В интервью Анару Ибрагимову для Eurosport Мурад Латипов рассказал:
  • почему Василий Кикнадзе – его крестный отец;
  • как уламывал Станислава Черчесова и Гуса Хиддинка снять установку;
  • как из-за акцента его не взяли корреспондентом на Евро-2012;
  • что просил сделать Гус Хиддинк после его смерти;
  • почему у Станислава Черчесова не ЧСВ, а ЧСД.
– Ты к своей профессии относишься как к автоматизму?
Чемпионат России
Убивают гегемонов, считают «Сити» лучшими. Кто меняет русский футбол
16/07/2021 В 16:59
– Ни в коем случае. А как автоматически можно относиться к работе? Пришел, написал, посмотрел, задал вопросы и ушел?! Я вообще интервью как интервью не рассматриваю. Для меня это всегда диалог. В интервью могу о чем угодно спросить, задать кучу тупых вопросов. С этого кайфую.
https://i.eurosport.com/2021/05/13/3131534.jpg
– Твои гости уходили с интервью?
– В 2007 году в Израиле ЦСКА играл против «Маккаби» в Кубке УЕФА. Пришло задание от редакции – задать Газзаеву вопрос по поводу усов. Я задал пару вопросов по предстоящей игре, а потом и этот. Он сначала посмотрел на меня как на идиота: «Мурад, и ты туда же?!» Развернулся и ушел. А мы давно с ним знакомы. Догоняю его: «Валерий Георгиевич, это задание редакции. Это же на слуху» – «Да оставь этот разговор». Подошел Евгений Леннорович Гинер: «Не обижайся. Все нормально». Позже сам Газзаев сказал: «Ты на старика не обижайся». А я отвечаю: «Георгич, как я могу на вас обидеться?»
– Тебя знает Гинер?
– Конечно, знает. На моей памяти, я с ним записал пять больших интервью. Однажды в старых «Лужниках» в подтрибунном помещении после очередной победы ЦСКА вышел Гинер. Там была кишка, где стояли журналисты. И Евгений Леннорович сказал, когда увидел меня: «О! Это лучший журналист, которого я знаю!»
– У тебя взорвалось ЧСВ?
– Нет. Я кайфанул от того, что такой человек про меня так сказал. Это было где-то до Евро-2008.
– Кто был твоим начальником на телеканале «Спорт»?
– Василий Александрович Кикнадзе. Это мой крестный отец в телевидении и Москве. Первый мой сюжет? Меня отправили на матч «Динамо» с Димой Губерниевым. Он поехал корреспондентом, а я как стажер. Привезли материал, отдали его. И Василий Александрович сказал: «Нормально! Ты нам подходишь». Но кто-то из его помощников ответил: «У него акцент». Кикнадзе повернулся, за что ему благодарен нескончаемо: «У нас канал российский. Имеет право быть». Когда в 2010 году вместо него пришел другой человек, мне откровенно сказали: «Старичок, ты не подходишь нам, потому что у тебя акцент. Да и внешность не устраивает».
– До сих пор общаешься с Кикнадзе?
– У нас есть традиция, как в фильме «Ирония судьбы, или С легким паром!», – мы встречаемся.
– Вдвоем?
– Нет, втроем.
– А кто третий?
– Не буду говорить. Сейчас не могу. Мы стараемся меньше говорить о футболе.
– За кого болеет Кикнадзе?
– Не знаю. За испанский язык.
– Почему?
– Великолепно им владеет.
– Когда в последний раз виделся с ним?
– До «Локомотива». Нет, вру! Его только назначили. Он тогда сказал: «Это огромный объем работы». Я его понимаю. Мы поздравляем друг друга с днем рождения, но не обсуждаем рабочие моменты. Зачем? Футбола и так хватает. Я тоже с друзьями-футболистами стараюсь говорить не про футбол. Мы лучше поговорим о расширении НАТО на Восток.
– Его сильные стороны?
– Есть такие начальники, которые, когда ты где-то облажался, тебя поругают и скажут: «Я его сам поругаю». А Василий Александрович скажет: «Ребят, вы его не ругайте. Сам с ним разберусь». Это очень важно. Ты уверен в своем начальнике: он за тебя заступится. Мы же тоже не знаем, что Саламыч говорит футболистам один на один. Знаю, что на Кикнадзе можно положиться.
– Ты сейчас на «Матче» делаешь сюжеты только про футбол?
– Могу освещать все. Другое дело, как освещать. В футболе могу лучше, чем в других видах спорта. А зачем отнимать хлеб у тех людей, кто лучше разбирается в этих видах спорта. Даже как-то делал материал по керлингу. Единственное, куда просил меня не отправлять, – хоккей. Потому что холодно. Один раз на лыжню России я оделся как фраер. Но в другой ситуации так доигрался! Это было на «Спорте». Собрание, где обсуждали командировку на Северный Полюс. Возникла моя фамилия, и кто-то из продюсеров сказал: «Мурад просил не отправлять его в такие командировки». Я до сих пор белой завистью завидую Диме Лукашову. Он воткнул флаг на Северном Полюсе. Наверное, единственное, о чем жалею в профессии.
Мне не нравится мой голос в кадре. Для кавказцев, может, он приятный. К сожалению, я через все это прошел. «Что этот черножопый здесь делает?» – это самое мягкое, что было в комментариях
– Почему сейчас редко появляешься в кадре?
– Сам не хочу. Я старый, страшный. Выбил себе то, что вместо меня может кто-то другой наговаривать текст за кадром.
– Как выбил?
– Мне никто ничего не говорит, например, что меня слишком много или мало в кадре. Никто. Когда устраивался на работу, неофициально общался с Натальей Билан. Она говорила на тему озвучки моих репортажей. У меня была к ней просьба: «Можно я буду писать текст, а кто-то другой будет его озвучивать?» Она одобрила: «Никаких проблем». За это ей очень благодарен.
– Это лень?
– Нет, почему? Акцент. Мне не нравится мой голос в кадре. Для кавказцев, может, он приятный. К сожалению, я через все это прошел. «Что этот черножопый здесь делает?» – это самое мягкое, что было в комментариях.
– Тогда как ты столько лет стоял в кадре?
– В кадре тогда было обязательным делать стендап. А я говорил, что лучше дам время действующему лицу, чем себе в кадре. Стендап ради стендапа не приемлю. Категорически. Меня пару раз штрафовали. На 50 евро, кажется. Потом оставили в покое.
– Кикнадзе?
– Он туда не лез. Был начальник службы информации, который за это отвечал. Я же не пойду жаловаться к Василию Александровичу.
– Как часто штрафовали?
– Два раза.
– Почему ты не сделаешь что-то на YouTube?
– Пытался. Канал назывался «ZZlo TV». Это аббревиатуры фамилий: Латипов, Золин, Загуменов. «О» означает откровенно. Первый выпуск – с Хабибом в Дагестане. Тогда мы были в шоке, что выступление Хабиба разворовали на цитаты. И они набрали больше, чем само наше интервью. Второй выпуск – с моим товарищем Максимом Новоселовым, а третий – с Александром Бубновым. Потом у нас кончились деньги. Мы неправильно зашли. А сейчас не хочу.
– Почему неправильно зашли?
– Во-первых, монетизация. Потом надо было ставить зеркала, как РЕН ТВ везде клеит свои логотипы. На нас никто не ссылался. Конечно, во втором интервью мы так сделали, но уже был не тот выхлоп. У нас бюджет программы был 30 тысяч рублей. Это нереальный бюджет.
– Мне люди из ММА рассказывали, что за интервью с Хабибом нужно заплатить.
– Не знаю. Мне известно, что к Хабибу нереально подойти. У нас была идея сделать фильм о нем и выпустить на платформе Premier. На самого спортсмена мы выйти не смогли. Кого только не подключали... Мне его пиар-агенты говорили, что не получится.
– Почему?
– Потому что Netflix собирался снимать о нем фильм. Где я и где Netflix? Потом это подтвердилось. И понял, что смысла нет. А интервью ради интервью – неинтересно.
https://i.eurosport.com/2021/05/13/3131554.jpg
– Почему на телевидении не получаются острые интервью?
– Это нереально сейчас. Это можно сделать в двух случаях: если у тебя прямой эфир и если ты не договаривался скинуть предмастер пиар-агенту или футбольному клубу.
– Согласен. Что за период был у тебя в «Анжи»?
– Это было время работы. У меня за первые полгода не было ни одного выходного. На всю жизнь запомнил.
– Чем ты занимался?
– Всем. Начиная созвонами с Анаром, который 20 раз в день просит интервью с Это’О, и заканчивая ответами на письма из Голландии о съемках фильма про Буссуфа. Потом Мубарак подошел: «Мурад, скоро приедет бригада». – «Без проблем».
– Из легионеров «Анжи» самый загадочный для меня – Карсела-Гонсалес.
– Он главный любитель кальянов. Мы были в Австрии на сборах в какой-то деревушке. Мехди попросил брата, чтобы он ему из Парижа привез кальян. Помню его номер: весь ковер в дырках. Но он хороший парень.
– У тебя большой словарный запас?
– Не-а. Я как старый компьютер. Прежде чем вытащить слово, начинаю его вспоминать. Появляются паузы. Стоять корреспондентом и 3-4 минуты в прямом эфире о чем то говорить – не моя история. А диалоги – да!
– Тебя звали работать на другие каналы?
– В самом начале, когда я приехал, мне предлагали программу «Петровка 38» на ТВЦ. Ооо! Не, стоп! Политика и криминал – не мое. На ВГТРК мой старший брат, учитель по жизни – Мурад Абдулмукминов. Какой я есть сейчас, это все он заложил, он в меня поверил, он худо-бедно сделал из меня репортера. От него больше всего в жизни я и получал. Мурад – для меня все. Например, начинались какие-нибудь выборы в Дагестане. А выборы в России в те времена – платная история. У нас зарплаты были мизерные. Все говорили: «Ха! Сейчас мы подзаработаем!» Мурад собирал молодежную редакцию: «Ребят, скоро выборы. Редакция «Море ТВ» уходит в творческий отпуск. Вы можете заниматься чем угодно, но не под эгидой «Море ТВ». Мы всегда уходили от политики. Это грязная тема.
– Какая твоя мечта сбылась благодаря работе?
– Я месяц уламывал Хиддинка, чтобы он пустил меня с камерой на предматчевую установку «Анжи». Когда Юран тренировал «Локомотив» из Астаны, он тоже пустил меня на предматчевую. А самое топище – 2018 год. То, что сделали мы, до этого никто не делал. Делал Илюха Казаков, но это был товарищеский матч. Во время ЧМ, когда везде закрыто, мы снимали все что хотели. Абсолютно. Мы даже сняли предматчевую установку игроков перед Хорватией. Ты можешь себе представить? Я сначала Саламычу предложил, но он посмотрел на меня как на идиота. Через неделю еще подошел: «Саламыч, чемпионат мира – такая история. Мы это потом покажем». – «Я подумаю». А когда подошел в третий раз, Черчесов говорит мне: «Чтобы я тебя там не видел». Мне нужно было только это. Мы поставили две камеры. Все. Перед матчем с хорватами еще установили GoPro в раздевалке. Это только одна из деталей. В РФС мою работу оценили: «Раньше такого не было». Было приятно.
– Когда в работе испытывал давление из-за того, что ты дагестанец?
– Мне в лицо никто ничего не говорил. Пришел на «Россию 2» в 2010 году новый руководитель. Я ему благодарен, что он после чемпионата мира в ЮАР через своих помощников сказал, что мне ближе бои без правил, чем футбол. На тот момент – без ложной скромности – я входил в пятерку лучших телевизионных журналистов. Мне сказали: «Чужим голосом будем озвучивать твои тексты». Моя реакция: «Вы что? Нет! Я же крутой!» На ЧЕ-2012 меня пропихнули редактором. Это был мой последний чемпионат Европы. Дальше – «Анжи». Чемпионат Европы в Польше был самый релаксовый. Тогда я сделал два интервью: с Дзагой и Семшовым. Потом наши благополучно вылетели. И я месяц ничего не делал, смотался с друзьями в Амстердам. За 9 лет непрерывной работы была такая сатисфакция.
– В 2009 году ты – в пятерке лучших журналистов. Кто еще?
– Ольга Богословская, Саня Бедырев, Дима Ганичев. Сейчас кого-то обижу… Еще Аня Шуст. В этой пятерке я шестой. Не удивился, когда не увидел себя в пуле корреспондентов на Евро. Знал, откуда растут ноги.
– Откуда?
– У меня акцент, который в общую канву не входил. Есть стиль канала, и, по мнению руководства, на тот момент я не попадал в этот стиль. Оно имеет полное право, но для меня это, конечно, обидно.
– Ты не ходил на ораторское искусство?
– Конечно, ходил. Но был на полпути. Это как с английским. Я же знаю, что он мне нужен. 5-6 раз пытался учего, ходил в школу, отдавал деньги заранее, ко мне ходили учителя. Но за месяц в Африке выучил больше, чем за все эти годы. Я ленивый. Сделать домашнее задание по английскому? Нет. Признаю свою лень. А еще я вредный.
Недавно общался с Федей Смоловым. Он говорит, что самое запоминающееся для него – незабитый пенальти и матч с Испанией. А для меня – победа над Саудовской Аравией. Я никогда в жизни не забуду чувство, как пацаны садились в Новогорске в автобус. Это были роботы. Можно было воздух потрогать от напряжения
– Когда ты почувствовал пик своей популярности?
– Когда стали в метро узнавать. В Дагестане я был популярный. Моя программа выходила на ГТРК в Махачкале. Например, компанией сидели в ресторане. Когда вечером приходил домой, мама спрашивала, с кем я сидел. Ей рассказывали, что меня видели там-то. Очень не люблю, когда на застольях в Дагестане дядя говорит про меня: «А вы знаете, кто это такой?» Эти качества перешли ко мне от деда. Благодарен ему за это.
– У меня несостыковка.
– Почему? Все зависит от места и времени. В компании друзей моего дяди мне становится неуютно. А когда сидишь в компании четырех человек и ты в разговоре узнаешь меня, это другое дело. Нет пафоса. Когда в метро люди подходят, мне не нравится.
– Нарушение твоего личного пространства.
– Да.
– А сейчас узнают?
– К счастью, мало. Потому что в кадре мало появляюсь.
– Чем ты занимался после «Анжи»?
– Отдыхал! Год ничего не делал. Кайфовал, жил в свое удовольствие.
– В какой стране лучше всего перезагружаться?
В Китае. Шаолинь – перезагрузка. Китайцы говорят: «Вы думаете, что мы особенные? Мы такие же, как и вы. Просто все проблемы от головы». После Китая я смотрел на все проблемы сверху, как на муравейник. Из-за чего переживал и нервничал? Мне до сих пор очень стыдно за один момент. Я возглавил пресс-службу «Анжи». Это мощнейший стресс. Какой-то косяк: там давят, здесь давят. Срывался на своих. Пацаны обижались на меня. А после Китая я штрафовал их за косяки на 20%. Деньги уходили в общую кассу. Но меня хватило на 3 месяца. А потом опять…
– Твоя главная победа как пресс-атташе «Анжи»?
– В Эмиратах Мистер любил играть в гольф. Я его очень долго уговаривал, чтобы он разрешил это снять. В конечном итоге разрешил. Мы ему пообещали показать видео перед эфиром. Там кафешка была у гостиницы. Хиддинк пил свой капучино и закуривал сигару. Поднес ему ноутбук. Он посмотрел: «Ну, хорошо. Молодец! Только опубликуй это, когда я умру». Потом произошел несчастный случай. Жесткие диски с этим и другими видео и аппаратуру у оператора своровали. И половина материала не осталась, в том числе и этот.
– Кто своровал?
– Не знаю. Его машину вскрыли.
https://i.eurosport.com/2021/05/13/3131560.jpg
– Что никогда не забудешь с чемпионата мира в России?
– Недавно общался с Федей Смоловым. Он говорит, что самое запоминающееся для него – незабитый пенальти и матч с Испанией. А для меня – победа над Саудовской Аравией. Я никогда в жизни не забуду чувство, как пацаны садились в Новогорске в автобус. Это были роботы. Можно было воздух потрогать от напряжения. Реально был мандраж.
– Не пафосно расписываешь?
– В смысле пафосно?! Так и было. Говорю тебе о своих ощущениях. До сих пор мурашки по коже. Врать не буду: после победы выдохнули. А ты вспомни шквал негатива, который был. Саламыч требовал, чтобы пацаны не читали и не смотрели интернет.
– Прямо требовал?
– Ну как требовал. Для меня, может быть, и требовал. Знаю, что Самедов выпил снотворное перед матчем и лег спать. Дзюба наверняка читал все, чтобы себя взбодрить. Тема – человек-вызов. Когда тихо-гладко, ему неинтересно. Поэтому он всегда спорит, бьет пенальти на спор, в воротах играет.
– Он – капитан?
– Во всех смыслах.
– Если бы ты был тренером, кому дал бы повязку?
– Акинфееву.
– Почему?
– Это из серии глупых вопросов?! Акинфеев – это Акинфеев. Это глыба.
– Это фигура.
– Там все фигуры. В сборной не было проходных людей. Но на шахматном поле Акинфеев – ферзь и король. Два в одном.
– Что было после Испании в раздевалке?
– Фурор, радость. Всепоглощающие радость и счастье.
– Шампанское пили?
– Нет, конечно. Какое шампанское? Единственное, что позволил себе Саламыч в адрес игроков, отпустил их домой. Мало кто знает: во время всех тренировок и сборов Черчесов раза три отпускал пацанов. Потому что была команда. Никто нигде не спалился, никто не нарушал дисциплину и режим. Все по домам. Тихо и мирно. Это же тоже показатель.
– Что было после Хорватии в раздевалке?
– Тишина. Абсолютная. Станислав Саламович перед входом в раздевалку каждому футболисту жал руку и обнимал. Слушай, несмотря на всю его эмоциональность, он скуп на такого рода эмоции. Черчесов благодарил пацанов за то, что они сделали. За все эти 52 дня. Потом встал Федя, начал извиняться. Никогда не забуду слова Акинфеева: «Так, стоп. Мы команда. Выигрывает команда, проигрывает команда. Извиняться не надо. И в разговоре с прессой извиняться не надо». Это кэп. На следующий день в Новогорске перед выездом в Лужники было собрание. Черчесов тогда сказал: «Все только начинается».
– Яркие впечатления.
– Больше всего меня поразил Габулов. После Хорватии он сидел в углу убитый. Я за ним наблюдал, Вова из раздевалки вышел последним. Не знаю, что у него внутри происходило, но были видны по лицу переживания.
– Почему Габулов замполит?
– Он правая рука Акинфеева. Габулов решал вопросы по политической части. Двух замполитов не бывает. Поэтому Акинфеев – Фурик, а Габулов – замполит.
– Какие политические моменты?
– Вопрос о премиальных, например. О чем можно было попросить у Мутко в этот момент, об этом и разговаривал.
– Азамат Бостанов назвал Черчесова человеком с большим ЧСВ.
– Я бы убрал букву В и добавил Д. Достоинство. Мне очень нравится, что за эти годы он не поменялся. Черчесов – кремень. Он глубокий, умный. Кому-то не нравится его манера. Что с этим делать? Ты это или принимаешь, или нет. Если бы я его не знал, тоже думал бы: «Как он разговаривает?!» Черчесов всегда был таким. Были времена, когда у него было затишье. Есть моменты, как сейчас, как в «Легии», когда Саламыч на слуху и на виду. Он на все дни рождения, праздники, всегда отправлял мне смс. Для меня Черчесов не меняется. Только растет в профессиональном плане. Он для меня в человеческом плане топ.
– Еще Азамат говорил, что Черчесов приглашает футболистов по национальному принципу.
– Нет, у него такого нет. У Черчесова есть только цифры. Тренерский штаб работает по цифрам. Есть Панников, который выдает их. Это человек-компьютер. На их основе штаб решает, кого вызывать или нет.
– Поэтому и Габулов был в сборной?
– Конечно. У Габулова еще и другая история. Мало того что он заслужил это, Володя еще и как дядька в команде.
– Игнашевич тоже был дядькой?
– В меньшей степени. Его когда позвали в сборную?! Прямо перед ЧМ. У негои склад характера другой.
– Что тебе запомнилось из работы с Хиддинком?
– Три-четыре матча мы сыграли неубедительно. И было собрание после тренировки. Меня там не было. Был другой парень из пресс-службы. Я попросил надиктовать в Махачкалу для сайта новость: «Прошла тренировка в штатном режиме. После было собрание тренерского штаба с игроками на поле». О чем говорили, в тексте речи не было. Я даже и не знал. Мы это выложили. Потом Мистер меня позвал к себе: «Как так получилось, что эта информация вышла?» Хиддинк сказал, что это нельзя было давать. И он попросил, чтобы я написал объяснительную записку. Написал все, как думал. Еще добавил: если кто-то виноват, в любом случае за своих парней отвечаю я. Надо наказывать меня. Гус прочитал, вызвал меня: «Понимаю, что ты за своих – горой. Но чтобы такого не было». Вообще Мистер любил проверять.
– Как?
– Как-то мы выиграли у ЦСКА на «Динамо». Мистер первым ушел в раздевалку. Говорю оператору: «Быстро пошли за ним! Снимем его». Он там один, а мы его снимаем. Хиддинк взорвался: «Вы что меня снимаете? Может, вы еще снимете, как я в душе буду купаться?!» Я не понял, даже оскорбился. Короче, демонстративно говорю оператору: «Выключай камеру, поверни ее боком, чтобы объективом была к стене». Команда зашла, а я сижу в углу с непонятным лицом. Тема закрылась, и мы летим в Москву. А у Мистера была привычка: перед взлетом он проходил по всему самолету. Я у окна сидел с нашим врачом Хаджимурадом. Хиддинк подошел ко мне: «Ты не обижайся на меня!» А я и забыл уже: «Мистер, it’s okey! No problem!» Он держит меня, трясет и спрашивает: «Ты точно на меня не обижаешься? Смотри! Не обижайся». Он отпустил и ушел. Через некоторое время мне прилетает ладонью по плечу. Поворачиваюсь, там Мистер стоит. Еще раз говорит: «Ты точно на меня не обиделся?» Я тогда выпал. Он психолог. Потом Илюха Казаков сказал, что Хиддинк таким образом проверял на вшивость. Нужен ли ты этой команде или не нужен. Надеюсь, я ее прошел.
Другие мощные интервью Анара Ибрагимова:
Экс-игрок «Локо» Дуймович – о секси-футболе и «Реале» Жозе
Герой люксового «Анжи» – о драке Денисова и жадном Дзюбе
Подписывайся на Eurosport.ru в телеграме
Чемпионат России
Агент Лахтер рассказал, как Лунев оказался в «Зените»
07/07/2021 В 07:36
Чемпионат России
Лахтер: «Карвальо хотели «Севилья» и «Валенсия», но он выбрал ЦСКА»
06/07/2021 В 12:18