взвесился: минус 5 кг. Хотя я нормально питался. После очередного матча сдал анализ крови, биохимия показала, что с органами все нормально. Но в крови много лейкоцитов.
– Это плохо?
– Это значит, что в организме был вирус, с которым он боролся.
– Бессимптомная корона?
– Думаю, да. В «Ислочи» половина команды ею болела, но чемпионат не приостановили. Мне дали неделю отдыха, но проблема никуда не ушла. И я принял решение уехать в Москву на обследование и лечение. На тот момент уже было понятно, что это проблемы с сердцем.
– Что здесь сказали?
– Меня полностью обследовали и обнаружили воспаление миокарда, который как раз-таки может произойти при температуре, какой-то болезни, вирусе в организме. И вот на сегодняшний день мне уже сделали две операции.
– Что у тебя с футболом?
– После первой операции в марте я уже точно понял, что с футболом все. Мало кто знает, как я относился к этому виду спорта. Я посвятил всего себя футболу. Но случилось то, что случилось. Жизнь на этом не заканчивается. Нужно двигаться дальше.
– В чем операция заключалась?
– Хирурги через артерию проникали к сердцу с целью найти очаги проблем и прижечь их, процедура называется радиочастотная аблация. В итоге нашли тахикардию, которая как раз-таки произошла из-за миокарда. Все очаги прижечь не смогли. Даже после второй операции. До некоторых очагов физически нельзя добраться.
– С этим живут?
– Как сказал мой лечащий врач, мне, скорее всего, нужно будет имплантировать кардиовертер для подстраховки. Но есть надежда, что смогу обойтись без этого. Честно говоря, не верю, что это происходит со мной, что будут какие-то физические ограничения в 27 лет.
– А что дальше?
– Моему отцу звонят знакомые, товарищи, друзья, спрашивают, что и где я. Разные агенты мне до сих пор предлагают варианты. Но эта ситуация с сердцем плавно подводила к тому, что с карьерой футболиста покончено. Не стал терять времени, поступил в Высшую школу тренеров. Вижу себя в этой профессии. Недавно успешно сдал экзамены на категорию С.
– Если бы раньше ударил в колокол, то, может, и не было бы этого.
– Возможно, усугубил тем, что терпел и играл. Но на тот момент я не понимал всю серьезность проблемы.
– Что ты вспоминаешь из своей карьеры?
– Я пацан: мне лет 11-12. Стал лучшим игроком в школе. В официальном матче «Локо» меня представили болельщикам, в перерыве вывели на поле. Ведущий меня подвел к фанатским трибунам, и они кричали: «Малой-малой!» Хорошие воспоминания.
Телеграм-канал Анара Ибрагимова – море инсайдов и интересных комментариев
Герой люксового «Анжи» – о драке Денисова и жадном Дзюбе
Подписывайтесь на Eurosport в инстаграме!
Чемпионат России
Цвейба: «От имени отца мошенники звонили Черчесову»
01/04/2021 В 11:02
Чемпионат России
Убивают гегемонов, считают «Сити» лучшими. Кто меняет русский футбол
16/07/2021 В 16:59