facebook

Сергей Литвинов: «Самое вкусное у человека – это ладонь»

Сергей Литвинов: «Самое вкусное у человека – это ладонь»
Eurosport

31/05/2013 в 13:30Обновлено 31/05/2013 в 15:34

Россиянин Сергей Литвинов третий год играет в Индонезии и лишь первый год – официально. В интервью Eurosport.ru он рассказал о сингапурском обезьяннике и папуасских каннибалах, о двухстах автографах за тренировку и команде без врача, о том, как прожить в Индонезии без паспорта и как напугать местного агента.

«ПОДОШЛИ ПОЛИЦЕЙСКИЕ, ОТВЕЗЛИ МЕНЯ В ПЕРЕСЫЛОЧНЫЙ ЛАГЕРЬ»

– Как вы оказались в Индонезии? Трудно представить, чтобы человек, сидя во Владивостоке, подумал: «А не поехать ли мне в Индонезию поиграть».

– Я загорелся желанием уехать за границу, не увидев перспектив для дальнейшего продолжения карьеры во владивостокском «Луче». У меня есть друг, у которого были кое-какие связи в азиатских странах. Вот я и решил попробовать свои силы в одном из тамошних чемпионатов. Друг порекомендовал одного агента, я отправил свое резюме и видео с игр. Переписывались несколько месяцев, после чего агент позвонил и говорит: «Приезжай, есть команда для тебя. Билет оплачиваешь сам. Если подходишь команде, они вернут деньги за билет».

Я, недолго думая, собрался и улетел. Остановился в Джакарте, в доме агента, через два дня поехал в команду на сбор, по окончании сбора снова вернулся к агенту – нужно было ждать решения от менеджмента. А в Индонезии по прилете туристическая виза выдается на месяц, и у меня уже подходило время окончания срока действия. Агент предложил: «Есть еще команда в Сингапуре, езжай туда, они тебя два-три дня посмотрят, как раз из страны вылетишь, затем вернешься, и визу тебе новую откроют. Потом будешь выбирать – Индонезия или Сингапур». Я агенту отвечаю: «В Сингапур же виза нужна». А он мне: «Я вот только был там с игроками-европейцами, все нормально».

– Хорошее начало.

– Прилетаю я в Сингапур. Агент меня послал с чилийцем туда. Проходим мы с ним иммиграцию, и мне говорят: «Молодой человек, где ваша виза?» На что я просто улыбаюсь. Подошли полицейские, отвезли меня в пересылочный лагерь – тот же обезьянник. Просидел там часа четыре. Позвонил агенту, он обменял билеты, и меня выслали обратно в Индонезию. Там уже отправился в «Соло» и подписал контракт.

– Что вы такого увидели в «Луче», что захотелось сниматься и уезжать?

– Я коренной приморец, я люблю свой город, люблю «Луч». Все мальчишки с детства мечтают в нем играть. Но в «Луч» очень тяжело пробиться местному, пусть даже талантливому парню. В основном везут ребят с запада, из именитых школ – «Динамо», «Локомотив», «Спартак», ЦСКА. А ведь на Дальнем Востоке много талантов – Виктор Файзулин, Александр Димидко, Артур Нигматуллин, Семён Фомин, Юрий Газинский, Тарас Бурлак, Александр Тихоновецкий… Нам всегда говорили: «Попадете в основную команду, и у вас будет все». Сейчас «Луч» во второй лиге идет на первом месте. Своих в основном составе нет ни одного, есть несколько ребят на замене – и только. Говорят, местные слабые. А я не верю. Мы по дублям в чемпионате России в свое время занимали седьмое место.

– Ну, это нормально.

– Это успех! Ребята хорошие были, но сейчас из того состава человека два-три профессионально если играют – уже хорошо. Остальные все завязали – работают, семьи.

– Что стало самым ярким воспоминанием о втором дивизионе? Поля? Судьи? Бандиты?

– Как-то на Сахалине мы играли. Засудили нас немножко, но во второй лиге это случается. А недавно «Луч» гостил в Якутске, и судья дал пенальти в ворота хозяев на 94-й минуте. После этого президент «Якутии» – он же вице-президент Республики Саха – направил письмо в РФС под названием «Так убивают российский футбол». Вторая лига у нас такая…

– Это сейчас через письма, а раньше ведь бандиты к полю подходили и все объясняли.

– У меня такого, слава Богу, не было. Но я тоже наслышан. Где-то в конце 90-х у нас во второй лиге в раздевалку заходили люди и так и говорили: «Если вы сегодня выиграете, то домой не уедете».

facebook

– В Индонезии все по-другому?

– Да, прямо как из грязи в князи получилось. Когда я прилетел в «Соло», иду, все на меня смотрят, думаю – куда я попал! А уж если они узнают, что ты футболист, то всем обязательно нужно фото и автограф. Как-то после тренировки, может быть, человек 200 подошло – каждому дал автограф и сфотографироваться. Это было просто супер!

Домашний стадион обалденный – вмещает 35 тысяч, и на стартовых играх были аншлаги. Я первый раз вышел, перекрестился – думаю, где я, в Лиге чемпионов, что ли?

– Сколько автографов вы дали в России?

– Два. Нет. Три. В Нальчике, в Новокузнецке и в Находке.

– На «Океан» 35 тысяч собиралось?

– Да там если тысяча приходила, это хорошо было. Во второй лиге немного ходят – 2-3 тысячи в основном. Во Владивостоке – 4-5. Это очень хорошо для второй лиги.

– Откуда в Индонезии 35 тысяч на футболе? В Москве, например, футбол редко столько собирает.

– Индонезийцы обожают футбол! Причем и мужчины, и женщины, и дети. Поэтому постоянно полные стадионы. Пустые места есть только в низших лигах.

Болельщики «Динамо» в этом сезоне расстреливали команду из пейнтбольных ружей прямо на базе. В Индонезии с болельщиками как?

– Они очень уважительно относятся к игрокам. Такого не допускают. Иногда происходят стычки между самими болельщиками прямо на матчах или после них. Фанатских группировок много, каждая поддерживает свой любимый клуб.

– Насколько серьезны эти стычки?

– В основном все на кулаках. Кто-нибудь крикнет оскорбительную речовку в адрес команды соперника, и начинается: «Ты что?» – «А ты что?». И полетели пластиковые бутылки с водой. А иногда и до драк на трибунах доходит.

Тут люди от мала до велика бредят футболом. Например, если индонезийцы встречаются с друзьями, то сначала обсуждают бытовые, житейские проблемы – и постепенно переходят на футбол. Фан-группы живут как одна большая семья, все помогают друг другу. Но болельщики моего клуба тихие – скандируют кричалки, танцуют, бьют в барабаны. А как матч заканчивается, все на поле выбегают.

– А можно?

– Почему-то здесь можно. Поэтому мы после игры сразу в подтрибунку забегаем. Я как-то против сборной Индонезии играл товарищеский матч на небольшом стадионе, но он был полный болельщиков – тысяч десять. Кто не попал на стадион, находились за ним, а самые отважные сидели на стенах стадиона или на крышах домов, которые были неподалеку. Матч закончился, и – я не знаю, где полиция была – все выбежали на поле! Яблоку некуда упасть было.

Причем каждый болельщик думает, что это его команда, что он директор клуба и тренер одновременно. Он может подойти к тебе и сказать: «Слушай, ты должен делать это или сделай так». Серьезно, я был удивлен – подходит непонятный человек и начинает учить тебя уму-разуму.

– Я видел фотографии, на которых вы забирались к фанатам на трибуны поболеть.

– Не на трибуны. Там постамент есть, специально для лидера фан-движения. Он постоянно на нем находится и заводит всех болельщиков, своеобразный командир с рупором. После победной игры я к ним подошел поблагодарить за поддержку, мне дали шарф – и все, мозги отключились, я полез с ними праздновать.

«Я ПРИШЕЛ В КЛУБ, А ЧЕРЕЗ ПОЛСЕЗОНА ЭТУ ЛИГУ ПРИКРЫЛИ»

– Давно вы переехали?

– Я тут третий год, но только с этого сезона официально. По документам все так, как будто я впервые в Индонезии.

– А раньше как же?

– Беда в том, что раньше я и понятия не имел, что «Соло» выступает в неофициальной лиге. ФИФА эту лигу не признавала. Деньги вовремя платили, иностранцы в лиге были приличные – игроки сборных Сингапура, Камеруна, Нигерии; Амарал – призер Олимпиады в составе сборной Бразилии и чемпион Бразилии; Ли Хендри, который десять сезонов провел в «Астон Вилле»; Жарко Лазетич – чемпион Сербии в составе «Партизана»; бывшие игроки молодежных сборных Австралии, Южной Кореи, Болгарии. Поэтому жаловаться было не на что. Только вот через полсезона они лигу прикрыли. Затем несколько месяцев перерыва. Когда начались просмотры в официальном чемпионате, агент вроде бы уже нашел мне новую команду. Я обрадовался, но не тут-то было. Местная футбольная федерация проспала окно для передачи МТС (Международный трансферный сертификат – Прим.ред.), и меня ни одна команда не могла подписать. Еще полгода выжидания…

– Как это «они лигу прикрыли»?

– Дело в том, что несколько лет назад в футбольной организации Индонезии были выборы президента. Претендовали два кандидата – два очень влиятельных и богатых человека. Один выиграл, другой проиграл. Проигравшему сдаваться совсем не хотелось, и он в 2011 году создал Премьер-лигу – в дополнение к уже существовавшей Суперлиге. Потом эти две лиги надумали объединить, и для этого Премьер-лигу остановили после первого круга – получается, смысла в ней уже никакого не было. Однако объединению не суждено было осуществиться – с 2012 года ФИФА признала официальной именно Премьер-лигу, а Суперлига сейчас как любительский чемпионат.

– Вас это все не смущало, когда вы приехали в Индонезию?

– Да я вообще в то время не понимал ничего. Приехал счастливый: дали денег, отель красивый, стадион, поле – все что хочешь, только играй.

Постепенно все стало налаживаться, я поехал в команду из первой лиги. Просидел там два месяца, пришел мой трансферный сертификат, отыграл один матч – и все, чемпионат закончен. Пришлось вернуться в Россию, провел пять месяцев во Владивостоке с семьей, потом снова в Индонезию, и вот только сейчас играю официально.

– На что вы жили, пока сидели без клуба?

– В Индонезии все намного дешевле. Да и кое-какие сбережения были – вот и жил. На все хватало. Целыми днями тренировался, а иногда играл в мини-футбольных полулюбительских турнирах. Призеры получали медали, кубки и деньги. Тяжело было, но есть Бог на этой земле.

– Сколько стоит снять жилье в Индонезии?

– Смотря что. Они обычно живут в частных домах. Снять хороший, двухэтажный дом будет стоить где-то 2500 долларов в год.

facebook

– Быстро вы освоились в Индонезии?

– Местное население очень приветливо к иностранцам относится. Если что-то нужно, они объяснят, отведут, помогут. При этом им не нужны никакие деньги, они даже обидеться могут, если вы попытаетесь им заплатить. Индонезийцы просто счастливы, что бескорыстно помогли иностранцу. После России, где я настороженно относился ко всему и всем, никогда не доверял никому, я в мои первые индонезийские дни ходил и думал – как тут все наивно и честно. Но сейчас уже привык. В каждой стране свой менталитет. Индонезийцы дружелюбные и гостеприимные.

– Язык легко дался?

– На самом деле, очень легкий язык. Я через два-три месяца мог что-то примитивное объяснить. А сейчас уже практически как по-русски разговариваю.

– В России легионеры, которые не учат русский, любят задвинуть что-то пафосное про язык футбола. В Индонезии вы как с тренерами общаетесь?

– Тренеры здесь в основном местные, они по-английски не очень хорошо разговаривают, знают только некоторые слова. Поэтому я сразу понял, что нужно учить их язык. Кстати, в начале 90-х годов сборную Индонезии тренировал советский тренер Анатолий Полосин. У них есть свой чемпионат Юго-Восточной Азии, проводится он каждый год. В нем играют Таиланд, Вьетнам, Камбоджа, Лаос, Малайзия, Мьянма, Сингапур, Бруней, Тимор Лесте, Индонезия… Индонезийцы давно его уже не выигрывали, со времен Полосина как раз. И мой нынешний тренер работал с ним, будучи еще футболистом. Он мне много про него рассказывал, что сборная тогда по четыре раза в день тренировались! Полосин как только ни кричал на них, что только ни говорил! Дисциплина жесточайшая была – но это того стоило, они выиграли тот чемпионат. Все уважали тренера, даже боялись.

А в «Соло» был тренер вратарей, который выступал в сборной во времена Полосина. Как-то раз мы с женой вдвоем стояли возле офиса клуба, а он подходит и выдает: «Сергей! Это катастрофа!»

– Вас сейчас тоже по четыре раза в день гоняют?

– Тренер у нас квалифицированный. Он в сезоне по одной тренировке проводит, изредка – по две. Тренировочный процесс мне нравится. Лучше, чем когда я был в «Соло». Там тренировал серб Бранко Бабич, у него каждый день было две тренировки – утром беготня, вечером с мячом. На беготне некоторые местные ребята валились без сил или начинали идти пешком.

– Там же жара и влажность, как вы это переносили?

– Поначалу очень тяжело. В первую неделю думал, умру. Со временем организм адаптируется, привыкаешь. Сейчас нормально уже.

Но сербов я перестал любить. В «Луче» были два серба – хорошие ребята. Я начал думать, что все сербы такие. А в «Соло» тренер за полгода только один раз спросил перед игрой: «Сергей, как ты? Как спалось?» Он постоянно разговаривал только со своими двумя игроками-сербами. Один из них в «Волыни» из Луцка играл, а другой в «Партизане». Эти два человека просто перевернули мое мнение о сербах – они такие самовлюбленные! Все для них не так! Если дашь пас хотя бы на один метр в сторону, они останавливаются и начинают откровенным матом тебя покрывать. У нас почти дошло до драки, тренер и ребята местные разняли. Они возомнили себя суперпуперфутболистами, лучше чем Месси и Роналду. Не понимаю таких людей. Проще нужно быть.

– Кстати, вот вопрос, который должен быть в каждом футбольном интервью: кто лучше, Месси или Роналду?

– Да уж, сейчас культ Месси и Роналду, все только и думают, кто круче. Мое мнение – их нельзя сравнивать. Да, Месси сейчас лучший футболист в мире, получил Золотой мяч, но все восхищаются и Роналду тоже.

– То есть, вы уходите от ответа?

– Я не могу сказать, кто лучше. Егор Титов лучше всех для меня! Кумир моего детства. Я с детства болею за «Спартак», я с детства мясо.

AFP

– Какое главное шок-воспоминание от трех лет в Индонезии?

– Для меня прямо шоком было вот что. В России как – едем в автобусе на игру, все ребята слушают музыку, все настраиваются, редко увидишь, чтобы кто-нибудь улыбнулся. А здесь все наоборот – музыка на полную катушку, все танцуют в автобусе, кричат, поют. Я сижу, смотрю, мне говорят: «Сергей, ты что не улыбаешься, давай потанцуем!» Я отвечаю: «Вы чего, ребят, эй! Я настраиваюсь на игру, не трогайте меня!»

– А перелеты? Индонезия же больше Европы по протяженности.

– Перелеты – часов шесть самый продолжительный. Из Джакарты в город Джаяпура, это остров Папуа. Но по сравнению с рейсом Владивосток-Москва…

– Вы на чем больше перемещаетесь?

– Если едем на выезд – шесть часов на автобусе до города Медан, потом из Медана в Джакарту на самолете, и из Джакарты уже в нужный город.

– Сколько в сумме вы добираетесь на матч?

– Около месяца назад мы были на выезде в восточном Калимантане. Я засекал время, получилось около тридцати часов в дороге.

– Владивосток-Москва – это ерунда же.

– Вот именно! Это я просто тренировался, получается, в России.

– За три года не устали от Индонезии?

– Мне здесь нравится. Доиграем чемпионат, а дальше видно будет. Получу предложение – останусь здесь, нет – буду искать новое место работы. У меня сейчас агент африканец, он очень авторитетный в Индонезии, один из топовых. Все, что говорит – все делает. А с местными агентами я работать больше не хочу.

– Это после того, как они пристроили вас не в ту лигу?

– Да. Агент наговорил мне тогда – ты мне как брат, ты сейчас моя семья… А в концовке получилось не очень хорошо.

– На деньги кинул?

– Подъемки чуть-чуть порезал. А потом, когда у меня был простой в несколько месяцев, я ему говорю: «Слушай, у меня сейчас деньги закончатся, что я должен делать?» – «Да ты не переживай, мы же семья, ты позвони, я тебе вышлю». Я ему звоню – а этот нехороший человек не берет трубку и не отвечает на смски. Потом по местному телевидению показали, как я со сборной Индонезии играл – и он сразу же позвонил, начал извиняться. Я сказал: «Если не хочешь проблем, забудь меня, пожалуйста».

– Больше с кидалами не сталкивались?

– У меня была проблема с визой – получилось так, что она была просрочена на десять месяцев. Все команды в Индонезии делают следующим образом: если иностранец подписывает контракт, они организуют визу. Но моя вторая индонезийская команда «Персикаб» почему-то ничего не сделала. Меня устроил в нее тоже местный агент. После подписания контракта агент сказал – ты не волнуйся, у меня все схвачено, есть друг в иммиграции, я все сделаю. Он взял паспорт, взял деньги – и пропал.

– И как жить в Индонезии без паспорта?

– Да нормально. На самом деле, паспорт нужен здесь, только если собираешься лететь в другую страну. На местных авиалиниях достаточно копии. Я звонил-звонил этому агенту, но он не брал трубку. Потом как-то раз взяла его жена, говорит: «Он на операции в больнице, все плохо, чуть ли не умирает». Нашла кого дурачить – русских-то не проведешь. Ну, я и говорю ей: «В общем, так, у вас есть время до понедельника. Если вы не вернете мне мой паспорт (и тут я чуть-чуть соврал), я представитель русской мафии, у меня есть связи в криминальном мире, берегитесь!» В понедельник приезжает какой-то школьник, отдает паспорт. Естественно, визы нет, денег тоже…

facebook

– Как там уровень чемпионата?

– Уровень? Вторая лига. Точно. Может быть, первая пятерка команд – примерно как середняки нашей ФНЛ. Но они все очень быстрые. Физподготовка хорошая. Иногда смотришь на игрока, вроде бы он уставший, а на 90-й минуте как побежит!

– Вы там как Гулливер среди лилипутов смотритесь?

– В каждой команде есть высокие ребята. В сборной Индонезии, например, играет парень с ростом 196 см. Центральных защитников ищут высоких – за 185 см. Крайние защитники бывают действительно метр с кепкой.

У нас в «Соло» как-то была проблема. Левый защитник был травмирован, и мне пришлось играть слева. Попался крайний полузащитник – парень из сборной Индонезии, мне по плечо. Но он словно летал по полю! Я только в подкатах и успевал пластаться.

– Шустрые.

– Ну да, еще как. И футбол не как у нас. Не знаю, как во второй лиге на западе, а во второй лиге на Дальнем Востоке футбол бей-беги. В Индонезии же стараются играть, как в лучших чемпионатах Европы.

– Объясните конкретнее.

– Стиль, что ли, другой. В каждой стране есть же свой определенный стиль игры. Нужно подстраиваться. Если не подстроился – ищи новую работу. В прошлом году здесь играл Маркус Бент. Приехал, полсезона побегал, уехал домой. Забил всего два гола.

– В Индонезии во всех командах есть отдельные тренеры по физподготовке, тренеры вратарей?

– Естественно, как и должно быть в профессиональном футболе, все это есть. Но вот только в моей нынешней команде за все отвечает тренер. Его ассистенты лишь фишки помогают расставить, по-моему.

– А почему у вас так?

– Не знаю, я тоже удивлен. Но это лучше, чем в моей прошлой команде – там даже доктора не было. Один парень подвернул голеностоп. Массажист приходил каждый день, делал ему массаж – местный, индонезийский, с какими-то там маслами. Я говорю ему: «Вольтарен нужен, физиопроцедуры, укол на худой конец». А он мне – массаж все лечит.

facebook

– Посоветуйте, как человек, знающий Индонезию, куда ехать, если не на Бали и не в Боробудур.

– В Джакарте есть парк «Таман Мини», там представлена культура каждого из пяти крупных островов Индонезии. На самом деле, я не очень люблю Джакарту. Огромное количество людей, суета неимоверная. Москва отдыхает по сравнению с Джакартой. В Джакарте проживает 36 миллионов! А во всей стране – примерно 240 миллионов человек. У меня есть один знакомый из «Соло», он в семье ребенок номер 12. В Индонезии с этим борются сейчас, рекламу показывают: «Два ребенка – это хорошо».

– Куда еще кроме Джакарты?

– В городе Джогджакарта есть памятник древнего буддизма Прамбанан – что-то типа Боробудура. Вулканов очень много, мы с женой были на Мерапи – он еще действующий, извержение было года два-три назад. Остров Комодо – я там не был, к сожалению, но читал много, передачи смотрел, замечательное место. Остров Ломбок рядом с Бали.

А в горах на острове Папуа до сих пор сохранились люди, которые любят кушать других людей. К ним ездить не надо. Кстати, самое вкусное место у человека – это ладонь и ягодицы. Это нам гид на Папуа рассказывала.

– И часто вы гостили на Папуа?

– Там тренер был – Сергей Дубровин, молдаванин. Оно вот как получилось. Сижу я в отеле в Соло. Звонок: «Здравствуйте, это Сергей Всеволодович Дубровин». Я был наслышан о нем от местных игроков и тренеров, они мне говорили, что тренер отличный, чемпионом Индонезии был в свое время.

И вот он мне звонит: «Я сейчас подписал с командой на Папуа, прилетай». Прилетел, все здорово, все устраивает, местные игроки хорошие, тренер замечательный. Как дома себя почувствовал. Позже подъехал чех, по-русски разговаривал – в Украине играл. Белорус должен был прилететь. В общем, здорово – все русскоговорящие играли бы.

До меня в обороне играл аргентинец. Тренер рассказывал: «Да он слабый, я его отчислил уже, даже не смотрел. Ты будешь играть, однозначно». Утром сидим, пьем кофе. Смотрю – приезжает аргентинец с семьей, с чемоданами. «Всеволодович, это что такое?» – «Я не знаю». Оказалось, этот аргентинец в Джакарте подписал контракт с менеджером, который взял и наплевал на мнение тренера. В итоге я, чех и белорус не остались в команде.

Позвал Дубровин меня в комнату, все рассказал, достает коньяк: «Будешь пить?» – «Нет, спасибо». Пришлось возвращаться к другу домой, а тренер там побыл два месяца и отправился в Молдову. Рассказывал, что надурили в той команде. Везде дурят, везде…

– Ну вы держитесь.

– Русские не сдаются! Все нации вымрут, а мы выживем.

– И выиграем чемпионат мира по футболу.

– Деваться будет некуда, придется выигрывать.

facebook

0
0